"Историческая призма": 1919-й. Антанта - надежда Армении на присвоение территорий Азербайджана

16 января 2015 09:15 комментариев

Первое кратковременное присутствие английских войск на Южном Кавказе, в том числе в Северном Азербайджане в августе - сентябре 1918 года завершилось поспешным их отступлением в Северный Иран в условиях пред­видения неминуемого захвата Баку наступающими на город азербайджано-турецкими войсками.

Единственным утешением для отступающей английской армии генерала Г.Денстервиля был захват с собой кораблей, воору­жения и амуниции, а также вывоз в Энзели, для обеспечения бу­дущих операций на Кавказе, запасов топлива.

После эвакуации из Баку Денстервиль был отозван из Ирана, и на базе его миссии и новых контингентов войск, прибывших из Месопотамии, была создана интервенционистская группа, получившая наименование "Норперфорс" ("Войска Северной Персии"). Ее возглавил генерал Вильфред Томсон.

После поражения Османской Турции в Первой мировой войне и вывода турецких войск с территории Азербайджана, 17 ноября 1918 года в Баку вошли английские войска под командованием генерала В.Томсона. В день прибытия в Баку Томсон объявил город на военном положении и провозгласил себя генерал-губернатором Баку. Вскоре английские войска оккупировали все Закавказье, где численность их офицеров и солдат доходила до 30 тысяч человек.
 

Взаимоотношения британских оккупационных властей с основными политическими силами, действовавшими в этот период на Кавказе, а имен­но: с правительствами закав­казских республик и командованием вооруженных сил Юга России во главе с генералом Антоном Деникиным, были необычайно сложные

Взаимоотношения британских оккупационных властей с основными политическими силами, действовав­шими в этот период на Кавказе, а имен­но: с правительствами закав­казских республик и командованием вооруженных сил Юга России во главе с генералом Антоном Деникиным, были необычайно сложные. С одной стороны, английское командование поддерживало генерала Деникина и молодые республики для предотвращения проникновения Красной Армии в регион. С другой стороны, попытки генерала Деникина восстановить Россию в границах 1914 года вступали в противоречие с планами, прежде всего, правительств Азербайджана и Грузии сохранить свою независимость.

Дополнительные хлопоты англичанам доставляли кровавые вооруженные столкновения между республиками Южного Кавказа, которые не могли разрешить проблему взаимных границ. Желания новых независимых республик установить пределы своих территорий, основываясь подчас на леген­дарных сведениях (или преданиях) относительно границ, скажем, "Великой Армении" или пределов средневековых грузинских княжеств, наталкивались на встречные претензии к обладанию теми или иными землями со стороны соседнего государства. В условиях исторически сложившегося "чересполосного" смешанного расселения в регионе разных народов, попытки сторон решать вопросы размежевания территорий посредством неоднократных переговоров, терпели неудачу. Оставался лишь насильственный путь проведения границ, которому все чаще стали отдавать предпочтение враждующие стороны.

Вслед за армяно-грузинской войной за обладание Борчалинским уездом, начавшейся в декабре 1918 г., последовали армяно-азербайджанские вооруженные столкновения в Нахчыванском районе и Нагорном Карабахе. Данные конфликты вынуждали англичан постоянно вмешиваться в них, посылая свои войска в те или иные горячие точки для усмирения сторон. Взяв на себя роль державы, заботящейся об обеспечении "зако­на и порядка" на Южном Кавказе, Великобритания участвовала в разре­шении почти всех возникавших здесь межгосударственных и иных конфликтов.
 

Взяв на себя роль державы, заботящейся об обеспечении "зако­на и порядка" на Южном Кавказе, Великобритания участвовала в разре­шении почти всех возникавших здесь межгосударственных и иных конфликтов

Какую из участвующих в конфликте сторон следова­ло поддерживать, решал штаб британских оккупационных войск в Тифлисе, а в отдельных случаях - главнокомандующий "Армией Черного моря" в Константинополе. Вопрос о том, какими критериями или политическими сообра­жениями руководствовались британские военные, оказывая под­держку той или иной из конфликтующих сторон (или же занимая позицию нейтралитета), требует специального изучения. Однако во всех случаях британское командование неизменно руководство­валось политической целесообразностью.

