"Азербайджанский блогер Мехман Гусейнов две недели голодает", "Блогер Мехман Гусейнов на полпути к смерти", "Врачи сделали инъекции, чтобы он пришел в себя"...

Обычный, скорее заурядный, чем "феноменальный", как его усиленно пытаются преподнести аполитичные оппозиционные политики и заграничные держатели давно обесценившихся акций местной оппозиционной сдувшейся тусовки, блогер Мехман Гусейнов ныне превратился в живую статую "несгибаемости".

Председатель ПНФА Али Керимли и руководитель приснопамятного, дышащего на ладан "Национального совета оппозиции" Джамиль Гасанли опять впали в "благородный гнев", смахивающего на истерию, вопят о "железной пяте диктатуры, не желающего освободить безвинно осужденного молодого борца".

В социальных сетях творится сущий шабаш - радикальные элементы оппозиционного болота сплотились вокруг очередной фигуры, без устали пишут, делятся фотографиями, кричат, угрожают, сыплют оскорблениями и все эта вакханалия экспонатов местного паноптикума преследуют вполне определенную, ясную цель - как можно сильнее, больнее и явственнее навредить самим себе.

Ведь они идентифицируют себя с борцами, а власть - со страной.

Адвокат Шахла Гусейнова сообщила о том, что якобы проводящий в колонии N 14, Баку сухую голодовку видеоблогер Мехман Гусейнов находится в критическом состоянии. Она вместе с коллегой Фуадом Агаевым встретились с Гусейновым в колонии 28 декабря. Мехман голодает, чтобы предотвратить второе уголовное обвинение и суд против него накануне завершения первого срока заключения. 26 декабря против блогера в колонии начато расследование. Ему предъявили обвинение по ст. 317.2 (нарушение нормальной деятельности учреждения по отбыванию наказания или СИЗО) УК. М Гусейнову вменяют применение силы против сотрудника колонии Али Абдалова, не представляющей опасности жизни и здоровью. По этой статье Гусейнову грозит от 5 до 7 лет лишения свободы. B тот же день Гусейнова поместили в карцер, и он начал голодовку. До выхода на свободу по первому сроку ему осталось 2 месяца. По официальной информации, 26 декабря в колонии №14 у заключенного Мехмана Гусейнова обнаружили наличные деньги в размере около полтысячи манат, произошел конфликт, заключенный избил офицера и устроил погром в кабинете. Первый срок ему присудили за поклеп на начальника полиции. Мехман заявил о том, что в полиции его избили, полисмен подал в суд и блогера поместили в заключение на два года.

"Мехман не принимает ни пищи, ни воду, отвергает обвинение. Он рассказал, что сотрудник колонии сам упал на пол и стал кричать, что "он ударил меня", - рассказала адвокат. "Мехмана привели к нам на встречу, держа за руки с обеих сторон. Он не мог самостоятельно ходить, был очень слаб, объявил, что будет голодать до смерти, если незаконное дело не будет прекращено", - отметила адвокат.

Врачи утверждают, что во время сухой голодовки необратимые процессы начинаются в организме на третьи сутки. А спасти человека после пяти‑семи суток сухой голодовки очень сложно. Основная опасность при так называемой сухой голодовке - обезвоживание организма (дегидратация), потеря воды ниже физиологической нормы.

"Если это будет не сделано, или блогер не прекратит голодовку, он умрет", - вопит Али Керимли. "Свободу узнику совести, замученному в застенках", - вторит в гневе Джамиль Гасанли.  Бьются в истерике разночинцы оппозиционной шушеры и гвардейцы диванных войск, строчат в Фейсбуке и Инстаграме.

По их словам, Мехман Гусейнов на полпути к смерти и если не будет принято решение о его досрочном освобождении, а также о прекращении уголовного дела против него, то он, блогер Гусейнов, не прекратит голодовку и умрет.

"Трагедия на совести власти от начала до конца, который еще не наступил, но приближается", - сокрушаются параноики лжедемократии и закомплексованные фрики социальных сетей.

... Оказывается, Мехман Гусейнов есть и речь не о его физическом существовании, а о приеме пищи.

Члены Национальной превентивной группы (НПГ) уполномоченного по правам человека в Азербайджане посетили Бакинский следственный изолятор.

