Есть личности, которые, уйдя в лучший мир, продолжают жить в нашей памяти. Сказанное в полной мере справедливо в отношении гениального композитора, ученого, общественного деятеля, драматурга, публициста, педагога - Узеира Гаджибейли.

На одной из старых улиц Баку стоит небольшой одноэтажный дом, который можно назвать своеобразным местом паломничества для истинных ценителей неповторимой музыки композитора практически со всего мира - дом-музей Узеира Гаджибейли. Проходя мимо этого здания, люди невольно замедляют шаг, вчитываясь в надпись, которая гласит, что здесь жил основоположник азербайджанской классической музыки. Здесь хранятся, в буквальном смысле слова, бесценные вещи: нотные рукописи, книги, мебель, личные вещи и многое другое, к чему прикасался великий музыкант. Дом по-прежнему хранит дух Узеир бека, это чувствуется по неповторимой ауре, которой пропитан буквально каждый уголок этого удивительного места.

Музей открылся 20 ноября 1975 года по инициативе Общенационального лидера Гейдара Алиева. Композитор жил в этом доме с 1915 по 1942 гг.

Музей состоит из 4 комнат. Экспозиция музея знакомит посетителей с яркими страницами жизни и творчества композитора. С историей музея и интересными сведениями об экспозиции нас познакомила заведующая отделом экспозиции Гюльнара Алескерова.

"Раньше этот музей был намного меньше, но по распоряжению Общенационального лидера Гейдара Алиева его расширили, присоединив соседний дом. Теперь у нас имеется административная часть и большая галерея, в которой развешаны различные картины", - рассказывает Гюльнара ханум.

Входим в кабинет композитора. В витрине за стеклом представлен макет дома Гаджибековых в Шуше, который был разрушен армянами после оккупации этого города. За месяц до оккупации Шуши удалось спасти часть экспонатов, которые сейчас хранятся здесь.

На стене мы видим фото 5-тилетнего Узеира со своим отцом Абдул-Гусейном Гаджибековым, который был сельским писарем во дворце Хуршудбану Натаван. Узеир Гаджибейли родился 18 сентября 1885 года в одном из прекрасных уголков Азербайджана - Агджабеди. В Шуше Узеир сначала учился в медресе, где преподавались арабский и персидский языки, а затем обучался в двухлетней русской школе.  В 1899 году 14-летний Узеир поехал в Грузию и поступил в Горийскую семинарию. Семинария готовила педагогов для общеобразовательных школ, поэтому после ее окончания Узеир приезжает в Баку, где преподает в школах для детей рабочих в промысловых районах города и одновременно работает журналистом в различных газетах. Фотоснимки юного Узеира со своими товарищами-семинаристами, затем фотоснимки Узеира-преподавателя со своими учениками можно также увидеть в этой комнате. 

В 1913 году Узеир Гаджибейли переезжает в Петербург и начинает готовиться к поступлению в Петербургскую консерваторию. Но ему так и не удается получить высшее образование. Проучившись 6 месяцев, он вынужден вернуться в Баку. Причиной этому послужило начало Первой мировой войны.

Среди ценных экспонатов музея - музыкальные инструменты: рояль Яков-Беккер, на котором Узеир Гаджибейли сочинял свои бессмертные творения, и скрипка, с которой связана интересная история.

Как рассказывает Гюльнара ханум, впервые Узеир бек увидел ее в небольшой лавке, во время поездки в Тбилиси, где он учился в знаменитой в то время семинарии. О таком инструменте Узеир давно мечтал, но, серьезно ограниченный в средствах, не мог позволить себе такой роскоши. И только через год, увидев этот же инструмент в той же лавке, он отдает последние деньги и осуществляет свою мечту. Скрипка, хранящаяся ныне в музее, - уникальный экспонат, так как именно на этом инструменте Узеир бек играл на премьерном показе оперы "Лейли и Меджнун" в 1908 году. Позже, согласно материалам Дома-музея, Узеир бек подарил скрипку своей талантливой ученице Зивяр Мамедовой, ставшей в будущем первой азербайджанской женщиной-скульптором, матерью прославленного азербайджанского скульптора Токая Мамедова. В 1996 году, после смерти З. Мамедовой, ее дочь - Гюльбяниз ханым передала эту скрипку в дар Дому-музею.

