"Историческая призма": 70-е годы ХХ века. Армянские националисты против своих

5 июля 2012 08:15 комментариев

Предприняв в 60-х годы очередную неудачную попытку добиться отторжения Нагорного Карабаха от Азербайджана, руководство Армении в 70-е годы начало новую кампанию по пересмотру границ между республиками, которые были установлены в 20-е годы.

Всегда держа руку на пульсе времени, армянские националисты традиционно поднимали вопрос о пересмотре границ с Азербайджаном в период важных политических перемен или накануне знаменательных событий в истории страны или республики. Так произошло и в 1972 году, когда вся страна готовилась к празднованию 50-летия образования СССР, и в 1973 году, когда страна только оправилась от торжеств, посвященных 50-летию образования СССР, а в Азербайджанской ССР шла подготовка к празднованию 50-ой годовщины образования Нагорно-Карабахской автономной области.

В 1972 году из Еревана в Москву Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.Брежневу было отправлено письмо от представителей армянской интеллигенции, авторы которого считали нецелесообразным разъединение Армянской ССР и Нагорного Карабаха. В то же время авторы обращения были уверены, что "маленькое изменение республиканских границ", то есть передача Нагорного Карабаха Армении не помешает братской дружбе, поскольку "в течение пятидесяти лет Советской власти наши народы воспитывались в духе интернационализма". В качестве примера приводились указы Президиума Верховного Совета СССР от января и февраля 1972 года о частичном изменении границ между Узбекской ССР и Киргизской ССР, а также Узбекской ССР и Таджикской ССР. В конце письма выражалась просьба накануне 50-летия образования Советского Союза разрешить вопрос "воссоединения" Нагорного Карабаха с Советской Арменией.
 

В конце письма выражалась просьба накануне 50-летия образования Советского Союза разрешить вопрос "воссоединения" Нагорного Карабаха с Советской Арменией

Почти одновременно на имя Л.Брежнева было отправлено обращение от т.н. представителей общественности НКАО, содержание которого было выдержано в самых лучших традициях армянства. Авторы письма наряду с требованиями о передачи Нагорного Карабаха Армении не забыли затронуть в ней тонкую струну о вековой преданности армян великому русскому народу, о недоверии мусульманам. Утрируя реальность, выдавая желаемое за действительное, авторы обращения полностью игнорировали успехи в развитии области за прошедшие 50 лет.

Опустив традиционный армянский опус о прошлом Карабаха, приведем некоторые отрывки из письма, где авторы описывали "настоящее" состояние края: "Пользуясь доверием и невмешательством Москвы, руководство республики всячески старается урезать не только территорию, но и правовые возможности Карабаха. Оставленные Карабаху скудные земли, медленно, но планомерно урезаясь, присоединяются к обширным равнинам соседних районов Азербайджана. Даже реки и ручейки не вправе орошать земли Карабаха. Только незначительная часть водных ресурсов области могут пропитать её землю. В то время, когда сады и посевы Карабаха гибнут от засухи, на дворах у населения соседних районов республики настоящий рай. И от их каприза зависит снабжение Карабаха овощами, фруктами, зерном, бахчевыми и прочими. Мало того, в последнее времена усиливается заселение области азербайджанцами. Понятно, что после этого резко ускорился процесс вынужденной эмиграции армянского населения Карабаха по всему Союзу...". И так далее.

Интересно, что авторы письма, видимо, поняв, как далеко они зашли в своих фантазиях, просили не удивляться необычному тону обращения, которое они преподносили "от имени всего прогрессивного человечества". В конце письма досталось и руководителям области, вину которых видели в молчании и примирении с положением в Карабахе.

Письма подобного содержания направлялись партийному руководству в Москве и в последующем. Конечно, это было всего лишь ширмой, прикрытием истинной цели - дискредитировать в глазах центра партийное руководство республики и отторгнуть Нагорный Карабах от Азербайджана.

Осенью 1973 происходит смена партийного руководства в автономной области. 12 октября 1973 года состоялся Пленум Нагорно-Карабахского обкома Компартии Азербайджана, в соответствии с решением которого Гурген Мелкумян был освобожден от обязанностей первого секретаря и члена бюро Нагорно-Карабахского обкома, а на его место был избран Борис Кеворков, до этого работавший первым секретарем Кировского райкома партии Баку. Мелкумяна перевели на работу в АСПС.
 

