Реакция Еревана на сенсационное заявление Лаврова - это плохо скрываемые страх и истерика

Последние заявления главы МИД России Сергея Лаврова относительно урегулирования карабахского конфликта произвели в Армении эффект разорвавшейся бомбы. То, о чем уже много лет говорит азербайджанская сторона, вдруг стало нашим соседям ясно и понятно. Не одно десятилетие власти скрывали от них или всячески отрицали тот факт, что переговоры по урегулированию конфликта ведутся вокруг поэтапного плана. Только поэтапное решение вопроса, первым пунктом которого значится освобождение оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха, лежит на столе переговоров, и никаких других вариантов нет.

Сергей Лавров фактически подтвердил этот факт, заявив о том, что переговоры идут вокруг Мадридских принципов, так ненавистных армянской стороне. Это стало большой неожиданностью для наших соседей, и сегодня там ищут ответа на вопрос, кто же все-таки врет - глава МИД России или власти Армении, уверяющие, что нет не только поэтапного плана, но и переговоров как таковых вообще.

На этот вопрос, беспокоящий армянскую общественность, и другие вопросы Day.Az отвечает известный российский историк и политический аналитик Олег Кузнецов.

За Сергеем Лавровым в мире закреплена репутация крупного политика, которому можно верить на слово, поэтому когда встает вопрос, кто врет - Лавров или коллективный армянский политический истеблишмент, то я, не задумываясь, отвечу: врет официальный Ереван.

С момента изгнания из власти Левона Тер-Петросяна в 1999 году Армения превратилась в кланово-корпоративное государство нацистского типа, и даже приход к власти Никола Пашиняна ситуации не изменил, просто на вершине властной пирамиды один клан сменил другой, а методы управления остались прежними. Народ и структуры гражданского общества как были удалены от власти, так и остались. Популизм как был, так и остается главным инструментом управления, с той только разницей, что поменялась целевая аудитория влияния популистов. А такая модель управления предполагает не диалог власти и общества, а только монолог власти, свидетелями которого мы сейчас являемся. А при таком раскладе власть говорит населению только то, что этой власти выгодно.

Профессионализм азербайджанского журналиста, удивление Лаврова - и провал Мнацаканяна

Профессионализм азербайджанского журналиста, удивление Лаврова - и провал Мнацаканяна

Поэтому нет ничего удивительного в том, что версия контекста переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию в изложении Лаврова существенно отличается от версии, озвученной министром иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном.

Причина такого положения дел объясняется довольно-таки просто. Мы все знаем о существовании идеологической триады современного армянства - "Армения, диаспора, Карабах", сам факт существования которой свидетельствует о том, что Армения как государство несамодостаточна и неполноценна, а также крайне зависима от внешнего влияния. В этих условиях население Армении является не субъектом права и хозяином своей судьбы, а объектом внешнего управления, своего рода оркестром, играющим по чужим нотам и под чужим управлением.

Стало ли заявление Лаврова неожиданностью для армян? Ответ на этот вопрос зависит от того, под каким углом зрения на него смотреть. Думаю, что для тех армянских политиков, кто был в курсе реального содержания переговоров, слова Лаврова не были новостью, для всех остальных и особенно для населения Армении, они оказались, как минимум, откровением. Поэтому и настолько остра и даже нервозна реакция официального Еревана в связи со всем случившимся. Со стороны очень похоже на плохо скрываемую истерику.

Но не надо думать, что Сергей Лавров сделал свое заявление, чтобы насолить Пашиняну лично или нынешнему политическому режиму Армении, находящемуся на откровенно проамериканских позициях. Равно как и не надо думать о том, что российский министр иностранных дел вдруг занял, как считают в Армении, проазербайджанские позиции. Действиями Лаврова управляла политическая целесообразность в интересах России, и только ее интересы этим шагом он обеспечивал. Москве в настоящее время выгодно придать огласке истинное содержание переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию, чтобы тем самым решить свои геополитические задачи в регионе Южного Кавказа. Просто в данном случае устремления Москвы совпали с устремлениями Баку, как некогда интересы России и Азербайджана совпали по вопросу демонтажа мемориального знака Нжде в городе Армавир Краснодарского края.

России до чертиков надоели выкрутасы, уловки и ужимки Еревана по ходу переговоров, после чего была спровоцирована ситуация, которая заставила армянский политический истеблишмент со всей определенностью высказать вслух свою истинную позицию и артикулировать свои истинные намерения. Не мне оценивать, достиг ли Сергей Лавров ту цель, которую перед собой ставил, но ему, вне всякого сомнения, удалось серьезно встряхнуть ситуацию вокруг переговорного процесса.

Имеющиеся документы предполагают освобождение районов и разблокирование коммуникаций - Сергей Лавров о карабахском урегулировании

Имеющиеся документы предполагают освобождение районов и разблокирование коммуникаций - Сергей Лавров о карабахском урегулировании

В армянских СМИ в эти дни можно встретить мнение о том, что пандемия, мол, отложит в долгий ящик арбитраж в карабахском урегулировании. Но может случиться и так, что пандемия аннулирует или, как сегодня модно говорить в России, обнулит и сам арбитраж за его политической ненадобностью. Позиция армянской пропаганды проста - писать о переговорах ради переговоров как прикрытии для сохранения оккупационного режима.

Но при этом армянские политики вдруг открыто начали говорить о том, что не пойдут ни на какие уступки, а поэтому любые переговоры с ними бессмысленны. То, что было буквально до вчерашнего дня всем понятно, но не озвучивалось, вдруг в одночасье стало темой публичного обсуждения. То есть официальный Ереван совершенно определенно заявил, что плевать он хотел не только на мнение Баку, но также на мнение Москвы и всей Минской группы ОБСЕ. Иными словами, он вне или над нормами международного права, а его произвол и эгоизм имеют иррациональную основу, не поддающуюся логике здравого смысла. По сути, Мнацаканян совершил своего рода политический камингаут, публично признавшись в нетрадиционной ориентации армянской внешней политики, для которой нормы международного права абсолютно ничего не значат. А такие заявления, как показывает практика, без последствий не остаются...

Зульфугар Ибрагимов