"Историческая призма": 1920-й. Окончательный крах нахчыванских планов Армении

17 сентября 2014 06:00 комментариев

После начала армяно-турецкой войны в конце сентября 1920 года и даже активного продвижения турецких войск вглубь Армении, Россия не решилась на военное вмешательство, ограничившись лишь призывами к сторонам принять ее посредничество. В тот момент основное внимание большевиков было приковано к западному фронту.

Однако, опасаясь, что наступление турок может спровоцировать вторжение Антанты, Москва отдала предпочтение укреплению границ Азербайджана и, прежде всего, подступов к Баку. Советское руководство не могло допустить повторения событий 15 сентября 1918 года, когда большевики потеряли власть в Баку, который был занят азербайджано-турецкими войсками.
 

Крайне антиазербайджанскую позицию занял полномочный представитель России в Армении Борис Легран

В этих условиях крайне антиазербайджанскую позицию занял полномочный представитель России в Армении Борис Легран. В телеграмме от 23 сентября 1920 года Г.Чичерину Б.Легран предлагал добиться от Армении транзита через ее территорию в Турцию, уступив ей за это Нахчыван и Зангезур. Легран пытался обосновать подобный шаг тем, что Армения не пойдет ни на какие уступки, если ей что-то не дать. По мнению Леграна, Зангезур, дескать, является армянской областью и такая уступка Армении будет носить естественный характер.

В телеграмме же от 8 октября Г.Чичерину Легран, выступая уже сторонником передачи Нахчывана Армении, считал, что подобный исход "кажется естественным и скорее желательным, чем опасным". В телеграмме от 24 октября 1920 года Легран сообщал Чичерину об условиях Армении, на которых она согласна предоставить транзит и связь РСФСР с Турцией. Эти условия полностью совпадали с ранее предложенным планом Леграна. Категорическим условием Армении было немедленное признание за ней Зангезура и Нахчывана, в обмен на отказ от Карабаха. При этом Легран просил Чичерина до его прибытия в Баку не сообщать об этих условиях руководству Азербайджана, чтобы не вызывать излишние волнения.

Через несколько дней эти условия нашли отражение в заключенном 28 октября между Б.Леграном и правительством Армении протоколе к будущему договору, по которому представитель России самовольно взял на себя ответственность решать от имени Азербайджана и Турции вопрос об их границах с Арменией.
 

Эти условия нашли отражение в заключенном 28 октября между Б.Леграном и правительством Армении протоколе к будущему договору, по которому представитель России самовольно взял на себя ответственность решать от имени Азербайджана и Турции вопрос об их границах с Арменией

Согласно протоколу правительства РСФСР и АССР должны были признать незыблемыми права Армении на территории спорных областей - Нахчыванского и Зангезурского уездов и вывести из пределов этих уездов все войсковые части, находящиеся в подчинении командования РСФСР и Азербайджанской ССР. В обмен правительство Республики Армения должно было безоговорочно отказаться от всяких притязаний на Карабах.

Что же касается границ между Арменией и Турцией, то последней предлагалось отвести свои войска за бывшую русско-турецкую границу 1914 г., а также отказаться от Брест-Литовского договора и Батумской конвенции. Правительству Великого Национального Собрания Турции предлагалось также признать безоговорочно независимость Республики Армения в границах, определенных мирным договором РСФСР с Республикой Армения.

Данными условиями Москва фактически вновь пыталась реанимировать вопрос о так называемой "турецкой Армении". Эта мысль находит подтверждение в приложенном к протоколу проекте будущего договора, состоявшего из 17 пунктов. Согласно 1 пункту данного проекта, "РСФСР считала справедливым присоединение к Республике Армения областей Турецкой Армении и готова была оказать свое дружеское влияние на союзные государства с целью фактического присоединения различных означенных областей или частей их к Армении".

Однако в отличие от протокола, в проекте особо оговаривалось, что государственная принадлежность спорных между Арменией и Азербайджаном Карабаха, Зангезура и Нахчывана при отсутствии непосредственного соглашения должны были быть определены референдумом. Таким образом, большевистское руководство рассматривало самые различные варианты решения территориальных вопросов.
 

