"Историческая призма": 1921 год. Большевистские игры вокруг Карабаха

30 апреля 2012 08:15 комментариев

После установления Советской власти в Северном Азербайджане, Карабах по-прежнему оставался объектом постоянных притязаний Армении. На требования Революционного комитета Азербайджанской ССР от 30 апреля 1920 г. вывести свои войска с его территории, правительство Армении в ответных нотах указывало: "Армянских войск на территории Азербайджана не имелось и не имеется. Наоборот, до сих пор войска, организованные свергнутым вами мусаватским правительством, находятся в областях Армянского Карабаха".

В многочисленных телеграммах в Центральный Комитет Российской Коммунистической партии большевиков, председателю Совета Народных комиссаров В.Ленину и народному комиссару иностранных дел Г.Чичерину позиция азербайджанского руководства во главе с Н.Наримановым по Карабахскому вопросу была однозначной: Карабах - бесспорная территория Азербайджана и впредь должна находиться в его пределах.

Однако, политика заигрывания советской России с Араратской Республикой отдаляли решение вопроса. В результате переговоров, которые велись советской Россией с Араратской Республикой, летом 1920 года Карабах, наряду с Зангезуром и Нахчываном, был включен в круг спорных между Азербайджаном и Арменией территорий. Реальные шаги по определению дальнейшего статуса Карабаха были сделаны уже после советизации Армении 29 ноября 1920 г. Теперь территориальный конфликт между Арменией и Азербайджаном фактически превратился из межгосударственного во внутренний вопрос, а переговоры велись по указке Кавказского бюро ЦК РКП(б).
 

Теперь территориальный конфликт между Арменией и Азербайджаном фактически превратился из межгосударственного во внутренний вопрос, а переговоры велись по указке Кавказского бюро ЦК РКП(б)

На совместном заседании Политбюро и Оргбюро ЦК АКП(б) 30 ноября 1920 г., созванного по случаю установления Советской власти в Армении, было принято постановление о предоставлении Нагорной части Карабаха права на самоопределение. Данное постановление нашло также отражение в речи Н. Нариманова, произнесенной на заседании Баксовета 1 декабря 1920 г., который подтвердил, что "трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения". Сегодня армянские авторы в своих работах грубо искажают тексты данных документов, пытаясь представить "право на самоопределение" как передачу Нагорного Карабаха Армении.

Формулировка о предоставлении трудящимся Нагорного Карабаха права на самоопределение с самого начала была весьма неопределенной. Ни в постановлении от 30 ноября ЦК АКП(б), ни в заявлении Нариманова на заседании Баксовета 1 декабря 1920 г. не раскрывались механизмы проведения в жизнь данных решений. Не было ясно - территории или же этническому меньшинству предоставлялась автономия.

Как показали дальнейшие действия Нариманова, своим заявлением о Нагорном Карабахе он вовсе не имел в виду его отделение от Азербайджана и передачу Армении. Скорее всего, постановление от 30 ноября и заявление Нариманова от 1 декабря 1920 г. были вынужденным шагом азербайджанского правительства в условиях усилившегося давления на него со стороны эмиссаров Москвы на Кавказе, которые таким образом надеялись морально и политически поддержать пришедших к власти в Эривани армянских коммунистов, и в политико-пропагандистских целях продемонстрировать своим оппонентам, как в условиях "пролетарской солидарности" решаются спорные территориальные вопросы. Но, в любом случае, данные шаги Баку продемонстрировали Армении готовность азербайджанского руководства пойти на автономизацию Нагорного Карабаха, положив начало острой политической борьбе между Баку и Эриваном по данному вопросу, длившейся до середины 1923 года.
 

В любом случае, данные шаги Баку продемонстрировали Армении готовность азербайджанского руководства пойти на автономизацию Нагорного Карабаха, положив начало острой политической борьбе между Баку и Эриваном

После вышеприведенных политических решений о Нагорном Карабахе, события, связанные с советизацией Грузии (февраль 1921 г.), свержением советской власти в Армении (февраль-апрель 1921 г.), а также российско-турецкими переговорами в Москве (февраль-март 1921 г.) на некоторое время отодвинули данный вопрос на второй план. Большевистское руководство вернулось к нему лишь в мае 1921 года, когда Пленум Кавказского бюро ЦК РКП (б) принял решение о создании комиссии из представителей Закавказских республик под председательством С.Кирова для определения границ между республиками.

Накануне обсуждения вопроса о границах вернувшие себе власть в Армении большевики были заняты ликвидацией последнего очага сопротивления советскому режиму в западном Зангезуре, который находился под контролем отрядов генерала Нжде. 3 июня 1921 года Кавказское бюро ЦК РКП(б) принимает постановление поручить правительству советской Армении указать в своей декларации о принадлежности ей Нагорного Карабаха. Данное поспешное решение ведомства Г.Орджоникидзе было рассчитано на борьбу с дашнакской пропагандой и должно было стать решающим фактором в деле ликвидации Зангезурской группировки генерала Нжде.

21 июня 1921 года в газете "Коммунист" (Баку) со ссылкой на Эриван был опубликован декрет Совнаркома Армянской ССР от 12 июня 1921 года о том, что "на основании декларации ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и соглашения между правительством Советских Социалистических республик Армении и Азербайджана объявляется, что Нагорный Карабах отныне является неотъемлемой частью Советской Республики Армении".
 

