"Историческая призма": Армянские козни вокруг Нахчывана в 20-е годы ХХ века

12 апреля 2012 08:15 комментариев

Территория нынешней Нахчыванской Автономной Республики в 1918 году, т.е. накануне образования трех независимых республик на Южном Кавказе, входила в состав Иреванской губернии. В составе данной губернии она была разделена на Нахчыванский, Шарур-Даралагезский и Ордубадский уезды. Как свидетельствует Кавказский календарь, на 1 января 1917 года более 60% населения данных уездов составляли азербайджанцы.

В ходе территориального размежевания независимых республик Южного Кавказа в 1918-1920 гг. все три уезды стали объектом притязаний Армении, которая военным путем проводила политику выживания азербайджанцев с этих территорий. В результате, как следует из доклада, сделанном в ревкоме Азербайджанской ССР весной 1921 года, в Нахчыванском, Ордубадском и Шарур-Даралагезском уездах около 240 сел были превращены в развалины, а население стало беженцами.

После предоставления Нахчывану решениями Московской и Карсской международных конференций 1921 г. областной автономии в составе Азербайджанской ССР, одним из острых вопросов, стоящих перед ней, был вопрос о беженцах. Вопрос осложнялся тем, что в автономной области нашли приют и азербайджанские беженцы из Армении. Армянская сторона всячески препятствовала их возвращению на родные земли, объясняя это нехваткой свободных земель, в то же время активно заселяя дома азербайджанцев армянами из Турции.

Армянская сторона всячески препятствовала их возвращению на родные земли, объясняя это нехваткой свободных земель, в то же время активно заселяя дома азербайджанцев армянами из Турции

Учитывая, что число азербайджанских беженцев из Армении многократно превышает количество армянских беженцев из Азербайджана, армянское руководство выдвинуло свое решение вопроса. Так, 30 марта 1922 г. секретарь ЦК КП(б) Армении А.Иоаннисян писал в Заккрайком: "ЦК находит, безусловно, необходимым прекратить раз и навсегда реэвакуацию армян-беженцев в Азербайджан, так и наоборот, мусульман-беженцев в Армению. Лишь этим путем возможно будет предупредить аграрные недоразумения и одновременно избежать развивающихся на этой почве конфликтов и недоразумений".

5 июля 1922 года заместитель наркома иностранных дел Армянской ССР А.Каринян в письме наркому иностранных дел АССР М.Д.Гусейнову предлагал проинструктировать руководство Нахчывана приостановить поток азербайджанских беженцев из Гамарлы, Зангибасара, прибывающих с территории Ирана через Джульфу в Армению. Рассмотрение вопроса беженцев было внесено в Закавказский Союзный Совет. 9 июня 1922 года совместная комиссия по вопросам беженцев трех советских республик Южного Кавказа приняла постановление заселить всех азербайджанских беженцев из Армении, находящихся на территории Азербайджанской ССР и Нахчыванском крае, численностью до 28 тысяч человек, на свободных землях Азербайджана. При этом армянское правительство гарантировало, что армяне-беженцы из Азербайджана, находящиеся на территории Армянской ССР, не будут возвращены на свои старые места.

Однако, 10 марта 1925 г. группа армян-беженцев из г. Тифлис обращается в ЗакЦИК с просьбой разрешить им расселится на территории Нахчыванской АССР. Видимо, не случайно обращение делалось именно в этот орган, так как армяне занимали ведущие позиции в высших органах ЗСФСР.

Обращение было написано в традиционной армянской манере. В начале, как обычно, армяне давали краткую историческую справку для обоснования своих требований, называя себя коренными жителями Нахчывана. В качестве довода были приведены названия тюркских сел Нахчывана - Алиабад, Караханбегляр, Казакенд, Шахмахмуд, Джагры и т.д., где они якобы ранее проживали, позже покинув их, став жертвой "турецкой оккупации".
 

В конце обращения, раскрывая свои истинные намерения, её авторы просили, "проявив к ним отеческую заботу", предоставить им земельные наделы, отобрав их предварительно у азербайджанцев, дать ссуду, освободить от налогов

В конце обращения, раскрывая свои истинные намерения, её авторы просили, "проявив к ним отеческую заботу", предоставить им земельные наделы, отобрав их предварительно у азербайджанцев, дать ссуду, освободить от налогов. Но, самое интересное то, что, не доверяя азербайджанским властям, армяне ходатайствовали о назначении от ЦИК СССР представителя для контроля за правильностью проведения в жизнь указанных мероприятий.