В проекте особо оговаривалось, что государственная принадлежность спорных между Арменией и Азербайджаном Карабаха, Зангезура и Нахчывана при отсутствии непосредственного соглашения должны были быть определены референдумом

Проект договора имел также дополнение, состоявшее из 14 пунктов, по которому Армения обязывалась обеспечить транзит войск и оружия по железной дороге в Турцию с условием, что они не будут применяться против нее. В телеграмме от 1 ноября 1920 года Б.Легран ставил Г.Чичерина в известность о заключенном протоколе с Арменией, уверенно считая "соглашение приемлемым и открывающим реальную возможность парализовать старания Антанты превратить Армению в свое орудие и укрепить наше положение на Южном Кавказе, обеспечивая наше влияние в важном стратегическом узле, каковым является область, занимаемая Арменией". Кроме того, Легран считал, "что если занять твердую позицию, нам удастся склонить Азербайджан к желательному решению".

Однако было ясно, что в случае реализации договора был бы вбит большой клин в отношениях между Анкарой и Москвой. Поэтому вскоре из Баку последовала первая реакция на данную самодеятельность Леграна. 4 ноября 1920 г. на проходившем в Баку совместном заседании Политбюро АКП (б) и Кавбюро ЦК РКП (б) присутствовали И.Сталин, Г.Орджоникидзе, а также Б.Легран.

После обсуждения итогов переговоров, проходивших в Эривани, было принято следующее постановление: "Предложенный в договоре пункт о передаче Армении Нахчывана и Зангезура не выгоден ни в политическом, ни в стратегическом отношении и может быть проведен в крайнем случае".
 

Предложенный в договоре пункт о передаче Армении Нахчывана и Зангезура не выгоден ни в политическом, ни в стратегическом отношении и может быть проведен в крайнем случае"

На том же заседании Нариманову было поручено составить "мотивировку мнения" Политбюро, но окончательного решения о договоре не выносить до переговоров Сталина по этому вопросу с ЦК РКП(б). В письме Г.Чичерину от 5 ноября 1920 года И.Сталин и Г.Орджоникидзе отметили, что "проект не может быть подписан немедленно и нуждается в подробном рассмотрении и существенном изменении".

В тот же день Сталин посылает телеграмму В.Ленину, где вновь предостерегает Москву: "Без тщательной разведки и выяснения положения в Турции нельзя подписывать договора с Арменией, дающего Армении, т.е. Антанте, важнейший стратегический район с мусульманским населением и втягивающий нас в конфликт с Турцией. С договором с Арменией пока надо тянуть, делая вид, что желаем выгодного для Армении мира, а потом видно будет".

В результате состоявшихся переговоров с Москвой, выступая на объединенном заседании ЦК АКП (б), БК АКП (б), Кавбюро ЦК РКП (б), Азревкома и Бакисполкома 9 ноября 1920 года, где обсуждался вопрос о спорных территориях, И.Сталин скажет: "Если хотят узнать, кому принадлежат долина Зангезур и Нахичеван, то теперешнему правительству Армении их передавать нельзя. Будет советская, тогда можно будет". Из выступления И.Сталина, а также писем Б.Леграна, становится ясно и то, что план передачи Нахчывана и Зангезура Армении был подготовлен высшим большевистским руководством в Кремле еще задолго до ее советизации.

Занятие турецкими войсками Карса и приближение к Александрополю вынудили большевистское руководство дополнить свои дипломатические усилия военными. 7 ноября 1920 года в разговоре по прямому проводу с Леграном, который в это время находился в Баку, Чичерин просил передать Сталину, "что ввиду улучшения нашего положения на других фронтах, военные больше не возражают против большей активности на Кавказе. Обращение к нам армянского правительства заставляет нас вмешаться, поставив условия или минимальные, или максимальные". Одновременно Чичерин считал, что проект договора с Арменией, подготовленный при участии Леграна устарел ввиду наступления турок, остановить которое можно лишь путем посредничества. Таким образом, процесс советизации Армении вступил в решающую фазу. В телеграмме от 8 ноября В.Ленину и Г.Чичерину И.Сталин предлагал немедленно двинуть войска к границам Армении и войти в Эриван.
 

