Известна притянутая за уши концепция "двух армянских государств". Но сегодня пришлось впервые услышать такую несуразицу, как "два армянских народа".

Произнес сие премьер-министр Армении Никол Пашинян в ходе прямого эфира с заседания правительства.

"Есть конкретные силы, которые пытаются внести раскол между двумя армянскими народами", - заявил он.

По всей видимости, Пашинян имел в виду представителей карабахского клана, развернувших сегодня бурную деятельность прямо у него под носом. Попытки засадить за решетку основателя клана Роберта Кочаряна вызвали опасные для "революционного" премьера процессы, продемонстрировав, что клан жив и никуда с политической арены уходить не собирается.

Процессы начались после отстранения от власти карабахского клана, правившего в Армении два десятка лет. Видимость единства Армении и самопровозглашенного образования, созданного на оккупированных ею территориях Азербайджана, сохранялась лишь при правлении карабахского клана. С отстранением же его от власти обозначилась явная пропасть между оккупантами и сепаратистским режимом. И сегодня бывшие выбрали оккупированный Карабах плацдармом для своего возвращения во власть в Армении и "пропаганды против правительства Армении и премьер-министра". Что, конечно, не может не пугать Пашиняна, успевшего уже натворить немало.

От карабахского клана Пашиняна может спасти только Азербайджан

От карабахского клана Пашиняна может спасти только Азербайджан

Как слабый политик, для борьбы с этой серьезной угрозой Никол выбрал популизм. И ударить по карабахскому клану он решил их же "карабахской" картой.

"Изучив все факты, я вижу за всем этим заговор с целью развязать новую войну и, возможно, даже сдать некоторые территории, переложив ответственность на правительство страны. Усматриваю в этой деятельности признаки государственной измены. Как премьер-министр Армении, Верховный главнокомандующий Вооруженными силами предприму самые жесткие меры для предотвращения подобных заговоров", - заявил в прямом эфире Никол Пашинян.

Хотел того Никол или нет, но он фактически обозначил виновных в будущих военных и политических поражениях Армении на карабахском фронте. Этот тезис он будет теперь произносить вновь и вновь, к месту и не к месту, чтобы армянское общество привыкло к этой мысли, а СМИ почаще забрасывали ее в интернет к сведению огромной аудитории Сети. Все должны запомнить, что Кочарян с Саргсяном хотели сдать территории, а он, Пашинян, предотвратил заговор. Как они собирались осуществить свои намерения? Развязать войну.

Примечательно, что в купе с этими обвинениями Никол вдруг заговорил о необходимости парламентского расследования обстоятельств апрельской войны 2016 года. "Думаю, что назрело время для создания парламентской комиссии по расследованию причин событий апреля 2016 года и получения ответа на ряд волнующих нас вопросов", - сказал Пашинян.

Похоже, армянский премьер готов признать огромные потери, которые понесла Армения в результате спровоцированной ею "четырехдневной войны". В свете сказанного Пашиняном, работа комиссии, которую он собирается создать в парламенте по этому вопросу, вытащит на свет все припрятанные кланом факты о кошмарных реальных потерях армянской стороны. Не в интересах истины и правосудия, конечно же, а чтобы обезопасить свою власть. Доказав, что потери времен апреля 2016-го произошли по вине кочарянов, оганянов, саргсянов и их карабахской компании, он может получить передышку. Более того, Пашинян дал понять, что апрельская эскалация была спровоцирована кланом с целью дальнейшей сдачи территорий...

Как бы там ни было, война уже идет - внутри Армении.

Взаимная неприязнь между карабахскими и так называемыми "ереванскими" армянами существовала всегда. Каждый из этих "двух армянских народов" считает себя армянами больше, чем сам католикос Гарегин. При власти карабахского клана вражда отошла на второй план, но ненависть к властям определялась у ереванцев не только их преступлениями против своего народа, но и происхождением. Выходцы из Карабаха, шуртваци, в Армении всегда были чужими и остаются таковыми и сегодня. Последние трения между Ереваном и Ханкенди, в том числе связанные с судом над Робертом Кочаряном, - яркое тому подтверждение.

Интересно, что на фоне обострения с Ереваном сепаратисты заговорили о "восстановлении традиционно дружественных связей" с Москвой". На днях представитель сепаратистского режима Масис Маилян высказался по этому поводу, мол, российские депутаты уже сто лет не приезжают в Карабах, и местным населением это воспринимается не очень хорошо. Американцы и французы, мол, приезжают, а россияне - нет.

"Возможно, дополнительным стимулом для появления комментария Масиса Маиляна о необходимости развивать связи с Москвой стали противоречия между окружением Бако Саакяна и командой премьера Армении", - сказал в беседе с Day.Az российский политический аналитик Михаил Нейжмаков.

Нейжмаков напомнил в этой связи недавний комментарий Никола Пашиняна, что "некоторые пытаются превратить Карабах в очаг контрреволюции", или обмен резкими заявлениями между представителем НК Виталием Баласаняном и пресс-секретарем главы правительства Армении Владимиром Карапетяном.

"Обратим внимание также на реплику председателя постоянной Комиссии по обороне и безопасности Национального Собрания Армении, депутата от правящего блока "Мой шаг" Андраника Кочаряна, заявившего, что силы, потерпевшие поражение на выборах в Армении, попытаются получить политические дивиденды в Карабахе. На этом фоне у команды Бако Саакяна появляется дополнительное основание, чтобы стремиться развивать прямые контакты с Москвой", - сказал российский аналитик.

Между тем, у сепаратистского режима нет статуса, позволяющего ему поддерживать прямые официальные контакты с суверенными государствами и особенно с теми, кто находится в тесных дружественных контактах с Азербайджаном. Однако связи бывших режимов с Москвой могут в какой-то степени служить охранной грамотой. И с самого своего прихода к власти Никол Пашинян постоянно ощущает на себе внимательный взгляд с российской стороны.

Тем не менее, ударить по бывшим полевым командирам Карабахом, чтобы заставить срастись трещину между "двумя армянскими народами", - это худший выход из кризиса, который можно было придумать. Он только попал в очередную из ловушек, расставленных ему карабахским кланом, и усложнил пространство для маневра на переговорах по Карабаху для Армении. Никол уже создал серьезную проблему Еревану, заявив, что не может говорить от имени оккупированных территорий. Теперь, обвинив клан в заговоре с целью сдачи территорий, он полностью отрезал возможность компромисса. А без этого, без обсуждения конкретных вопросов возврата оккупированных Арменией территорий Азербайджана, никаких переговоров быть не может. Может быть только война. Простят ли Николу ее последствия "два армянских народа"?

Зульфугар Ибрагимов