В рамках посещения с участием руководителя НПГ и врача был в конфиденциальном порядке принят и содержащийся здесь Мехман Гусейнов, выслушано его обращение, врач учреждения ознакомился с состоянием здоровья М.Гусейнова.

В результате обследования стало известно, что Мехман Гусейнов принимает пищу, получает посылки, находится под ежедневным наблюдением врача, состояние здоровья нормальное.

Письменное обращение М.Гусейнова омбудсмену передано на рассмотрение в Генпрокуратуру.

То есть заключенный Мехман Рафиг оглу Гусейнов не проводит акцию голодовки, состояние его здоровья нормальное.

Он принимает и еду, и питье, встречается со своим адвокатом, связывается по телефону с родными.

М.Гусейнов всего сутки (!) проводил акцию голодовки. Уже на следующий день после объявления голодовки он начал принимать и еду, и питье, в связи с чем был составлен соответствующий акт, который подписал и сам Мехман Гусейнов. Состояние здоровья, заключенного нормальное, он полностью пользуется предоставленными ему законом правами.

Напомним, что М.Гусейнов был арестован 3 марта 2017 года. Решением Сураханского районного суда Баку он был признан виновным по статье 147.2 УК АР и приговорен к 2 годам лишения свободы.

Уголовное дело в отношении Мехмана Гусейнова было возбуждено на основании жалобы начальника Управления полиции Насиминского района Баку Мусы Мусаева, обвинившего его в клевете.

Немногочисленные сторонники Али Керимли и Джамиля Гасанли, а также субьекты политического подземелья утверждали, что Мехман Гусейнов вот ни за что, ни за какие коврижки не будет принимать пищу. "Его не так-то легко сломать", - бахвалились несчастные в своем невежестве "герои" социальных сетей.

Когда же выяснилось, что блогер все-таки принимает пищу и прекратил голодовку, сперва встрепенулась адвокат, с ходу заявив, что-де "его кормят насильно". Далее все пошло по накатанной колее и по испытанному сценарию: начался вой о том, что оказывается, блогера чуть ли не пинками принуждают к приему пищи. А он сопротивляется, ну да, выплевывает, но не знающие милосердия заплечных дел мастера силой пихают куски в рот захлебывающегося молодого человека.

Сбежавшие заграницу в поисках куска пожирнее индивиды, слезно просившие политического убежища в стране пребывания и получившие желанное ценой услужения вполне знакомым нам структурам и организациям "блогеры" также беснуются, утверждая, что М.Гусейнов подвергается насилию, так как его принудительно кормят.

Сирым и несчастным в своей непроходимой тупости антигероям социальных сетей невдомек, что даже если их утверждения правдивы, то руководство учреждения по отбытию наказания №14 никоим образом не нарушает закон. Причем, не только законы Азербайджана, но и международные правовые акты.

Согласно решению ООН, принудительное кормление не является пыткой, бесчеловечным или унижающим достоинство обращением, если существует медицинская необходимость сделать это... и, если способ, которым задержанный подвергается принудительному кормлению, не является бесчеловечным или унижающим достоинство.

А Европейский суд по правам человека в 2005 г. в решении по делу "Невмержицкий против Украины" (54825/00) указал, что меры, такие как принудительное кормление, не могут считаться унижающими достоинство, если они необходимы для спасения жизни человека.

Кому это выгодно?

Безусловно, у тех, кто взялся раскручивать дело Мехмана Гусейнова в социальных сетях, имеются свои мерила совести, чести, порядочности и адекватности. Они бравируют наглостью, ложью, хамством, непорядочностью, глумлением над логикой и совестью.

К примеру, один персонаж сей ярмарки тщеславия, публикует скриншоты своих нецензурных эскапад в профилях депутатов и политиков, не признающих Мехмана Гусейнова за новоявленного Орлеанского Юношу с горячим взором.

Другой хвалится тем, что отправил мессиджы "представителям продажных медиа" и оскорбил их.

Примитивное мышление, банальное хамство и бескультурье, выходы за пределы дискуссии - все это они считают приемлемыми.

