Омар Эльдаров о том, как создавались самые известные памятники в Баку - ФОТО

18 сентября 2016 22:15

Омар Эльдаров - азербайджанский скульптор-монументалист, заслуженный деятель искусств, народный художник, действительный член Национальной академии наук Азербайджана, действительный член Российской академии художеств, ректор Азербайджанской государственной академии художеств, академик.

Омар Эльдаров - это человек-легенда. Отчасти потому, что его величественные скульптуры вот уже много лет украшают наш город, отчасти от того, что он никогда не боялся сказать новое "слово" в своем творчестве.

Мне кажется, у азербайджанского народа очень высокая генетическая предрасположенность к изобразительному искусству и музыке. Классическая азербайджанская музыка началась с Узеира Гаджибейли. Именно он первым, не только в нашей стране, но и во всем мусульманском мире, создал нотную музыку, оперу, оперетту, симфонию. Конечно, у нас и раньше была народная музыка, но он придал ей совершенно другое звучание, необходимое для исполнения симфоническим оркестром.

В какой-то мере, это относится и к изобразительному искусству. В мусульманском мире те формы искусства, которые мы имеем на сегодняшний день, зародились, начиная с Бахруза Кенгерли, Азима Азимзаде и других, именно в нашей стране. Потом был послевоенный период, появились такие художники, как Саттар Бахлулзаде, Микаил Абдуллаев и т.д.

Хочу отметить, что в изобразительном искусстве Азербайджан делает большие успехи. Новое поколение художников и скульпторов - очень сильное, все они обладают невероятным талантом. Это я могу наблюдать, как ректор Академии художеств.

Огромную роль в развитии нашей культуры и искусства играет Фонд Гейдара Алиева. Об этом известно не только в нашей стране, деятельность Фонда, возглавляемого Первой леди Мехрибан Алиевой, всесторонняя и многообразная, она распространяется и на другие страны. Довольно много внимания уделяется сохранению культурных и исторических ценностей. А какой толчок был дан развитию мугамного искусства! Немало делается и для развития изобразительного искусства, открываются новые возможности, появляются различные модернистские тенденции.

Для развития общества и культуры необходим мультикультурализм. Культуры должны обогащаться, перенимая друг у друга самое интересное. К примеру, в изобразительном искусстве каждой страны есть свои традиции, в то же время, есть много и заимствованного, что только расширяет его границы. Существует множество примеров, когда восточная культура повлияла на западную, и наоборот, и это взаимообогащение необходимо. Главное, при этом сохранить свою уникальность. Если рассматривать с этой точки зрения азербайджанский ковер, то можно обратить внимание, с какой осторожностью в его узор внедряют что-то новое, чтобы не разрушить саму специфику.

Моя линия творчества - в реалистическом направлении. Хотя в молодые годы я увлекался и другими направлениями, но не очень сильно. У меня нет работ, в которых техника противоречит традициям. Я всегда стремился, чтобы моя работа была реалистической, но при этом казалась новой, где-то неожиданной, а это очень трудно. Конечно, некоторых смущает подобные работы, не всегда это воспринимается положительно, но, все-таки, это необходимо. К примеру, такая традиционная форма, как обелиск, при его создании можно внести что-нибудь неожиданное в содержание или построение, и форма сразу же станет намного интереснее.

Одна из моих первых монументальных работ - памятник Натаван, созданный в 1960 году. Мы привыкли, что памятник должен прямо стоять или сидеть на пьедестале. Я решил создать образ иначе, чтобы рука поэтессы слегка касалась подбородка. Дело в том, что у Натаван были всего две фотографии. На обоих снимках она сидела в такой позе. Тогда я решил, если она позировала именно так, значит, для нее это характерно. К тому же, я подумал, что необходимо внести разнообразие в создание монументов. В то время такой поступок был дерзостью (улыбается).