Армения в годы британской оккупации была почти постоянно в конфликте со своими соседями - Азербайджаном и Грузией. Активно сотрудничала она лишь с британскими военными влас­тями, представителями и миссиями других государств Антанты, а также с правительством генерала Деникина. Главным содержа­нием политики и практической деятельности дашнакского правительства Армении в 1918-1920 гг. можно считать "собирание" земель. Круг земель, которые намечалось собрать в границах ранее (до Первой мировой войны) не существовавшего национального армянского государ­ства, довольно явственно вырисовывается при ознакомлении с донесениями английских военных представителей, в связи с имевшими место в этих районах вооруженными столкновениями. Это в первую очередь - Нахчыван, Зангезур и Карабах, а также районы Борчалы, Ахалциха и Ахалкалаки, права на владение которыми предъявляла и Грузия. 

Успех в политике собирания "Великой Армении" правительст­во республики связывало с надеждой на получение помощи от союзников, в первую очередь от Англии и США. От первой ожи­далась прямая военная поддержка и политическое признание, а от второй - финансовая помощь и принятие мандата на управление страной. Англичане, несомненно, помогли Армении, но меньше, чем она ожидала. Оказалось, что цели британской политики неис­поведимы, а интересы Англии не могут совмещать оказание поддержки, как Армении, так и ее политическим противникам.
 

Успех в политике собирания "Великой Армении" правительст­во республики связывало с надеждой на получение помощи от союзников, в первую очередь от Англии и США

Для разрешения армяно-азербайджанского территориального конфликта вокруг Карабаха и Зангезура английское командование выбрало модель территориального обособления зоны конфликта путем создания здесь особой администрации - генерал-губернаторства. Контроль над ним англичане осуществляли через своего военного представителя, входившего в руководство администрации с правом решающего голоса.

Однако армянская сторона была крайне недовольна подобным решением и считала, что, если нельзя передать управление Карабахом и Зангезуром Армении, то надо уч­редить здесь английское генерал-губернаторство, не подчиненное ни одной из претендующих сторон. Однако, губернатором Ка­рабаха и Зангезура в январе 1919 года был назначен представитель Азербайджана.

В ответ на протест министра-председателя правительства Армении против назначения на этот пост доктора Х.Султанова, ге­нерал В.Томсон возразил, что губернатор будет находиться в подчи­нении у британского офицера, при котором для связи следовало бы иметь представителя армянского населения региона.

Позже, благодаря настойчивости англичан, стороны пришли к компромиссу о том, что армянская часть Карабаха и Зангезура будет временно, до решений Парижской конференции, сохранена в границах Азербайджана. Этот вариант взаимоотношений между армянским населением региона и правительством Азербайджана был закреплен соглашением от 22 августа 1919 года.

В отличие от карабахского вопроса, бешеная кампания лжи и клеветы, развернутая армянскими националистами вокруг Нахчывана, как якобы плацдарма турок, пытавшихся сохранить свое влияние в регионе и отрезать Армению от османских вилайетов, населенных армянами, сыграла решающую роль в передаче англичанами в мае 1919 года данного региона под управление Армении. Однако, уже в июле 1919 года, в результате выступления местного мусульманского населения, армянскому правлению в регионе был положен конец. Нахчыванский район окончательно перешел под контроль правительства Азербайджана.
 

Уже в июле 1919 года, в результате выступления местного мусульманского населения, армянскому правлению в регионе был положен конец. Нахчыванский район окончательно перешел под контроль правительства Азербайджана

В целом, давая характеристику британскому военному присутствию на Кавказе (1918-1919) необходимо отметить, что она зависела от многих обстоя­тельств: от возможности держать значительные военные силы в регионе, в котором были переплетены интересы различных держав и накопилось множество этнических противоречий. В то же время эвакуацию британских войск из Закавказья, проведенную летом 1919 г., нельзя рас­сматривалась как окончательную, поскольку большая часть этих войск отводилась в соседние страны - Иран и Турцию. Необра­тимость ее стала очевидной для Великобритании лишь весной 1920 года, после победоносного наступления Красной Армии в при­каспийских районах, разгрома основных сил армии Деникина и вынужденной эвакуации ее остатков на Крымский полуостров.

Именно к этому периоду относится подписание на совещании межсоюзнического Верховного совета в Париже актов о признании независимости Азербайджана, Армении и Грузии. Эти акты рассматривались как мера, дающая возможность Великобритании сохранить свое влияние на Южном Кавказе. Однако британским планам тогда не было суждено сбыться: история распорядилась иначе. Начиная с 1920 года Москва постепенно стала возвращать себе статус главного политического арбитра на Кавказе и играть все более активную роль в определении будущей геополитической конфигурации региона.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!