"Защитники" М.Гусейнова - как в пределах Азербайджана, так и осевшие за рубежом, кормящие подачками своих хозяев убогие "политэмигранты" - оскорбляют всех тех, кто думает не так, как они. Действуя по принципу "кто не с нами - тот против нас", они доходят до абсурда. Например, они распространяют фотографии лейтенанта юстиции Али Аладдин оглу Абдалова, указывая на него как на "цель".

Абдалов и члены его семьи получают угрозы, оскорбления по телефону, по социальными сетям, их унижают и третируют.

То есть вся эта гоп-кампания, именующая себя "борцами за свободу Мехмата Гусейнова", считает вполне нормальным то, что якобы требуя свободу одному и вопя о принципах демократии, а также прав человека, с легкостью можно угрожать смертью другому человеку, начать кампанию ненависти, подвергать человека и сего семью моральному террору, писать "Вот он, ату его!".

Ситуация доведена до абсурда: из заурядного блогера лепят чуть ли новоявленного Нельсона Манделу. Как иначе объяснить абсурдность фотоколлажа, где М.Гусейнова сравнивают с поэтом Микаилом Мушфигом. Фото это сопровождается воззванием, в котором напоминается о том, что "сейчас, как и в 1937 году многие журналисты, представители интеллигенции и молодежи находятся в тюрьмах".

Ложь, примитивное мышление, кустарная манипуляция и оскорбительное сравнение для памяти великого поэта.

Но попробуйте объяснить это доморощенным либерастам, тем, кто живет с собственном искаженном мире представлений с болезненным и исковерканным восприятием действительности.

Попытайтесь сказать им, что полемику нужно вести, опираясь на факты и реалии - тут же услышите вопли о "продаже властям", вой о "неприятии правды" и етс.

Да, дело М.Гусейнов искуственно раздуто, и вся эта истерия весьма умело управляется из-за рубежа. Ведь публикацию во влиятельной  The Washington Post редакционной статьи, где газета осмелилась угрожать главе Азербайджана и напомнить Баку, что "ничего не сойдет с рук", только по очень большой наивности можно считать случайностью. Авторы статьи, где требуется "незамедлительное освобождение" М.Гусейнова, нарушая все правила журналисткой этики и международного права, в ультимативной форме выдвигают условия Азербайджану.

Случайность? Не думаем.

Мехман Гусейнов не является журналистом и никогда им не был. Но его старший брат, сбежавший в Швейцарию Эмин Гусейнов попытался сделать из него представителя "уличного медиа" по принципу "слепить из того, что было" для формирования имиджа "смелого и опального блогера", дабы младший Гусейнов впоследствии смог уехать из страны в ипостаси "преследуемого по политическим мотивам".

Али Керимли, Джамиль Гасанли, Гюльтекин Гаджибейли, Хабиб Мунзетир, Рамиз Юнус, Севиндж Османкызы, Ариф Мамедов, Хадиджа Исмаилова, Ордухан Темирхан, Турал Садигли, Мухаммед Мирзали, Нахид Джафаров и другие "дети Сороса" проводят шумную, визгливую компанию "поддержки М.Гусейнова" и тещат себя надеждой, что избрали эффективный путь давления на власть страны.

Но их путь алогичен, лишен перспектив и абсурден.

Ведь будь они демократами и борцами за права человека, как сами утверждают, вместо шабаша в социальных сетях и шизоидальной вакханалии потребовали бы рассмотрения жалоб М.Гусейнова на суде. Или же озвучили бы требование расследования новых обвинений против блогера и ситуации с голодовкой международной экспертной группой.

Зачем, если полученные приказы требуют совершенно иного? Иначе зачем блудные отроки Виктории Нуланд вторят неровно дышащему к армянам сенатору Марко Рубио, бравируют статьей в Washington Post?!

Но эти несчастные не хотят понимать, что ставить условия Азербайджану, применить тактику давления и позиции силы в отношении Баку самое бесперспективное дело: Азербайджан неоднократно доказывал, что все кампании очернительства и лжи против нее обречены на провал.

Мехман Гусейнов ныне "герой" для полудохлой, находящейся в клинической смерти оппозиции и инструмент давления на Баку для зарубежных авторов истерики местных политгопников.

Будучи нас свободе, он перестанет всерьез кого-то интересовать.

Как не интересовал и до своего ареста.

Эльчин Алыоглу
Заместитель главного редактора Milli.Az
специально для Day.Az