1918-й. Армянских бандитов постигла судьба их жертв

20 марта 2016 00:12

Материалы, собранные Чрезвычайной следственной комиссией (ЧСК), созданной в июле 1918 года правительством Азербайджанской Демократической Республики, воспоминания большевиков доказывают, что активными руководителями большевистско-дашнакских вооруженных формирований, совершивших геноцид против азербайджанского населения в Баку, Шамахе и Губе в марте -апреле 1918 года были Степан Лалаев и Амазасп Срвазтьян.

Степан Лалаев принадлежал к богатому армянскому семейству Лалаевых. Он был сыном известного дашнакцакана и националиста Балабека Лалаева, активного участника и организатора армяно-азербайджанских столкновений 1905 года в Баку и Шамахе, во время которых был убит.

Лалаев родился в Шамахе, жил постоянно в Баку и к моменту начала событий ему было 27 лет. Лалаев являлся офицером русской армии и носил звание корнета (в русской армии данное звание в основном носили служившие в кавалерии).

Как и других армянских офицеров, у Лалаева (как вспоминал Л.Шаумян, он был Георгиевским кавалером-И.Н.) был большой военный опыт, который они приобрели, участвуя в составе иррегулярных армянских дружин на фронтах Первой мировой войны. Позже, составив отдельный Армянский корпус, армянские воинские части во главе с их командирами в полном составе влились в армию Бакинского Совета, насчитывавшую по разным подсчетам от 13 до 18 тысяч человек и на 80 % состоявшую из армян-фронтовиков. Возглавили эти войска армянские офицеры царской армии подобные Аветисову, Казарову, Амазаспу, Амирову, Лалаеву.

В показаниях большинства свидетелей и лиц, которым был нанесен моральный и материальный ущерб, фамилия Лалаева фигурирует в числе основных виновников геноцида мусульманского населения, осуществленного большевистско-дашнакскими силами в марте-апреле 1918 года в Баку и Шамахе. Интересно, что во время допроса сам Лалаев, несмотря на многочисленные факты, собранные Чрезвычайной следственной комиссией АДР, категорически отрицал свою причастность к резне мусульман в Баку в марте 1918 года.

Естественно, что показания Лалаева резко контрастировали с показаниями свидетелей этих кровавых событий. Преступления, совершенные бандой С. Лалаева в Шамахинском уезде, нашли отражение и в воспоминаниях рядовых большевиков.

В своих воспоминаниях о событиях в Шамахе Н.Асриянц отмечает, что "Лалаев поджег город с помощью армянских беженцев. Его приговорили к расстрелу, но он был спасен по просьбе солдат".

По словам большевика П.Бочарова, ставшего свидетелем кровавой драмы, устроенной большевистско-дашнакскими формированиями в Шамахе, отряд Степана Лалаева имел "обширный мандат" от Бакинского правительства.

Далее он отмечал: "За одну ночь города как не было. Население было уничтожено. Воспользовавшись нашей неопытностью, Лалаев организовал вокруг себя шайку бандитов, которые терроризировали местное население, делали нападения на населенные пункты, отбирали скот, насиловали женщин. В результате нападения банд Лалаева в марте-апреле 1918 года на Шамаху в 53 селениях было убито 8027 тысяч человек, из которых было 4190 мужчин, 2560 женщин и 1277 детей".

Злодеяния банд Лалаева в Шамахинском уезде оказались настолько ужасными, что они не могли оставаться в тайне. Возглавляемый С.Шаумяном Бакинский Совет, на заседании Исполнительного комитета солдатских, рабочих и матросских депутатов 22 апреля 1918 года принял специальную резолюцию о положении в Шамахинском уезде.

Согласно резолюции, Чрезвычайной следственной комиссии поручалось расследовать события и привлечь к ответственности виновных. Результатом ее работы явился обвинительный акт против С. Лалаева, как организатора истребления мирного населения и поджога города. Однако, когда настало время арестовывать Лалаева, оказалось, что у комиссии "руки коротки". У Лалаева оказались высокие покровители в лице Шаумяна, строго запретил следственной комиссии арест Лалаева. Это было естественно, потому, что, наказывая Лалаева, руководимый Шаумяном Бакинский Совет фактически должен был вынести приговор себе и признать собственные преступления.

После падения Бакинской коммуны, а вслед за ней, вследствие успешного наступления азербайджано-турецких войск в середине сентября 1918 года на Баку, власти "Диктатуры Центрокаспия", Лалаев бежал из города на одном судне с бакинскими комиссарами. Дальше кровавый след Лалаева ведет в Петровск.

По показаниям группы свидетелей, данных Чрезвычайной следственной комиссии, "приехавших из Петровска в Баку, Степан Лалаев, бежавший туда из Баку со своим отрядом после прихода азербайджано-турецких войск, систематически истязал и убивал персидских подданных мусульман, как местных, так и приехавших в Петровск из Астрахани. Трупы мусульман, убитых компанией Лалаева, были страшно обезображены, с раздробленными черепами, без рук и без ног - по показаниям некоторых из оставшихся в живых свидетелей мусульман, до которых не дошла очередь лишь потому, что после вступления турецких войск в Петровск, Лалаеву и подобным ему пришлось бежать из города.

Как известно, 17 ноября 1918 г. в Баку высадились британские войска во главе с генералом В.М.Томсоном, который был объявлен генерал-губернатором города, а начальником-комиссаром вновь созданной структуры - Полиции Союзных Держав стал полковник Коккерель.

Председателю ЧСК А.Хасмамедову, представившему неопровержимые доказательства вины Степана Лалаева в мартовских событиях в Баку и Шамахе, удалось добиться разрешения у полковника Коккереля на его задержание, и С.Лалаев был арестован в конце ноября 1918 г. полицией Союзных Держав.