Необходимо отметить, что все в музее осталось в неизменном виде - об этом свидетельствует фото на стене, где на том же месте около камина за роялем сидит великий композитор.

Напротив рояля расположен письменный стол, под стеклом бережно хранятся партитура неоконченной симфонической поэмы "Азербайджан", знаменитые очки, в которых Узеир бек запечатлен на многих фотографиях и портретах, телефонный аппарат "Эриксон". Портсигар, ручка, пресс-папье с подсвечником, адрес, ножи для резки бумаги и многие другие личные вещи композитора привлекают внимание своей изысканностью. А дарственные надписи на отдельных предметах, выставленных в экспозиции, ценнейшие документы и правительственные награды свидетельствуют об уважении и почитании высочайшего таланта композитора, любви и уважении к нему народа. Особенно Узеир бек чтил П.И. Чайковского и сам нередко говорил, что вдохновляется его произведениями.

За столом располагается шкаф, в котором сохранились книги различной тематики, Это не только музыкальная литература. Узеир Гаджибейли увлекался химией, историей, математикой, он знал 6 языков - азербайджанский, русский, арабский, персидский, грузинский и татарский.

На стене по сей день висят "часы-умницы", как называл их сам композитор. Они всегда исправно работали, не спешили и не отставали. Сейчас стрелки часов застыли на 02:00, именно в это время в ночь с 22 на 23 ноября 1948 года скончался от сердечной недостаточности Узеир Гаджибейли.

А вот портрет Абдулмуслима Магомаева, который как и Узеир, родился 18 сентября (5 сентября по старому календарю) 1885 года. Оба обучались в Горийской семинарии. В 1912 году А. Магомаев переезжает в Баку и становится не только ближайшим сподвижником Узеира Гаджибейли, но и родственником. Оба они женились на сестрах Байдигюльджамал и Малике Терегуловых, с братьями которых они вместе учились в Горийской семинарии. Мамед Эмин Расулзаде также был частым гостем этого дома, как нам известно, органом прессы АДР была газета "Азербайджан", а редактором этой газеты был Узеир, свидетельством этого факта является рисунок на стене. В этой же комнате представлен портрет Гаджибейли, нарисованный с натуры художником Микаилом Абдуллаевым за 5 лет до смерти Узеир бека, в 1943 году.  

Здесь же среди экспонатов представлен ковер, сотканный в честь 60-летия композитора и подаренный ему в 1945 году. При создании ковра использованы орнаменты всех ковроткаческих школ Азербайджана. Слева и справа привлекают внимание иллюстрации из первой и последней его опер, вверху -  изображение танка, внизу национальные музыкальные инструменты: восточные - тар и кеманча, и западные - лира и виолончель. Таким образом подчеркивалось, что композитор сумел впервые соединить в своих произведениях восточный мугам и западный симфонизм.

В спальне Узеира Гаджибейли довольно скромная обстановка, несмотря на то, что композитор имел хороший материальный достаток. Большую часть комнаты занимает заправленная серым покрывалом кровать Гаджибековых, к которой прикреплен значок лиры, рядом на шкафчике - керосиновая лампа. Как отмечает наш экскурсовод, абсолютно все, даже люстра сохранены в первоначальном виде.  Над кроватью - подаренный супругой гобелен "Восточный базар". Внимание привлекает портрет матери Узеир бека, Ширин Аливердибековой (автор Микаил Абдуллаев), которая воспитывалась в доме Натаван, а дедушка композитора и поэтессы были молочными братом и сестрой. Далее мы видим семейное фото композитора - на нем сам Узеир, его супруга Малика Терегулова, дядя композитора, старшие и младшие сестры Гаджибейли. Узеир очень любил свою семью, он забрал мать, своих сестер, привел их в этот дом, помогал, обучал и опекал четырех детей своей сестры. Именно эти дети и остановили часы в момент смерти композитора...  

