"Историческая призма": Правда о том, как Карабах стал автономной областью

14 мая 2012 08:15 комментариев

После известного решения Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года по Нагорному Карабаху выступивший 19 июля 1921 года на заседании Президиума Азербайджанского ЦИК Н.Нариманов предложил широко оповестить население, что "Нагорный Карабах остается неотъемлемой частью Советского Азербайджана с правом внутреннего самоуправления в пределах Советской Конституции с Областным исполкомом во главе".

Проводить эту работу было поручено председателю азербайджанских профсоюзов, шушинскому армянину Левону Мирзояну. На чрезвычайном съезде второго участка Шушинского уезда, состоявшегося 1 августа 1921 года в селении Кендхурт, Мирзоян, выступая с докладом по Карабахскому вопросу, подчеркнул, что с экономической, духовной, политической и национальной точки зрения Карабах тесно связан с Центром Азербайджана (Баку) и отмечал правильность и целесообразность постановления Кавбюро ЦК РКП (б) о создании здесь автономии. Эту меру Мирзоян считал "вполне достаточной для устранения всякой возможности национального гнета и создания условий культурного развития населения нагорной части".

Эту меру Мирзоян считал "вполне достаточной для устранения всякой возможности национального гнета и создания условий культурного развития населения нагорной части" 

После возвращения из Нагорного Карабаха Л.Мирзоян, выступая с докладом на заседании Политбюро ЦК АКП (б) 8 августа 1921 г. о положении в регионе, вновь поддержал идею предоставления автономии Нагорному Карабаху, связав его возникновение с "националистически настроенными интеллигентами-армянами".

Однако, решение об автономии Нагорного Карабаха вызвало далеко неоднозначную реакцию в азербайджанской партийной организации и среди армянского населения Нагорного Карабаха. Карабахские армяне стали отправлять своих делегатов в Тифлис с лживыми заявлениями о том, что "преследуются армянские села и участились случаи убийства армян".

В своей телеграмме в ЦК АКП(б) от 2 августа 1921 г. Алигейдар Караев официально опроверг эти слухи, заявив, что "с мая до 2 августа не было ни одного случая убийства армянина". 19 октября 1921 г. во 2-ом участке Шушинского уезда на беспартийной крестьянской конференции, где присутствовали также представители ЦК А.Караев и Л.Мирзоян, выступавшие армянские делегаты вновь подняли вопрос об отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана. Основными аргументами их было следующее: якобы "высокий культурный уровень армян" по сравнению с азербайджанцами, которые, мол, не могут даже самоуправляться, а также обвинения азербайджанских коммунистов в национализме. Поэтому предлагалось присоединиться или к Армении, или даже к России.

Однако, итоговое выступление А.Караева наиболее точно раскрыло истинные причины вопроса: "Вопрос Карабаха по сравнению с другими вопросами является ничтожным. Карабаху необходимо только спокойствие. Если бы в Карабахе было бы спокойствие, то вовсе не возникал бы карабахский вопрос".

В свою очередь, он выделил следующие основные проблемы, волнующие карабахцев: земельный и борьба с бандитизмом.

По докладу А.Караева было принято постановление: "Конференция работников Карабаха считает нецелесообразным выделение Нагорного Карабаха в отдельную автономную область и считают, что все мероприятия, которые указываются в резолюции выше, являются разрешением Карабахского вопроса".

Таким образом, азербайджанские коммунисты были против выделения Нагорного Карабаха в автономную область, обоснованно рассматривая его как первый шаг на пути отделения этого региона от Азербайджана. Дальнейшая история в полной мере подтвердила эти опасения.

Тем временем, армянские националисты продолжали плести различные интриги вокруг Нагорного Карабаха. В секретном письме Н.Нариманову от 17 марта 1922 года председатель уездного комитета Шушинского уезда Шамиль Махмудбеков писал: "Глубокоуважаемый доктор, в последнее время наблюдается разложение. Армяне (коммунисты и дашнаки) сеют рознь между мусульманами коммунистами и русскими. Пишут о нас в центр небылицы и стараются выжить нас отсюда. Мой священный долг - это восстановление и сохранение целостности Советского Азербайджана. Я, как честный гражданин АССР, не могу равнодушно смотреть на разрушение Азербайджана и предание его дашнаками".

В секретном письме Н.Нариманову от 17 марта 1922 года председатель уездного комитета Шушинского уезда Шамиль Махмудбеков писал: "Глубокоуважаемый доктор, в последнее время наблюдается разложение. Армяне (коммунисты и дашнаки) сеют рознь между мусульманами коммунистами и русскими. Пишут о нас в центр небылицы и стараются выжить нас отсюда" 

В то же время, в другой телеграмме Ш.Махмудбеков пытался заверить Нариманова, что "со стороны населения его, т.е. армянской части, нет никаких вожделений к какому-либо отделению от АССР по тем причинам, что, во-первых, оно прекрасно знает о своей гибели в случае, если будут отрезаны от низменности. Во-вторых, от голодного, обнищавшего и ничего не имеющего Зангезура, оно, кроме циркулярных распоряжений, ничего не получит. В-третьих, знает, что, будучи в территории АССР, они всегда будут иметь сильный голос, голос требующего и имеющего надежду, что их требования будут удовлетворены в первую очередь, чего не будет в ССРА".

