14 августа в Сочи пройдет встреча президентов России, Азербайджана и Ирана. Как заявил председатель экспертного совета фонда поддержки научных исследований "Мастерская евразийских идей" Григорий Трофимчук, саммиты в трехстороннем формате становятся не только хорошей традицией, но и рабочими буднями, передает Day.Az со ссылкой на Вестник Кавказа.

"Такие встречи стали фактором безопасности не только Южного Кавказа, но и Центральной Азии, значительной части Ближнего Востока. Надо иметь в виду также экономическую безопасность. Речь идет о таких многосторонних проектах как сотрудничество на Каспии и транспортный коридор "Север-Юг". Азербайджан не входит в Евразийский экономический союз, однако это не мешает использовать другие интеграционные схемы. Велика значимость российско-азербайджанского сотрудничества на Востоке, в Азии в целом, в том числе усиление нашей кооперации на Дальнем Востоке. Регулярно проходят встречи на министерском уровне. Недавно министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров в очередной раз констатировал, что показатели российско-азербайджанской торговли растут, причем мы задействуем все новые сферы, в том числе автомобили и вагоностроение", - сказал Трофимчук. Он также высказался за развитие взаимодействия между регионами России и Азербайджана и Ирана: "Мы должны на межрегиональном уровне дополнить цифру взаимного товарооборота. С Азербайджаном она постоянно растет. Пока она не дошла до $600 млн, но, думаю, $600 млн для стран с серьезным потенциалом как Россия и Азербайджан, это не так много".

Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин назвал саммит России, Азербайджана и Ирана более узким форматом в рамках глобального каспийского диалога: "Последние два года, например, эти две встречи проводятся непосредственно после саммитов каспийской пятерки. В этом году 12 августа в Туркменистане пройдет первый Каспийский экономический форум, на котором предполагается участие глав государств каспийской пятерки. Он станет продолжением пятистороннего диалога, который сложился в рамках формата переговоров о статусе Каспийского моря. А триалог России, Ирана и Азербайджана позволяет сфокусироваться на интересах западного побережья Каспийского моря. В геополитическом плане этот формат очень прочный, хотя есть риски внутриполитического характера со стороны Ирана. Санкционное давление на Тегеран со стороны западных стран может привести к тому, что внутриполитическая повестка в Иране будет радикализироваться и следующий президент может быть более консервативным, более радикальным в отношении Запада, чем Хасан Рухани. Здесь определенные риски есть".

Притчин напомнил, что Рухани критиковался со стороны консервативных кругов в Иране за подписание Каспийской конвенции, его обвиняли в предательстве. "Однако в Конвенции сознательно были исключены любые нормы, касающиеся раздела Каспийского моря. Там сказано, что все вопросы по разделу и делимитации переходят на двух- и трехсторонний уровень. Вопрос южной части Каспийского моря должен решаться в рамках отношений Туркменистана, Азербайджана и Ирана, как это было сделано на севере Азербайджаном, Казахстаном и Россией до 2003 года", - заметил эксперт.

Что касается коридора "Север-Юг", Притчин заявил: "В следующем году будет 20 лет, как он был инициирован. Российская и азербайджанская части построены и готовы к работе, но у меня вопрос: неужели за 20 лет нельзя было построить железную дорогу даже из Персидского залива до азербайджанской границы. Конечно, можно было, если бы на это была политическая воля и если бы это последовательно реализовывалось. Эти вопросы нужно поднимать, их нужно обсуждать".