"Историческая призма": 1921 год. Неизвестные подробности большевистско-дашнакского сговора

22 февраля 2013 09:15 комментариев

Июль 1921 года оказался весьма богатым на события, которые сыграли важную роль в определении дальнейших границ между советскими республиками Южного Кавказа.

В Тифлисе проходили переговоры, в которых участвовали высшие партийные бонзы Москвы на Южном Кавказе во главе с И.Сталиным и Г.Орджоникидзе, а также главы правительств Азербайджана, Армении и Грузии. В результате были приняты решения, которые в дальнейшем оформили армянскую автономию в Нагорном Карабахе в составе Азербайджанской и абхазскую автономию в составе Грузинской ССР.

В середине июля 1921 года в результате стремительного наступления Красная Армия устанавливает контроль над западным Зангезуром, где осели банды во главе с Ндже, ликвидировав тем самым последний антисоветский очаг сопротивления дашнаков. Казалось, борьба вокруг Нахчывана, Нагорного Карабаха и Зангезура, которая стало причиной кровопролитных столкновений между Арменией и Азербайджаном на протяжении 1918-1921 гг. вступила в завершающую фазу.

Однако для армян этим дело не кончилось. Они были весьма недовольны решениями русско-турецкого Московского договора (март 1921 г.), который лишил их очередной возможности расширить свои границы за счет Турции и Азербайджана. Поэтому накануне Карсской конференции, где должны были быть окончательно утверждены границы между республиками Южного Кавказа и Турции, армянские политики пытались использовать любую возможность, надеясь добиться пересмотра прежних решений о границах советской Армении.
 

Армянские политики пытались использовать любую возможность, надеясь добиться пересмотра прежних решений о границах советской Армении

Очередная такая возможность представилась им в июле 1921 года. 14 июля 1921 года в ходе переговоров с Польшей в Риге представитель РСФСР А. Иоффе подписал проект соглашения с представителями партии "Дашнакцутюн". Этим проектом большевистский посланник давал согласие, ни более ни менее, на присоединение к Советской Армении турецкой территории, населенной армянами, и образование "независимой Армении". В свою очередь дашнаки брали на себя обязательство вести агитацию среди армян, как внутри страны, так и за рубежом в целях объединения их вокруг правительства Армении, и всемерно содействовать получению помощи и поддержки европейских держав в деле разрешения по почину РСФСР армянского вопроса.

Данное сепаратное соглашение с дашнаками было грубейшим нарушением подписанного 16 марта 1921 года в Москве договора с Турцией и неминуемо вело к прямой конфронтации с Анкарой. Однако в телеграмме, отправленной А.Иоффе 14 июля 1921 года на имя секретаря ЦК РКП(б) В.Молотова и наркома иностранных дел советской России Г.Чичерина, где он поставил кремлевских руководителей уже перед фактом, выражалась уверенность, что соглашение с дашнаками весьма целесообразно. Основные аргументы большевистского посланника заключались в том, что "из так называемого социалистического лагеря дашнаки самые сговорчивые и самые терпимые и для них вопрос о существовании Армении и армянского народа превалирует над всеми вопросами, и советский режим, как таковой, пролетарская революция, как таковая, наконец, даже коммунистическая программа, в сущности, мало их интересует и гораздо менее отвергает от нас".

Поэтому Иоффе предлагал использовать армянский вопрос, который, по его мнению, "очень популярен среди пролетарской массы Европы и Америки" в борьбе против представителей грузинских меньшевиков и азербайджанских мусаватистов, которые обвиняли большевиков в "империализме и насилии над Грузией и Азербайджаном". Большевистский посланник считал, что лишь таким образом можно добиться выхода дашнаков "из Кавказского белогвардейского союза" и ведения ими повсюду агитации в пользу советской Россию.
 

"Достаточно потолкавшись в передних "великих держав", они теперь, когда Россия опять "пришла" в Армению, готовы забыть свои старые распри и ждут помощи и спасения только от нас"

Иоффе наивно полагал, что год советской власти в Армении не прошел для дашнаков даром: "Достаточно потолкавшись в передних "великих держав", они теперь, когда Россия опять "пришла" в Армению, готовы забыть свои старые распри и ждут помощи и спасения только от нас. Они искренно и честно готовы сотрудничать с Советской властью в Армении и опять вернули себе свою ориентировку для России". В то же время Иоффе призывал быть осторожным с правительством Кемаль паши, обвиняя его "в игре на несколько фронтов". Иоффе считал, что необходимо предложить Кемалю вступить в переговоры с Советской Арменией при посредничестве Москвы, что даст время для выгодного приручения дашнаков.

Однако последовавшая вскоре реакция из Москва показала, что она не была в восторге от самодеятельности, крайне наивных и романтических взглядов своего посланника. В телеграмме Г.Чичерина, отправленного 24 июля 1921 года В.Молотову, нарком иностранных дел советской России писал: "Не только совершенно неприемлемо парафированное в Риге соглашение, в котором наши делегаты обещали хлопотать о присоединении турецкой Армении к Армянской Республике, но самый факт оставления такого проекта в руках "дашнаков" может вести к серьезным осложнениям для нашей турецкой и вообще восточной политики и может иметь для нас роковые последствия".

26 июля 1921 года на заседании Политбюро ЦК РКП(б) во время обсуждения проекта соглашения с дашнаками, парафированного в Риге, было принято постановление решительно отклонить его. Несмотря на то, что дипломатическая акция А.Иоффе была решительно дезавуирована советским правительством (было объявлено, что Иоффе превысил свои полномочия), однако сам эпизод показал, что Москва еще не собиралась выбрасывать из колоды старый антитурецкий козырь - претензии армянских националистов на т.н. "Турецкую Армению", с целью оказания дипломатического нажима на Турцию.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!