Чичерин считал, что проект договора с Арменией, подготовленный при участии Леграна устарел ввиду наступления турок, остановить которое можно лишь путем посредничества

9 ноября 1920 года Чичерин отправил Сталину свои соображения об отношениях с Арменией и Турцией. В частности, Чичерин считал, что передача Зангезура и Нахчывана Армении несвоевременна. Чичерин затронул также вопрос о "турецкой Армении", отметив, что Москва не требует от турок возвращения к границам 1914 года и даже считает невозможным требовать от нее вывода войск с территории недавно занятого Карса. Данные вопросы подлежали дальнейшему обсуждению смешанных комиссий.

Весьма сложным, по мнению Чичерина, являлся вопрос о "турецкой Армении", поскольку она не имела общей границы с "русской Арменией". Таким образом, успешное наступление турецких войск заставило Чичерина временно забыть о прежних требованиях к туркам передать Армении Муш и Битлис. Теперь его больше заботил вопрос какие войска - большевистские или турецкие - первыми войдут в Эриван и будут рапортовать о свержении дашнакского правительства.

Чичерин пришел к окончательному выводу, что лишь "советизация Армении сразу перевернула бы весь вопрос, дала бы возможность поставить армяно-мусульманские отношения на совершенно новые рельсы". Как видно из телеграммы Б.Леграна Г.Чичерину от 20 ноября 1920 года, турки уклончиво отнеслись к предложениям России о посредничестве, а дашнаки опасались в случае военного вмешательства большевиков потерять власть. Члены дашнакского правительства были готовы даже путем уступок заключить соглашение напрямую с турками.

Причины продвижения турков вглубь Армении и отказа турецкого командования от посредничества большевиков были четко изложены в беседе командующего Восточным фронтом правительства ВНСТ Казыма Карабекира с полномочным представителем РСФСР на переговорах с представителями ВНСТ Б.Шахтахтинским, состоявшейся 28 ноября 1920 года в Александрополе.

К.Карабекир отметил: "...Россия предложила Турции отказаться от всякой мысли наступать на Армению, являвшуюся самой искренней союзницей Антанты. Несмотря на то, что в борьбе нашей с Антантой Армения все время вонзала нож нам в спину, мы все-таки решили воздержаться, дабы угодить России. После всего этого Советская Россия потребовала передать Армении некоторые области Анатолии. Россия в явный ущерб делу хотела создать реакционную без армян "Великую Армению" за счет Турции и Азербайджана. И, наконец, Россия отдала Нахчыванский край Армении. Это был единственный коридорчик, через который турки поддерживали связь с Россией. Этим шагом России все возглавляющие турецкую революцию деятели были почти обезоружены перед турецкой массой, которая потеряла веру в какую бы то ни было поддержку России. С другой стороны, стали поступать вести об из ряда вон выходящих ужасах, совершаемых в Азербайджане. В это же самое время армянские войска стали наступать и устраивать резню мусульман в Ольтинском районе. Терпение турецкого народа лопнуло и он потребовал примерно наказать дашнаков".
 

"Стали поступать вести об из ряда вон выходящих ужасах, совершаемых в Азербайджане. В это же самое время армянские войска стали наступать и устраивать резню мусульман в Ольтинском районе. Терпение турецкого народа лопнуло и он потребовал примерно наказать дашнаков"

Продолжая подозревать Анкару в тайном соглашении с Антантой, желании оккупировать всю Армению и вторгнуться в Азербайджан, Москва поняла, что настало время для военного вмешательства с целью скорейшей советизации Армении, дабы не потерять ее полностью в условиях расширения турецкого военного присутствия.

По предложению Г.Орджоникидзе, которое было поддержано И.Сталиным, большевики решили военным путем вклиниться между Турцией и Азербайджаном для того, чтобы путем создания армянского буфера лишить их в будущем непосредственных границ. Реальным осуществлением этого плана стала советизация Армении в конце ноября 1920 года, которым получил развязку продолжавшийся на протяжении двух лет кровавый территориальный конфликт между Арменией с одной стороны и Азербайджаном и Турцией - с другой.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!