В связи с неоднократными намеками Москвы Еревану на необходимость оставить в покое личного друга президента России, экс-президента Армении Роберта Кочаряна, многие задавались вопросом: как Никол Пашинян собирается выходить из ситуации? Освободить кровавого экс-президента - поставить себя в позорное положение перед армянской общественностью. В то же время, осудить его вопреки намекам Москвы тоже смерти подобно.

Как показывают последние события, Пашинян все же выбрал второе, но идти к этой цели решил витиеватым путем, чтобы запутать след.

Несколько дней назад Конституционный суд Армении принял решение остановить производство по делу Кочаряна и обратился в Европейский суд по правам человека и Венецианскую комиссию для получения консультативного заключения по делам на основании заявлений Ереванского суда общей юрисдикции и Роберта Кочаряна "о соответствии статьи 300.1 Уголовного кодекса РА Конституции, а также о решении по приостановлению вышеупомянутых дел до получения ответов.

Не специалисту трудно разобраться в хитросплетениях формулировок. Но мотив такого шага совершенно ясен. В Армении уверены, что Пашинян решил избавиться от груза "дела Кочаряна" руками Евросуда. Просто взять и прекратить дело в угоду Москве он не может - Москва далеко, а собственные граждане гораздо ближе.

С другой стороны, если правомерность дела Кочаряна докажут международные структуры, то и Москве придется прикусить язык. Так что власти Армении надеются, видимо, целиться сразу в двух зайцев, и хотя бы в одного из них попасть.

"...Ваша бездарность не имеет границ, из-за вашего тунеядства вы принизили слово, обещание, обязательство главы государства, премьер-министра и кинули их под ноги. Развития вокруг преступника, попавшего в тюрьму по коллективной воле народа Армении в результате всего этого, в международных инстанциях и организациях могут обеспечить опасный для будущего Армении выход. Это как предупреждение", - заявил по этому поводу, обратившись к команде власти, депутат Арман Бабаджанян.

Армянские аналитики недоумевают: какой гений посоветовал Николу Пашиняну говорить о веттинге и переходном правосудии только после того, как суд изменил меру пресечения в отношении Роберта Кочаряна? Или - в какой стране о реформировании объявляется в контексте блокады входов в суды?

После всего этого можно удивляться реакции Венецианской комиссии на "судебную реформу" Пашиняна?

Такое впечатление, что находящаяся внутри власти невидимая рука последовательно "оправдывает" Роберта Кочаряна, открыв перед ним благоприятные двери в европейских судебных инстанциях, отмечают армянские аналитики.

Султан Керим