Постановление по делу С.Лалаева, принятое 8 ноября 1919 года, гласило, что на основе признания свидетелей, протоколов экспертиз и фотографических снимков, ему грозило лишение всех прав и ссылка на каторжные работы. Однако 26 ноября 1919 года начальник Елизаветпольской губернской тюрьмы, где находился Лалаев в ожидании окончательной участи, сообщил в своей телеграмме члену ЧСК А.Новацкому, что арестант Степан Лалаев умер от паралича сердца.

Амазасп Срвазтьян был одним из наиболее активных и злостных вершителей геноцида азербайджанского народа весной 1918 года. Среди многих совершенных им кровавых преступлений - уничтожение мирного азербайджанского населения Губы.

Амазасп родился в 1873 году в городе Ван, на территории Османской империи. С ранних лет он участвовал в армянском националистическом движении, преследовавшем цель очищения целых областей Турции и Азербайджана от коренного тюркского населения и создания на этих землях армянского государства.

Преследуемый османскими властями за целый ряд совершенных им преступлений, Амазасп был вынужден покинуть Турцию. Он уехал в Иреван - древний азербайджанский город, который уже к началу ХХ века значительно арменизировался вследствие осуществленного российским царизмом массового переселения армян из Турции и Ирана на исконные азербайджанские земли к северу от реки Араз.

В 1905 году Амазасп прибыл в Карабах, где занял должность заместителя так называемой армянской милиции, по сути, представлявшей из себя отряды армянских боевиков. Эта военизированная структура напрямую содействовала началу столкновений между азербайджанцами и армянами в августе 1905 года.

После подавления революционного движения в России, уже в 1908 году, Амазасп, хоть и не имел никакого отношения к социальным лозунгам и классовой борьбе, все же подвергся преследованию со стороны царских властей за антигосударственную деятельность. Вместе с рядом других дашнакских активистов он был арестован и выслан в Сибирь на 15 лет. Однако в 1913 году Амазасп подпадает под царскую амнистию, приуроченную к 300-летию правления в Российской империи династии Романовых. Вскоре он оказывается в Европе, а в 1914 году прибывает в Стамбул. Вновь оказавшись на территории Османского государства, он возобновляетитурецкую деятельность.

С началом Первой мировой войны Амазасп командовал 3-й армянской добровольческой дружиной в составе российской армии. В 1915 году его дружина участвовала в боях за захват Вана, а затем и в сражениях за Битлис и Хизан. В феврале 1917 года Амазасп был назначен российским командованием командиром полицейских отрядов Алашкертского района.

После ухода российской армии с Кавказского фронта, а именно с оккупированных ею ранее турецких вилайетов, армянские солдаты учинили массовую резню местного населения. Одним из организаторов беспощадного террора против мирного турецкого населения был Амазасп.

С началом контрнаступления османских войск Амазасп, осознавая свою неспособность противостоять силам турецкой армии, бежал в Тифлис. Оттуда в начале 1918 года Амазасп отправляется в Баку, где становится одним из руководителей местного Армянского национального совета. Именно армянские офицеры составили командование вооруженных сил Баксовета. Амазасп возглавил одну из трех бригад Кавказского Красного корпуса.

После кровавых событий в Баку, в мае 1918 года Амазасп во главе большого отряда, состоящего исключительно из армян, подошел к городу Губа. Сам Амазасп и не думал скрывать свои истинные цели.

В речи, обращенной к губинцам, он заявил: "Я прислан не для водворения порядка и установления советской власти... мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов Каспийского моря до Шах Дага и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване (Шамахе)".

В ходе трагических событий в Губе весной 1918 года армянскими отрядами во главе с Амазаспом были убиты более 3-х тысяч мирных мусульман. Об истреблении мирного населения Губы военными силами Амазаспа свидетельствует обнаруженное в 2007 году массовое захоронение на берегу реки Гудиалчай. В ходе наступления в середине августа 1918 года на Баку азербайджано-турецких войск отряд Амазасп бежал из города.

По воспоминаниям комиссара бригады Амазаспа, позже известного советского деятеля Анастаса Микояна, причиной тому стало якобы жалоба командира бригады, "что у него сильно заболел живот, и он не в силах больше оставаться здесь. По наивности я поверил. Он взял коня, телохранителей и уехал. Только позже я догадался, что болезнь Амазаспа была выдумкой".

Впрочем, в трусости Амазаспа обвинял не только Микоян, но и глава Баксовета Шаумян. После побега из Баку Амазасп оказывается в Лянкяране, где у власти находились деникинские офицеры. В Лянкяране он занимается тем, что умел лучше всего - уничтожением мирного азербайджанского населения. Оттуда Амазасп бежит в Иран, а чуть позже оказывается в Армянской Республике - искусственном государственном образовании, созданном в мае 1918 года на части территорий бывшего Иреванского ханства.

Амазасп получает должность командующего армянской армией в Нор-Баязете. В период 1918-1920 годов он принимает активное участие в уничтожение мирного азербайджанского населения в бассейне озера Гейча. После провозглашения Армянской ССР Амазасп был арестован. В феврале 1921 года он был убит в Иреванской тюрьме. Его зарубили топором соплеменники из числа армянских коммунистов, видимо, не простивших Амазаспу предательство Шаумяна. Таким образом, Амазасп пал жертвой внутриармянских политических разборок.

Так бесславно и обреченные на забвение завершили свой кровавый жизненный путь палачи, на совести которых были погубленные судьбы десятков тысяч безвинных азербайджанцев.

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!