Олег Кузнецов: У спецслужб России и Турции появился общий враг

20 декабря 2016 22:35

Интервью Day.Az с известным российским политологом Олегом Кузнецовым.

- В последние дни анонсировалось начало многообещающего процесса по урегулированию в Сирии между Россией, Турцией и Ираном. Может ли убийство российского посла быть связано с этими развитиями?

- Безусловно, да. Так считаю не только я, но и все трезвомыслящие аналитики, с публикациями которых мне довелось ознакомиться в последние часы. Это убийство - не просто террористический акт в отношении российского дипломата и вообще посольства Российской Федерации в Турецкой Республике, а циничная террористическая атака на весь процесс мирного урегулирования в регионе Большого Ближнего Востока, который создатели и истинные хозяева "ИГ" хотели превратить в арену третьей мировой войны.

Хронология убийства российского посла в Анкаре накануне встречи министров иностранных дел России, Турции и Ирана в Москве по вопросам мирного урегулирования в Сирии и по ситуации в Алеппо после того, как сирийские правительственные войска взяли под свой контроль этот крупнейший сирийский город, не является случайным совпадением. Этот террористический акт был призван сорвать эти переговоры и вбить клин между союзниками по антитеррористической коалиции в Сирии. Однако переговоры состоялись, и они будут лучшим памятником Андрею Карлову, который приложил много усилий к тому, чтобы Россия и Турция были близкими друзьями и партнерами.

- Как случившееся отразится на турецко-российских отношениях, и без того переживших серьезные потрясения? Не вызовет ли это новой волны антитурецких настроений в России?

- Я уверен, что нового обострения в российско-турецких отношениях не будет. Не стоит забывать, что в соответствии с нормами международной Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов от 14 декабря 1973 года, посягательство на жизнь и безопасность дипломата - это террористический акт, поэтому за его совершением не может стоять правительство или спецслужбы Турции, которые в настоящее время сами ведут активную борьбу на своей территории с международным терроризмом, неся ощутимые человеческие и материальные жертвы в результате атак террористов.

Это прекрасно понимают в Москве, а поэтому ни один из российских политиков первого или второго эшелона не высказал ни одного слова ненависти или неприязни в адрес Турции, ее руководства или народа. Да и в российском обществе сегодня объективно нет антитурецких настроений, поэтому я не вижу предпосылок к тому, чтобы отношения между двумя странами вдруг резко ухудшились. Наоборот, я думаю, что убийство российского посла в Анкаре только усилит российско-турецкое взаимодействия хотя бы потому, что у спецслужб двух наших стран появился общий враг, которого надо выявить и уничтожить. Я более чем уверен, что директор ФСБ России уже получил соответствующее распоряжение президента Владимира Путина и начал его исполнять.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров на встрече со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу, состоявшейся 20 декабря в Москве, назвал убийство российского посла в Анкаре "подлым террористическим актом" и высказался в том духе, что Россия и Турция должны объединиться еще больше против общего врага. По сути, он сказал то же, что и я. Так должны думать все трезвомыслящие люди, столкнувшиеся с терроризмом: надо объединиться, чтобы победить. Плохо, когда дружба народов подпитывается кровью погибших дипломатов, но именно такая дружба бывает максимально крепкой. Общие для России и Турции враги узнают это очень скоро

- Кто, по-вашему, мог быть наиболее заинтересован в этом теракте?

- Я долгое время готовил сотрудников для российских правоохранительных органов и спецслужб, а поэтому профессиональная этика (или хотя бы ее остатки) не позволяют мне говорить на этот счет раньше того, как это сделает официальное следствие. Несколько лет назад по роду своей прошлой службы я знакомился с работой турецких правоохранительных органов и не понаслышке знаю, что они в своей стране обладают очень высокими оперативными позициями, благодаря чему способны собрать любую информацию о человеке в считанные часы, тем более что в случае с терактом действия спецслужб освобождаются от этических требований проявления гуманизма к преступникам. Я уверен, что уже в ближайшие часы, максимум дни, мы получим всю информацию на этот счет.

Хотя имеющиеся на данный момент данные уже позволяют сделать самые общие и первоначальные выводы. Уже известно имя террориста - им был экс-полицейский Мевлют Мерт Алтынташ, уволенный из правоохранительных органов сразу же после неудачной попытки государственного переворота в июле этого года. Велика вероятность того, что он был нурсистом, или, как минимум сторонником Гюлена и его религиозной секты, а также был как-то связан с руководством путча на базе ВВС НАТО в Инджирлике. Если это так, что вполне понятно, то за убийством российского посла в Турции стоят те же силы и люди, кто организовывал попытку государственного переворота летом этого года. Однако еще раз повторюсь, что эти слова - только мои предположения, а как обстоит дело в реальности, должно установить следствие. Как говорится, "следствие установит, вскрытие покажет", раньше этого все слова - лишь предположения.

- Убийства дипломатов практикуются не только исламистами, но и армянскими националистами. Это хорошо прописано в вашей книге, посвященной армянскому терроризму...

- В данном террористическом акте лично я пока не вижу пресловутого "армянского следа", но ответ на этот вопрос, еще раз повторюсь, должно дать официальное расследование. Это не обсуждается.

Вместе с тем, вы правы, что армянские террористы на протяжении ХХ века не раз практиковали тактику убийств турецких дипломатов в разных странах мира, от Югославии до США. Но для них эти убийства преследовали скорее не политическую, а меркантильную цель сбора средств с армянской диаспоры на финансирование своих организаций и собственной безбедной жизни. Например, лидер АСАЛА Акоп Акопян владел в Афинах виллой и восемью квартирами, которые приобрел на средства, собранные диаспорой на финансирование террористических актов, за что в 1987 году был убит собственными подручными.

Но в Анкаре мы имеем дело, скорее всего, с фанатиком-одиночкой, которому его кураторы или промыли мозги, или накачали нейролептиками для экзальтации его действий, и его действия никак не похожи на почерк армянских террористов. Поэтому я думаю, что следы этого террористического акта приведут не в Ереван, а за океан. Я так думаю.

Лейла Таривердиева