На основе сигналов, поступавших с мест, которые, как видим, в основном сводились к пересмотру решения Кавбюро РКП(б) от 5 июля 1921 года, Политбюро и Оргбюро ЦК АКП (б) 26 сентября 1921 года приняло постановление: "Просить Кавбюро пересмотреть свое решение о выделении Нагорного Карабаха в автономную единицу; впредь до этого автономию не объявлять". Данное решение было закреплено также 21 октября 1921 г. совместной резолюцией, принятой на конференции ответственных работников Карабаха с членами ЦК АКП(б).

Однако, вскоре карабахский вопрос вновь вышел из-под контроля Баку. Его решение перешло Закавказскому краевому комитету РКП(б), который в феврале 1922 года принял "эстафету" от Кавбюро РКП(б). 27 октября 1922 года на заседании Президиума Заккрайкома в отсутствии представителей Баку было принято постановление, в котором предлагалось провести в жизнь июльское постановление Кавбюро ЦК РКП(б) 1921 года. На заседании Президиума ЦК КП(б) Азербайджана под председательством С.Кирова 20 июня 1923 г. было решено предложить членам комитета по делам Нагорного Карабаха Арменаку Каракозову и Серо Шадунцу выехать на пленум Закавказского Краевого Комитета РКП(б) для участия в обсуждении карабахского вопроса.

В высшую инстанцию отстаивать интересы Азербайджана по Карабаху были посланы коммунисты-армяне 

Таким образом, в высшую инстанцию отстаивать интересы Азербайджана по Карабаху были посланы коммунисты-армяне.

Накануне пленума, в телеграмме Г.Орджоникидзе 18 июня 1923 г. С. Шадунц предлагал "для правильного разрешения национального вопроса, как в Карабахе, так и в Зангезуре, и для экономического возрождения этой страны необходимо выделить Нагорную часть Карабаха вместе с Зангезуром в одну автономную единицу и автономная область должна быть связана непосредственно с Заксовнаркомом".

Фактически Шадунц предлагал вывести Нагорный Карабах из состава Азербайджанской ССР с последующим вхождением его напрямую в состав ЗСФСР в статусе самостоятельной политической единицы. Однако Пленум Заккрайкома РКП (б) 27 июня 1923 г. поручил ЦК АКП(б) в месячный срок выделить Нагорный Карабах в автономную область. 1 июля 1923 года Президиум ЦК АКП(б) предложил Азербайджанскому ЦИК декретировать автономию Нагорного Карабаха. Таким образом, лишь под давлением Заккрайкома Баку вынужден был согласиться на автономию.

7 июля 1923 г. ЦИК Азербайджанской ССР издал декрет "Об образовании Автономной Области Нагорного Карабаха" (АОНК). АзЦИК постановил: "Образовать из армянской части Нагорного Карабаха автономную область, как составную часть АССР, с центром в местечке Ханкенди".

В целом декрет отличался довольно примитивным содержанием и не носил характер серьезного правового документа. В преамбуле нарушалась историческая хронология, фальсифицировались факты. Основным аргументом для обоснования необходимости предоставления автономии армянам Нагорного Карабаха являлись кровавые события 1905-1906,1918-1920 годов в Карабахе и других частях Закавказья, в которых обвинялось царское правительство, а также дашнаки и меньшевики. Однако подобные кровавые события в 1918-1920 годах имели также место в районах компактного проживания азербайджанцев на территории Армении, в ходе которых часть населения была истреблена, а другая часть вынуждена была покинуть свои земли. Поэтому, если придерживаться данной логики, то азербайджанскому населению Армянской ССР также должна была быть предоставлена автономия.

Из документа становится также ясно, что армяне проживали не во всем Нагорном Карабахе, а лишь в одной его части. С другой стороны, центром новосозданной автономной области был выбран Ханкенди, что и явствует из названия - это место, присущее азербайджанцам.

Если придерживаться данной логики, то азербайджанскому населению Армянской ССР также должна была быть предоставлена автономия 

Таким образом, хотя в вопросе отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана азербайджанское партийное руководство сумело обуздать сепаратистские настроения армян, однако, не сумев устоять перед давлением высшего партийного руководства Закавказья, вынуждено была создать здесь армянскую автономию. Нахождение реальных рычагов власти в азербайджанской и закавказской партийной организации в руках русских, армянских и грузинских коммунистов, отсутствие в этот период среди азербайджанских коммунистов такой влиятельной политической фигуры, как Н.Нариманов (под видом предоставления высоких постов с 1922 года работал в Тифлисе, с 1923 года - в Москве, а фактически был изолирован от Азербайджана), сыграли решающую роль в этом вопросе.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!