Знаменитый писатель Николай Васильевич Гоголь панически боялся быть похоронным заживо. В своем произведении-завещании "Выбранные места из переписки с друзьями" он просил: "Тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения". Между тем известно, что Гоголь практически заставил себя умереть.

Как передает Day.Az, об этом пишет russian7.ru.

Как это произошло и почему писатель решил в неполные 43 года окончить свою жизнь?

Сохранились воспоминания друга Гоголя, литературного классика, аптекаря Бориса Яблонского, который в своих дневниках упоминал, что "Николаю Васильевичу снятся вещие сны". И в этих снах писатель видел, что его хоронят заживо, а просыпаясь, представлял, как окружающие, посчитав его мертвым, укладывают в гроб и закапывают глубоко в землю. А он, очнувшись и осознав, что случилось, начинает в гробу звать на помощь, биться руками о крышку и действительно умирает, потому что закончится кислород. Аптекарь Яблонский, выслушав депрессивные мысли писателя, порекомендовал ему принимать успокоительные лекарства и не думать о смерти. Однако в 1931, когда происходило перезахоронение останков классика с кладбища Свято-Данилова монастыря на Новодевичье и гроб Николая Гоголя вскрыли, все присутствующие отметили необычность положения его тела. Возможно, сны писателя действительно сбылись, и в тот роковой для себя день он не умер, а только впал в состояние комы. Что же случилось на самом деле?

В 1839, путешествуя по Италии, Гоголь заболел малярией. Очевидно, заболевание перетекло в малярийный энцефалит, для которого характерны припадки и обмороки, а также сонливость, сильное понижение давления, нарушение дыхания и снижение температуры тела. В "Выбранных местах из переписки с друзьями" классик упоминал, что во время болезни на него находили минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться. Слуги отмечали у писателя частые обморочные состояния. Один из поздних симптомов заболевания - сильнейшие головные боли и неспособность к интеллектуальной деятельности. Осознавая, что он больше не может творить и мучаясь от страшной боли, Гоголь впал в глубокую депрессию. Известно, что он долгое время отказывался от еды и лежал неподвижно, желая собственной смерти, но немедленной и безболезненной. Вот только были ли эти мучения следствием инфекционной болезни, а не душевных расстройств, например, связанных с утратой веры в религиозные идеалы?

Сохранились свидетельства современников, в которых говорится, что Николай Гоголь, изначально не отличавшийся особой религиозностью, в какой-то момент своей жизни стал постоянно говорить об Апокалипсисе. Оказывается, писатель познакомился с некоторыми членами христианского клуба-ордена "Мученики ада", исповедовавшими собственные методы обращения к силам небесным. Для этого они изводили себя голодом и круглосуточными молитвами, чтобы дойти до состояния галлюцинаций, при этом "Мученики ада" не гнушались и разными "умопомрачительными" напитками, чтобы таким образом общаться "с ангелами и Богоматерью". В одном из таких откровений им было сказано, что скоро грядет конец света, чтобы спасти свою душу, встретить его необходимо на Святой земле, в Иерусалиме, у Гроба Господнего. В обстановке строжайшей секретности писатель собирал деньги на поездку и в феврале 1848 вместе с другими членами ордена оказался в Иерусалиме. Только Апокалипсис не случился, а вот руководители "Мучеников ада" исчезли, причем со всеми деньгами. До наших дней сохранились смутные предположения писателя и других членов ордена, брошенных в чужой стране на произвол судьбы, что в момент "конца света" всей группой испили они яд. Но только настойка была на спирту, и мгновенная смерть превратилась в долгие желудочные боли, которыми страдали обманутые "мученики", всеми правдами и неправдами добывая денег на обратную дорогу.

Но этот факт только еще больше ввел писателя в состояние глубокой депрессии. Вернувшись в Москву, он перестал интересоваться жизнью и собственным творчеством, а вскоре объявил окружающим, что намерен умереть. Но скончался только через четыре года.

15 000-dək krediti 15 dəqiqəyə əldə et!