Видимо, авторы обращения, наверняка, надеялись, что этим представителем, которого они называют "нейтральным элементом", будет обязательно армянин. Однако, надежды армян не оправдались. 2 мая 1925 г. вступило в силу постановление АзЦИК о том, что "ввиду общего малоземелья Нахичеванской АССР - воспретить пересечение в пределы НССР лицам, желающим получить земельные наделы и в соответствии с этим распоряжением предложить Наркомзему НССР наделить землей лишь тех лиц, кои переселились в пределы НССР до 1 апреля 1925 г.".

Но армяне вновь не успокоились. 26 июня 1925 года та же группа беженцев-армян подает заявление председателю Совнаркома СССР А.И.Рыкову, в котором они прямо обвиняют руководство Нахчыванской ССР в "неспособности, косности, невежестве и национальной неприязни к армянам". Армяне выбрали время для обращения к Рыкову не случайно, поскольку в марте 1925 года он находился в Нахчыване. Во время этого визита Рыков пришел в ужас от увиденного. В подробном докладе И.Сталину он писал, что "Нахчыван не представлял образец даже для собственных жителей. Разрушения достигли таких размеров, что редко где видишь более или менее приспособленную к жилью мазанку".

Рыкова осаждали еле живые от голода беженцы, умоляя дать им землю и инвентарь. Однако визит А.Рыкова имел довольно горькие последствия для руководства автономной республики. Выступая на митинге в Нахчыване, Рыков обвинил руководство края в допущении грубых ошибок в ходе советского строительства. Вслед за этим весной 1925 г. в Нахчыван была направлена особая комиссия в составе М.Д.Багирова (председатель), А.Караева, В.Горобченко, И.Довлатова и представителя от Заксовнаркома Е.Кванталиани. В результате проделанной комиссией работы начались репрессии против руководителей края и было сфабриковано т.н. "дело Нахчыванских работников". Были сняты с работы целый ряд работников, как по партийной, так и по советской административно-хозяйственной линии. Группа работников в количестве сорока человек была арестована и препровождена в Баку.

Одним из пунктов сфабрикованных обвинений был вопрос об отношении к армянскому населению. Проходивший по данному делу Шамиль Махмудбеков, возглавлявший НКВД, а с марта 1923 г. занимавший должность председателя крайкома Нахчыванской АССР, обвинялся в национальном уклоне, в провоцировании обострения отношений между армянами и азербайджанцами. Однако, отвергая все обвинения, Махмудбеков в ходе следствия заявил: "В вопросе о национальных отношениях я был чрезвычайно осторожен. Например, в момент поголовного голода помощь оказана в первую очередь армянам, а не тюркам. При обнаружении у армянского населения Ордубадского уезда припрятанного оружия, бомб, снарядов и пр. дело было поручено специально русскому, и ни один виновный не был арестован - исключительно из желания предотвратить могущую быть провокацию и оградить прочее армянское население и ячейки, на которых вообще падало подозрение, так как обнаруженное оружие связано было с подпольными дашнакскими заседаниями внутри самих коммунистических ячеек. Этот скандал от гласности был предотвращен. Или при высылке из Сов.Армении возвращающихся на свои места тюрок-беженцев. Мы, Нахкрай, хотя официально и просили Сов.Армению не присылать, но все же их беженцев от нас, наоборот, принимали".
 

"При обнаружении у армянского населения Ордубадского уезда припрятанного оружия, бомб, снарядов и пр. дело было поручено специально русскому, и ни один виновный не был арестован - исключительно из желания предотвратить могущую быть провокацию"

Махмудбеков не отрицал, что отдавал распоряжения об арестах, конфискациях и расстрелах. Но эти акты насилия были направлены прежде всего против тюркского населения. Армяне же пользовались его терпимостью и втайне готовили восстание против советской власти. Теперь ему было понятно, что следовало "прокричать" об этом и "опозорить" армянских коммунистов.

Дело о тифлисских армянах завершилось 12 июня 1926 г., когда в ответ на возобновившиеся 29 марта 1926 г. запросы Закавказского ЦИКа с просьбой удовлетворить прошения армян, АзЦИК препроводил в ЗакЦИК свое решение: "Заключение Нах.ЦИКа, изложенное в постановлении его от 26 апреля 1926 г. о необходимости отклонения ходатайства просителей признать правильным и переселение проживающих в Тифлисе армянских беженцев в пределы Нах.АССР считать невозможным".

Так вопрос был закрыт.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!