Другая моя большая работа - памятник Физули. Я решил взять большой камень, на котором изобразил сцены из наиболее популярного произведения поэта - "Лейли и Меджнун". А наверху - сам поэт, в задумчивой позе. Идея этой композиции была моя, памятник создавался для республиканского конкурса, и мы с соавтором Токаем Мамедовым взяли первое место за этот монумент.

Когда я работал над памятником Гусейна Джавида, мне тоже хотелось, чтобы это было что-нибудь необычное. Я знал, что он драматург, затрагивающий в своем творчестве философские, исторические и политические темы. И при всем при этом, Гусейн Джавид был романтиком. Когда я получил этот заказ, то начал глубоко изучать его жизнь и творчество. Надо отметить, у него была довольно тяжелая судьба, его сослали, драматург трагически погиб. Гусейн Джавид жил в период революции, и это не могло не затронуть его. Его считали аполитичным, т.к. в своих произведениях Джавид недостаточно затрагивал тему революции.

Все это мне захотелось отразить на памятнике. Я поставил драматурга на небольшой пьедестал и заключил в круг, некий круговорот, бурю, в которую ему довелось попасть. Но, тем не менее, он у меня романтично настроен, поэтому в одной руке держит розу, в другой - трость.

Никогда не забуду реакцию Общенационального лидера Гейдара Алиева на эскиз памятника Гусейну Джавиду. Он поручил мне создание этого монумента, и, наверно, ожидал увидеть что-нибудь традиционное. Мой эскиз его удивил, но после того, как я объяснил ему смысл своей задумки, его это впечатлило, и Гейдар Алиев дал добро на то, чтобы памятник создавался именно таким образом. Думаю, был бы на его месте другой человек, мне бы не удалось воплотить свою идею в жизнь.

Понятие "упущенные возможности" бывает двух видов. Бывает, человек что-то хотел сделать, но по каким-то причинам ему это не удалось. С этим сталкивается любой человек, и в моей жизни такое нередко бывало. Второй вариант - это когда человеку не дают что-то совершить. Опять, возвращаясь к памятнику Гусейну Джавиду, хочу подчеркнуть: если бы тогда Гейдар Алиев не принял мой эскиз, я не имел бы возможности осуществить свою задумку.

Такое со мной случалось нередко - заказчик выбирал самый непротиворечивый, другими словами, неинтересный вариант. И мне приходилось с этим мириться.

С такой ситуацией я столкнулся, когда создавал прижизненный памятник Ихсану Дограмаджи. Дограмаджи - турецкий врач-педиатр и общественный деятель. Он многое сделал для своей страны. Ихсан Дограмаджи создал в Анкаре большой студенческий городок, который называется Билькент. Для этого памятника я подготовил два эскиза, один - в традиционной форме, а второй заключал в себе особую задумку. По моему замыслу, в нижней части пьедестала должна была быть маленькая девочка, которая тянет руки вверх, как бы прося о помощи. Наверху должен был находиться сам Дограмаджи, который протягивал свои руки к девочке, чтобы помочь ей. Именно этот вариант и понравился самому Ихсану Дограмаджи. Однако его старший сын настоял на том, чтобы монумент был выполнен в традиционном виде. Что я и сделал. Памятник  установлен на территории университета в Билькенте.

Работа скульптора в каком-то плане похожа на деятельность архитектора. В обоих случаях не получится что-либо создать, если не будет заказов. Главное в работе скульптора - чтобы совпали интересы заказчика и задумки мастера. В начале это просто заказ, о котором ты раньше и не думал, а уже потом ты стараешься войти в нужную тему как можно глубже.

Вообще, скульптура - вещь малословная, в которой не хватает изобразительных средств, чтобы как следует передать все, что необходимо. В живописи и архитектуре этих средств намного больше. Скульптор обязан быть скупым, он может передать только форму, и больше ничего. Конечно, многое зависит от материала. Например, бронза дает больше возможности для различных приемов. Но выбор материала всегда зависит от того, какой будет скульптура.

Зулейха Исмайлова