Кеворков в отличие от своих предшественников на посту первого секретаря обкома не был выходцем не из Карабаха, не из Армении. Он родился в Шамахы, жил в Баку, что не могло пройти бесследно и отложило отпечаток на его деятельность

На первый взгляд, казалось, ничего особенного в этих кадровых перестановках не было. Одного армянина заменили другим. Однако, это лишь на первый взгляд. Кеворков в отличие от своих предшественников на посту первого секретаря обкома не был выходцем не из Карабаха, не из Армении. Он родился в Шамахы, жил в Баку, что не могло пройти бесследно и отложило отпечаток на его деятельность. Кеворков занимал пост первого секретаря обкома НКАО дольше всех своих предшественников - 15 лет и был освобожден от должности лишь после начала конфликта в феврале 1988 года. В дальнейшем были проведены и другие кадровые перестановки в руководстве Нагорного Карабаха, где вторым секретарем обкома был назначен русский, а первым заместителем председателя областного совета азербайджанец.

21 марта 1975 года состоялся Пленум Обкома НКАО, который позже вызвал шквал критики у армянских националистов различного калибра, посылавших многочисленные письма руководству Армении и СССР с резкой критикой в адрес партийного руководства автономной области и с требованиями его отставки. Причиной подобной реакции стало выступление на пленуме первого секретаря областного комитета партии Нагорно-Карабахской автономной области Б. Кеворкова, в которой прозвучали конкретные фамилии и факты о националистических элементах, стремившихся нарушить политическую стабильность в регионе.

Так, затронув в начале своего доклада текучие вопросы, Кеворков далее перешел к основной теме - борьбе "рабочего класса с буржуазным национализмом и мелкобуржуазными настроениями национального эгоизма, чванства, исключительности, замкнутости". Кеворков в резкой форме осудил попытку отдельных лиц склонить армянскую молодежь к совершению действий, наносящих ущерб "дружбе советских народов", установив, что их действия перекликаются "с идейно-политическими установками дашнакских зарубежных центров, с целями идеологических служб империализма".

Первый секретарь обкома призвал коммунистов "давать принципиальный отпор любым, даже малейшим проявлениям националистических пережитков" и создать обстановку "нетерпимости к проявлениям национальной ограниченности, чуждых нравов национальной исключительности, кичливости".

В выступлении Б.Кеворкова прозвучала сплошная критика в адрес исключительно представителей армянской интеллигенции и руководителей автономной области. Осудив армян за расправу над Аршадом Мамедовым в июле 1967 г., докладчик также припомнил и взрыв гранаты в 1971 г. у Степанакертской гостиницы "Карабах". Кеворков отметил грубые ошибки, допущенные бывшим первым секретарем Г. Мелкумяном и секретарем обкома партии Н. Арутюняном, ответственного за пропаганду и агитацию.

Выступление Б.Кеворкова, опубликованное на страницах газеты "Советский Карабах" 23 марта 1975 года, дало армянским националистам удобный повод вновь начать шумиху вокруг Нагорного Карабаха после наступившей паузы в связи с проведением торжеств, посвященных 50-летию автономии. Была начата мощная кампания писем и обращений в Москву. Среди авторов писем замелькали имена армянских писателей Л.Гурунца и С.Капутикян. Интересно, что в своих письмах на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Л.Брежнева эти деятели не нашли в себе смелости открыто ставить перед московским начальством вопрос о передаче Нагорного Карабаха Армении. Больше всего их самолюбие задело то, что Кеворков накануне 60-й годовщины событий 1915 года на территории Османской империи, затронув тему т.н. "геноцида армян", осудил действия Согомона Тейлеряна за убийство турецкого министра внутренних дел Талята паши.
 

В очередной раз Б.Кеворков попал в опалу своих соплеменников, когда в 1977 году в шестом номере журнала "Проблемы мира и социализма", который издавался в Праге на 32 языках и распространялся в 145 странах мира, было опубликовано интервью с ним под названием "Мы видели братство наций"

В очередной раз Б.Кеворков попал в опалу своих соплеменников, когда в 1977 году в шестом номере журнала "Проблемы мира и социализма", который издавался в Праге на 32 языках и распространялся в 145 странах мира, было опубликовано интервью с ним под названием "Мы видели братство наций". Авторы интервью - член национального совета Компартии Индии Сарада Митра и член ЦК Иракской компартии Адель Хаба побывали в Азербайджанской ССР по приглашению ЦК КПСС, чтобы познакомиться с развитием национальных отношений. В НКАО они встретились с первым секретарем Нагорно-Карабахского обкома партии Б. Кеворковым и задали ему вопрос, почему Нагорный Карабах входит в состав Азербайджанской ССР, а не Армянской, от которой отделяет его лишь узкая полоска земли. Кеворков ответил: "Хотя армянская автономная область и близка к армянской союзной республике, однако они отделены высокими горами. Армянский народ Нагорного Карабаха обрел государственность в составе Азербайджана и выбрал эту долю добровольно. Край расцвел в составе Азербайджана... Только националисты могут говорить: "Пусть я буду плохо жить, но буду связан с Арменией".