В комнате расположен большой шкаф из дерева, а на нем - коробка для дамских шляп - канотье. Над шкафом висит фото композитора с супругой в пасмурном, дождливом Петербург (автор -  Энвер Алиев). В стеклянной витрине экспонируется фрак Гаджибейли, в котором он выходил на сцену.

Далее следуют фотоснимки братьев композитора - старший брат Узеир бека Зульфугар Гаджибеков, который также был композитором, ближайший помощник Узеир бека в начале творческого пути. Вот он с семьей - со своей супругой, старшим сыном маэстро Ниязи и младшим сыном маэстро, дирижером Чингизом Гаджибековым. На следующем фото запечатлен младший брат Джейхун бек, оставшийся вдали от родины, на чужбине, по которому до конца своей жизни тосковал Узеир бек...

А вот скульптура супруги композитора работы Феликса Азоматова. Малика ханум преподавала русский язык, была директором школы. Большая заслуга в сохранении дома и превращении его в музей принадлежала именно ей. После смерти мужа она прожила еще 18 лет.

Проходим в следующую комнату, повествующую о музыкальной деятельности композитора. В экспозиции рассказывается о произведениях Гаджибейли, от первой оперы на Востоке "Лейли и Меджнун" до классической "Кероглу". Следующие фотоснимки отображают Узеира Гаджибейли со своими студентами - Фикретом Амировым, Сулейманом Алескеровым,  Аделей Гусейнзаде, пианисткой Эльмирой Назировой, Гара Гараевым, Саидом Рустамовым, Ниязи, Ашрафом Гасановым, Гаджи Ханмамедовым, Агабаджи Рзаевой, Хекмей Наджафовой, Ашрафом Аббасовым, Джахангиром Джахангировым, Адилем Гераем, Шафигой Ахундовой, Солтаном Гаджибековым. Нельзя не  отметить красочный портрет, нарисованным Веджией Самадовой - "Azərbaycan bəstəkarları arasında".

В 1921 году по инициативе Узеира Гаджибейли в Баку открывается Азербайджанская государственная консерватория (ныне - Бакинская музыкальная академия), ректором которой он станет в 1939 году. Он автор двух гимнов - гимна АДР (1919) и Азербайджанской ССР  (1945). По его инициативе также были созданы Государственный ансамбль песни и танца, Государственный хор, первый в Азербайджане нотный оркестр народных инструментов. Узеир Гаджибейли был автором 7 опер - "Лейли и Меджнун", "Рустам и Зохраб", "Шах Аббас и Хуршуд Бану, "Гарун и Лейла", "Асли и Керем", "Шейх Санан", "Кероглу", и 3-х оперетт - "Муж и жена", "Не та, так эта" и "Аршин мал алан". Последняя оперетта была 5 раз экранизирован, переведена на более 70 языков, за это произведение Узеир бек был удостоен Сталинской премии.

Узеир Гаджибейли имел множеством наград и медалей. Интересный факт - во время Великой Отечественной Войны он отправил на нужды фронта 100 тыс. рублей, за что его телеграммой лично поблагодарил Иосиф Сталин. В витринах также экспонируются книги, выпущенные Гаджибейли для детей - "Задачник", "Русско-азербайджанский словарь", а вот фотоснимок первых учредителей Академии, в числе которых и сам композитор... В этой комнате также экспонируются профессорский аттестат, депутатский мандат, образцы личного почерка Узеир бека.

А вот еще одно интересное произведение. В 1944 году Баку посетил глава временного правительства Французской Республики генерал де Голль и сопровождающие его лица. Узеир бек пригласил его на просмотр оперы "Кероглу". И вот на этой картине Шарль де Голь сидит рядом с композитором в зале, а позади стоит его адъютант.

В комнате можно увидеть посуду, использовавшуюся еще при Узеир беке. Здесь представлены ценные сувениры из серебра, мрамора, подаренные композитору.