Содержание данного армянского декрета не соответствовало действительности, так как в нем полностью искажался истинный смысл заявления Нариманова

Содержание данного армянского декрета не соответствовало действительности, так как в нем полностью искажался истинный смысл заявления Нариманова от 1 декабря 1920 года по Нагорному Карабаху. С другой стороны, с момента советизации Армении никакого соглашения между ней и Азербайджаном о Нагорном Карабахе не подписывалось. Лишним доказательством тому является заявление наркома иностранных дел Азербайджанской ССР М.Д. Гусейнова на заседании комиссии по определению границ между республиками Закавказья, проходившей 25-27 июня 1921 г. в Тифлисе. На первом заседании, 25 июня, Гусейнов прямо заявил, что "сам никогда не слыхал о том, что Нагорный Карабах оставляется Армении, и при выезде из Баку на конференцию никаких указаний по этому вопросу не получал".

Кроме этого, 27 июня 1921 года во время переговоров по телефону с М.Д. Гусейновым председатель Совета Народных комиссаров Азербайджана Н.Нариманов "просил передать, что вопрос должен быть решен только на этой плоскости (т.е. Нагорный Карабах остается Азербайджану), иначе Совнарком слагает с себя ответственность", поскольку "Совнарком Армении этим актом (т.е. декларацией от 12 июня 1921 г.) желает произвести известное впечатление на дашнаков и беспартийную массу Армении".

Касаясь своего выступления от 1 декабря 1920 г., Нариманов решительно возразил против искажения его текста: "Если они ссылаются на мою декларацию, то в Декларации буквально сказано следующее: Нагорному Карабаху предоставляется право свободного самоопределения".

Ввиду веских политических аргументов Нариманова Президиум Кавбюро ЦК РКП (б) 27 июня 1921 года принял постановление об экстренном созыве Пленума Кавбюро для обсуждения вопроса о территориальном размежевании республик Закавказья. Н.Нариманову и председателю Совнаркома Армянской ССР А.Мясникову были посланы телеграммы с требованием немедленно выехать на экстренное заседание Пленума Кавбюро, с предупреждением, что в случае неприбытия решение находящихся в Тифлисе 6 членов Кавбюро будет считаться обязательным.

Таким образом рассмотрение вопроса о статусе Нагорного Карабаха вновь передавалось партийному органу третьей страны - Пленуму Кавказского бюро ЦК РКП(б).

4 июля 1921 г. на заседании Пленума Кавбюро ЦК РКП(б) с участием восьми членов Кавбюро (Г.Орджоникидзе, Ф.Махарадзе, Н.Нариманова, А.Мясникова, С.Кирова, А.Назаретяна, М.Орахелашвили и Ю.Фигатнера), при обсуждении Карабахского вопроса выявились две точки зрения. Они были поставлены на голосование. При этом из восьми членов Кавбюро по вопросу о Нагорном Карабахе голосовали семь, а М.Орахелашвили отсутствовал.

Пленум постановил: "Нагорный Карабах включить в состав ССР Армении, плебисцит провести только в Нагорном Карабахе". Тогда Н.Нариманов выступил с заявлением: "Ввиду той важности, которую имеет Карабахский вопрос для Азербайджана, считаю необходимым перенести его на окончательное решение ЦК РКП (б)". Принимая во внимание это заявление, Пленум Кавбюро принял новое решение: "Ввиду того, что вопрос о Карабахе вызвал серьезное разногласие, Кавбюро ЦК РКП (б) считает необходимым перенести его окончательное решение в ЦК РКП(б)".

На заседании Пленума Кавбюро ЦК РКП (б) 5 июля 1921 г. Г.Орджоникидзе и А.Назаретян возбуждают вопрос о пересмотре постановления предыдущего пленума о Карабахе. Участники пленума принимают следующее постановление: "Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами и экономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящим в состав автономной области".
 

Кто и как персонально голосовал, в протоколе не указывалось, но сообщалось, что "за" проголосовали четверо, воздержались трое. Ни одного голоса "против"

Кто и как персонально голосовал, в протоколе не указывалось, но сообщалось, что "за" проголосовали четверо, воздержались трое. Ни одного голоса "против". Бесспорно, что в принятии нового решения Кавбюро РКП(б) по Нагорному Карабаху от 5 июля 1921 года решающую роль сыграла твердая и принципиальная позиция Н.Нариманова. В противном случае Азербайджан уже в 1921 году потерял бы Нагорный Карабах. Тем более, что на своем заседании 16 июля 1921 года ЦК КП Армении выразило несогласие решением Кавбюро ЦК РКП(б), поскольку выступало против автономизации Нагорного Карабаха и стремилась присоединить эту территорию к себе.

Претворение в жизнь постановления Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 г. об автономизации Нагорного Карабаха затянулось до лета 1923 г. Интересно, что за это время уже образовался ЗСФСР и СССР, а Карабахский вопрос затягивался, передаваясь на рассмотрение то одной, то другой комиссии. Предметом обсуждений этих комиссий становились, прежде, всего, определение армянских границ Нагорного Карабаха, так как изначально было ясно, что создавалось искусственное политическое образование, в котором трудно было очертить районы с компактным проживанием армянского населения. Поэтому для создания искусственной армянской автономии в Нагорном Карабахе был выбран путь по перекройки исторически сложившихся экономических и этнографических границ Карабаха.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!