Едва этот номер лег на стол писателя Серо Ханзадяна, как он написал открытое письмо Л.И.Брежневу. Тем более, что подвернулся удобный повод накануне подготовки принятия новой Конституции СССР в очередной раз напомнить московскому руководству о необходимости передачи Нагорного Карабаха Армении. В начале своего письма Ханзадян вновь вернулся к мартовскому пленуму обкома НКАО в 1975 году, расценив выступление на нем Кеворкова как попытку "облить грязью успехи и достижения социалистической Армении".
 

В традиционной армянской манере Ханзадян просил: "Дорогой Леонид Ильич! Это не впервые, когда нерешенная проблема Карабаха мешает укреплению дружбы между двумя народами"

В заключении своего письма в традиционной армянской манере Ханзадян просил: "Дорогой Леонид Ильич! Это не впервые, когда нерешенная проблема Карабаха мешает укреплению дружбы между двумя народами. Вся надежда на то, что Вы решите, наконец, вопрос, который вот уже более полувека олицетворяет саму несправедливость. Находящаяся в пределах нашего единого могучего государства исконно армянская область с более чем 80-процентным армянским населением, армянскими школами, государственным армянским языком, должна находиться в составе Советской Социалистической Армении. Справедливое решение этого вопроса будет расценено народами мира как новое торжество ленинской национальной политики".

В результате Демирчяну пришлось держать ответ перед Москвой за дерзость своего литератора, а Азербайджан в очередной раз не поддался армянской провокации.

После принятия новой Конституции СССР в октябре 1977 года в республиках шла подготовка к принятию собственного Основного закона, статьи которой после косметических изменений, должны были соответствовать положениям союзной. Перед этим в Москву вновь стали поступать многочисленные обращения с требованием присоединить НКАО к Армении. Уже после принятия новой Конституции СССР, 23 ноября 1977 года состоялось заседание Президиума Совета Министров СССР, в протокол которого была внесена следующая формулировка: "Вследствие ряда исторических обстоятельств несколько десятилетий назад Нагорный Карабах искусственно был присоединен к Азербайджану. При этом нe были учтены историческое прошлое области, ее национальный состав, желание народа и экономические интересы. Прошли десятилетия и вопрос о Карабахе продолжает склоняться, вызывать беспокойство и моменты недоброжелательности между двумя соседними народами, связанными вековой дружбой. Надо присоединить Нагорный Карабах к Армянской ССР. Тогда все станет на свои законные места".

Однако вскоре высшее союзное руководство видимо, взвесив все за и против, отклонило данное предложение и сняло вопрос с повестки дня.

В целом, в советский период Армянская ССР выдвинуло 16 предложений о переименовании НКАО в Армянскую НКАО и 45 предложений о праве НКАО перейти в состав Армянской ССР. Таким образом, конфликт в 1988 году возник не на пустом месте.
 

В целом, в советский период Армянская ССР выдвинуло 16 предложений о переименовании НКАО в Армянскую НКАО и 45 предложений о праве НКАО перейти в состав Армянской ССР

У армян подпольное движение за присоединение Нагорного Карабаха к Армении существовало на протяжении десятилетий. Они готовились к нему с момента предоставления автономии Нагорному Карабаху в 1923 году, поскольку не считали это решением проблемы и не отказались от планов аннексии данной территории. Во всех случаях конфликт подогревался из Армении, без опоры на которую карабахские армяне не осмелились бы идти на конфронтацию одновременно с союзным и азербайджанским руководством.

Постоянно держа руку на пульсе, письмами, обращениями во власть армянские националисты пытались удержать вопрос на повестке дня, выжидая тем самым лишь удобный момент, который наступил после того, как почувствовали, что центральная власть "отпустила поводья". Так они впервые получили у советских руководителей в лице Горбачева и его окружения обещания рассмотреть вопрос.

В то же время не вполне реальной является версия, будто конфликт возник вследствие политических решений на высшем уровне. Советские политические лидеры, уровень которых не соответствовал требованиям времени, начиная с 1988 года, скорее следили за развитием конфликта, нежели были его поджигателями. Когда же пытались проявить инициативу для его разрешения, то вместо профилактики и грамотной диагностики, в спешке прописывали неправильные и даже губительные, рецепты. Тяжелые последствия этого некачественного "лечения" Азербайджан испытывает до сих пор. 

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!