Действия Армении являются серьезным нарушением международного гуманитарного права

Автор: Низами Сафаров,

депутат Милли Меджлиса Азербайджанской Республики,

доктор юридических наук

Завершение войн и различного рода вооруженных конфликтов, как правило, предполагает устранение их последствий, включая такой важный процесс как разминирование. Затягивание этого процесса либо противодействие ему в различных формах сопряжено с тяжелейшими человеческими страданиями - гибелью и причинением тяжких увечий главным образом, гражданскому населению, потерями среди военнослужащих и гражданского персонала, осуществляющего восстановительную деятельность в зоне завершившихся боевых действий. Действия Армении после сокрушительного поражения в ходе 44-дневной Отечественной войны, связанные не только с отказом от предоставления карт минных полей, но и продолжающимся минированием азербайджанских территорий, демонстрируют полное пренебрежение к фундаментальным принципам и нормам международного права, по своей сути, являющимися военными преступлениями.

Как известно, серьезный гуманитарный кризис, обусловленный широкомасштабным применением наземных мин, побудил международное сообщество уделить пристальное внимание данной проблеме. Первоначально вопрос применения мин регламентировался "Конвенцией о запрещении или ограничении конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие" от 10 октября 1980 года, и в частности, его "Протоколом о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств" (Протокол II).   Вступившая в силу 2 декабря 1983 года, указанная Конвенция насчитывает 125 участников. Однако, подавляющее большинство государств, ясно осознавая многочисленные опасные последствия применения мин, и прежде всего, противопехотных мин, выступило за их полное запрещение. Результатом одной из наиболее значимых гуманитарных инициатив современности явилось принятие в Оттаве 18 сентября 1997 года "Конвенции о запрещении противопехотных мин", число государств-участников которой достигло 164.   

Армения не присоединилась ни к одной из международных договоров, регламентирующих вопросы применения либо полного запрета использования наземных мин. Верхом лицемерия можно назвать заявление Армении, сделанное в 2008 году на совещании государств-участников "Конвенции о запрещении противопехотных мин", когда армянская сторона заявила, что "поддерживает Конвенцию и готова принимать меры в соответствии с положениями этого договора", хотя все поведение Армении свидетельствовало об обратном.

Фундаментальный правовой вопрос в рассматриваемом контексте заключается в том, что должно ли какое-либо государство, не являющееся участником конвенций, ограничивающих применение наземных мин, находиться в режиме соблюдения их принципов и норм? Ответ на этот вопрос должен быть только положительным. Дело в том, что Армения в июне 1993 года присоединилась к четырем Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года и их Дополнительным протоколам I и II от 8 июня 1979 года.

В этой связи, надо подчеркнуть, что одной из фундаментальных основ "женевского права" является принцип проведения различия между гражданским населением и комбатантами, впервые установленный в Санкт-Петербургской декларации об отмене взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года, предусмотревшей, что "единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля". При этом практикой государств указанное положение рассматривается в качестве нормы обычного международного права, применимого как в ситуации международного, так и немеждународного  вооружённого конфликта. 

Как известно, оценка поведения сторон, находящихся в вооруженном противостоянии - как находящееся в русле международного гуманитарного права, так нарушающее его положения, исходит из необходимости обеспечения оптимального баланса между военной необходимостью и требованиями элементарной гуманности. 

Как это предусмотрено в ст. 49 Дополнительного протокола I "для обеспечения уважения и защиты гражданского населения и гражданских объектов, стороны, находящиеся в конфликте, должны всегда проводить различие между гражданским населением и комбатантами, а также между гражданскими объектами и военными объектами и соответственно направлять свои действия только против военных объектов". Более того, согласно ст. 51 указанного Протокола, "гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападений". В этой же статье содержится запрет на нападения неизбирательного характера с полным перечнем подобного рода действий. 

Второй важнейший, системообразующий принцип международного права это соразмерность или пропорциональность, согласно которому запрещено "нападение, которое, как можно ожидать, попутно повлечет за собой потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и ущерб гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерны по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить" (ст. 51 (5, "b") Дополнительного протокола I).

Таким образом, Армения как государство-участник Женевских конвенций и их Дополнительных протоколов должно было без всяких исключений соблюдать указанные принципы проведения различия и пропорциональности. Именно на эти важнейшие принципы опираются как "Протокол о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств", так и Конвенция о противопехотных минах. В частности, как это предусмотрено в Преамбуле последней, она исходит из "принципа международного гуманитарного права, согласно которому право сторон в вооруженном конфликте выбирать методы и средства ведения войны не является неограниченным, принципа, запрещающего применение в вооруженных конфликтах оружия, снарядов и средств и методов ведения войны, которые могут нанести чрезмерные повреждения или причинить излишние страдания, а также принципа, согласно которому необходимо проводить различие между гражданскими лицами и комбатантами".

Кстати, несоблюдение этих принципов имеет последствием международную уголовную ответственность, подтверждение чему можно найти в ст. 8 Римского статута Международного уголовного суда, квалифицирующей в качестве военных преступлений "умышленное совершение нападения, когда известно, что такое нападение явится причиной случайной гибели или увечья гражданских лиц или ущерба гражданским объектам или обширного, долгосрочного и серьезного ущерба окружающей природной среде, который будет явно несоизмерим с конкретным и непосредственно ожидаемым общим военным превосходством"; "применение оружия, боеприпасов и техники, а также методов ведения войны такого характера, которые вызывают чрезмерные повреждения или ненужные страдания или которые являются неизбирательными по своей сути в нарушение норм международного права вооруженных конфликтов".    

Абсолютно недопустимым фактом является то, что мины, зарытые армянской стороной на наших территориях, продолжают уносить жизни, несмотря на окончание войны. Хотя на сегодняшний день от мин очищено 49 395 га земель, обнаружены и обезврежены сотни тысяч мин и неразорвавшихся боеприпасов, тем не менее,  более 240 мирных жителей и военнослужащих погибли или лишились здоровья из-за этого смертоносного оружия.

Как известно, в рамках операции "Возмездие", в результате которой  некоторые военные посты в направлении Кельбаджар-Лачин были взяты под контроль азербайджанских вооруженных сил, было обнаружено более 900 наземных мин, которые были произведены в Армении в 2021 году. Этот факт еще раз свидетельствует о том, что Армения вопреки международному гуманитарному праву продолжает проводить преступную политику минирования. Однако никогда не следует забывать, мирному урегулированию в регионе не существует какой-либо альтернативы, а азербайджанское государство, одержавшее под руководством Верховного Главнокомандующего г-на Ильхама Алиева блестящую победу на полях сражений, преодолеет минную угрозу и построит на освобожденных от неприятеля территориях процветающие города и деревни.

И, в заключение, хотелось бы обратить внимание на принципиальную позицию нашей страны в отношении минной опасности, озвученной на совещании государств-участников Конвенции о противопехотных минах в 2017 году, когда на авторитетном уровне было заявлено, что "Азербайджан поддерживает идею решения гуманитарных проблем, порождаемых минами, на глобальном уровне. Азербайджан полностью поддерживает принципы и философию Оттавской конвенции. (...) Правительство Азербайджана выражает надежду, что в будущем, когда вооруженный конфликт будет урегулирован и азербайджанские территории будут освобождены, страна сможет присоединиться к Оттавской конвенции в качестве полноправного члена". Именно эта позиция находится в полном соответствии с основополагающими принципами международного гуманитарного права, являющимися неотъемлемой составной частью свода международных противоминных норм.