Рассматривая экспонаты, невозможно не обратить внимание на дружеский шарж М. Алексича в подражание картине Репина !Бурлаки на Волге". Называется шарж "На оперном тракте"". На фоне здания Большого театра Самуил Самосуд, Рейнгольд Глиэр, Юрий Шапорин, Вано Мурадели, Сергей Прокофьев, Иван Дзержинский плетутся за Узеиром Гаджибейли, который изображен на переднем плане в национальном костюме. Узеир бек как будто "заковал" их, околдовав своей музыкой, и ведет их за собой. 

В столовой, где обедала семья Гаджибейли, было всегда множество гостей. Великий композитор не любил обедать в одиночестве и мог запросто пригласить к себе в дом нуждающегося и накормить его. "Бог не дал этой супружеской паре детей, поэтому всю свою любовь и заботу они делили между собой и щедро одаривали ими всех, кто нуждался во внимании и помощи. Супруги редко садились за стол одни - об их хлебосольности до сих пор ходят легенды", рассказывает Гюльнара ханум. 

Просторная по тем временам столовая, с расставленными на столе приборами, продуманно расположенная мебель, открытый патефон - здесь каждая составляющая интерьера хранит память о своих хозяевах, наполнявших этот дом особой теплотой, светом, радушием. Напротив стола висит фото, еще раз подтверждающее, что все в музее осталось в неизменном виде. На фото за столом у Гаджибековых много гостей, та же самая посуда, что на фото, экспонируется на столе. Один из уникальных сохранившихся экспонатов - рефрижератор фирмы "Leonardо" - был привезен в 1939 году. Холодильник работал без электричества, охлаждение происходило за счет льда, который держали в верхнем отсеке. Глядя на эту уютную комнатку, легко можно представить себе гостеприимную хозяйку дома Малику ханым.

В углу можно также увидеть кофеварку, самовар, а также медную утварь членов семьи композитора. В комнате стоит статуя поэта XVI в.Физули, творчество которого высоко ценил Узеир бек. В 1908 г. Узеир Гаджибейли написал свое первое произведение на основе творчества Физули - оперу "Лейли и Меджнун". Напротив на комоде расположились патефон, граммофон и радиоприемник. Над ними мы видим яркий пейзаж "Джыдыр Дюзю", написанный Саттаром Бахлулзаде.

В этой комнате представлены также эскизы, по которым наносили грим героям опер Узеир бека. 

Последние годы Узеир Гаджибейли жил в квартире в "Монолите". Он скончался в 1948 году. Прощание с ним проходило в здании Академии наук Азербайджана.

На стенде демонстрируются фотоснимки с похорон композитора, и видно, что на церемонии прощания присутствовал и первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Мир Джафар Багиров.

Композитор похоронен в Аллее почетного захоронения, но мало кто знает, что в столице Австрии Вене есть символическая могила нашего знаменитого соотечественника. Ее установили на почетном кладбище Вены, рядом с могилами таких великих композиторов, как Моцарт, Бах, Бетховен и т.д. В городе Нови-сад на Севере Сербии тоже есть символическое захоронение Гаджибейли. Подобные могилы имеются во многих странах. Это сделано для того, чтобы зарубежные любители его творчества могли поклониться великому композитору. 

Завершается музей маленьким коридорчиком, так называемой галереей, витражом. В глаза сразу бросается потрет Узеир бека, сделанный в виде мозаики из 220 видов мрамора. А также фото: в Шамкире установлен оригинальный памятник - Ахмед Джавад читает Узеиру Гаджибейли слова гимна, а композитор, сидя за роялем, задумчиво вслушивается, пытаясь поймать ритм...

Наше сегодняшнее путешествие подошло к концу. Приятно осознавать, что наследие азербайджанской культуры будет жить всегда благодаря активной работе сотрудников музея и любителей творчества Узеира Гаджибейли, стремящихся сберечь национальное достояние для будущих поколений.

Тамилла Мамедова

15 000-dək krediti 15 dəqiqəyə əldə et!