Россия и Турция создали в Карабахе принципиально новый формат сотрудничества

Россия и Турция создали прочный формат взаимодействия на Южном Кавказе.

Как передает Day.Az, об этом в интервью изданию Украина.ру сказала заместитель генерального директора агентства Trend, азербайджанский политолог Гюльнара Мамедзаде.

- Турция стремится создать собственный мониторинговый центр в зоне карабахского конфликта. На ваш взгляд, необходимо ли присутствие турецких военных в регионе?

- Если лидеры России и Турции достигли такого соглашения, значит, оно уже обосновано, предусмотрено и вполне оправдано. С учетом сложившейся в регионе сложной ситуации присутствие турецких наблюдателей в составе мониторингового центра согласовано с российской стороной.

Это будет поддерживать определенный баланс, гарантировать полноценное исполнение тех задач, которые стоят перед миротворческим контингентом для завершения перехода от войны к миру.

- Но ведь в мирном соглашении, которое было подписано две недели назад, речь шла только о российском миротворческом контингенте.

- В этом соглашении был заложен пункт о том, что создается мониторинговый центр, в составе которого будут турецкие наблюдатели. Глава российского МИД говорил о том, что наблюдение будет проводиться с использованием новейших технических возможностей. То есть, этот момент присутствовал в договоре, но, видимо, его не раскрыли в более широком формате.

- Турция решительно поддержала Баку во время военной операции в Карабахе, но не угрожает ли тесное сотрудничество с Анкарой, которая претендует на лидерство среди тюркских народов, потерей суверенитета для Азербайджана?

- Все эти угрозы слишком преувеличены в информационном пространстве и создаются с определенной целью, чтобы вызвать напряжение в отношениях между Москвой и Анкарой, Москвой и Баку.

На самом деле для Азербайджана вопрос суверенитета является приоритетным, и никакая региональная ситуация не может быть связана с какими-либо поползновениями на суверенитет Азербайджана. Азербайджан осуществил контрнаступательную операцию самостоятельно. Помощь Турции заключалась в оказании политической, дипломатической и моральной поддержки.

Российская сторона хорошо информирована, в чем проявлялась помощь Турции. 

Безусловно, турецкие и азербайджанские военные проводили совместные учения до начала боевых действий. Такие же учения с участием армянской стороны проводили и российские военные. То есть, никакой угрозы суверенитету Азербайджана нет и быть не может. Турция и Азербайджан и ранее имели такой же формат отношений, и никогда это не было, и не могло быть связано с претензиями на суверенитет Азербайджана. Тем более, отношения Азербайджана и Турции, если и имеют влияние на отношения с Россией, то только положительное. И заявления Президента РФ это подтверждают.

Как нам представляется, сейчас Россия и Турция через призму этого конфликта создали очень прочный региональный формат, возможно, и с учетом будущих изменений, связанных с региональной безопасностью.

Это вызывает неоднозначную реакцию, в том числе во Франции и США. Есть определенные силы, которые, создавая подобные тренды в информационном пространстве, пытаются противодействовать новой региональной ситуации, которая играет на пользу России, Турции, Азербайджану, и в целом региону.

-  Президент Ильхам Алиев заверил, что Азербайджан будет сохранять христианские храмы в Карабахе, объявив их достоянием республики. Тем не менее, к сожалению, появляются сообщения о том, что христианские святыни оскверняются азербайджанскими военными.

- Очевидно, что это очередные фейки. На территории Азербайджана находится огромное количество и христианских, и мусульманских святынь, и иудейские синагоги, и католические храмы. Армянская церковь находится в центре Баку. Никогда в Азербайджане не было проявления неуважения к тем или иным религиозным святыням.

Тем более Азербайджан уже дважды принимал саммит религиозных лидеров. Разве мог такой саммит проходить в стране, в которой проявляется подобное неуважение? В течение всей войны представители всех общин, в том числе русской общины, выступали в поддержку Азербайджана.

Что касается того, как стороны относятся к памятникам, то мы видим, в каком состоянии находятся мусульманские святыни на освобожденных территориях, которые сравняли с землей... Азербайджану понадобятся огромные средства, чтобы это восстановить. В Лачинском районе мы увидели памятник воинам Великой Отечественной войны, который до оккупации был в прекрасном состоянии. На нем стерли записи, связанные с Великой Отечественной войной, и превратили этот монумент в памятник армянам, которые захватили в свое время Нагорный Карабах.

Если будут представлены доказательства (надругательства над христианскими святынями), то будет расследование и виновных накажут. Но мы абсолютно уверены, что это очередной фейк, чтобы вызвать мусульманско-христианские столкновения и придать этой войне религиозный характер.

Здесь нет никакого религиозного оттенка. В составе азербайджанской армии были представители всех национальностей, в том числе отправились добровольцами и погибли несколько русских граждан Азербайджана, которые защищали свою Родину... Никакого религиозного конфликта в этой ситуации нет.

- Какие риски вы можете назвать для стабилизации ситуации в регионе?

- Важно понимать, что Турция тоже является членом Минской группы ОБСЕ. Мы считаем, что риски были бы значительно выше, если бы Россия осталась одна в этом регионе, учитывая, какие попытки подорвать безопасность предпринимаются со стороны внерегиональных игроков.

Безусловно, риски есть. Мы видим, как предпринимаются попытки отыграть мирное соглашение, которое уже сегодня привело к остановке боевых действий, началу принудительного вывода Вооруженных сил Армении. Параллельно азербайджанская сторона начала приводить эти территории в жизнеспособное состояние, составлен план экономического возрождения этих регионов и возвращения туда жителей.

Мы видели, как во Франции пытались протащить вопрос признания Нагорного Карабаха после того, как там была остановлена война. Армянские католикосы выступают с требованиями, в том числе и в Иерусалиме, отдать Шушу и Гадрут.

Это означает, что внерегиональные игроки теряют свою возможность влиять на этот регион и пытаются отыграть ситуацию, несмотря на то, что в результате подобных действий возможно возобновление войны. Это их не останавливает.

- Наверное, не ошибусь, если скажу, что возврат территорий, потерянных в 1990-е годы, был стержнем государственной идеологии Азербайджана. Как республика будет развиваться теперь?

- На фоне этой войны произошел качественный скачок в развитии азербайджанского общества. Вокруг власти произошло фундаментальное единение, поэтому сейчас даже само понятие оппозиции кажется вторичным.

Для Азербайджана все эти годы приоритетным оставался вопрос восстановления территориальной целостности государства. Но, невзирая на то, что эта проблема существовала, Азербайджан очень серьезное внимание уделял экономическому развитию. Сегодня Азербайджан является одной из ведущих стран в регионе Южного Кавказа и на каспийском направлении.

Азербайджан является серьезным партнером многих ведущих стран мира, в том числе России и Турции. Конечно, Азербайджан усилит внимание развитию социальных программ, есть предпосылки, что Азербайджан будет трансформироваться также в технологический хаб Каспийского региона и будет транслировать свои возможности на сопредельные страны.

Сейчас экономическое развитие и интеграция в регионе Южного Кавказа - это один из главных приоритетов. Если это мирное соглашение утвердится, то Кавказ будет очень интегрирован, и эти конфликтные точки будут уходить с повестки, хотя риски сохраняются. То есть, основная доминанта для Азербайджана сейчас - это экономическое развитие, инновации и социально ориентированная политика.