Интервью Day.Az с научным сотрудником факультета географии МГУ, специалистом в области политической географии, в частности региона Среднего Востока и Южной Азии, Александром Лукьяновым.

- Как бы вы оценили ситуацию, сложившуюся на сегодня вокруг процесса урегулирования карабахского конфликта?

- Оживление вокруг карабахского конфликта, которое мы наблюдали в последнее время со стороны мировых держав и международных структур, является отголоском обострения иранской проблемы. Как я полагаю, Запад твердо решил довести иранскую проблему до логического разрешения. И в связи с этим, политика стран, участвующих в урегулировании иранской ядерной программы, нацелена на создание максимально благоприятной внешней среды для осуществления комплексного давления на Иран. В этом плане требуется обеспечить, как минимум, не обострение конфликтов, происходящих вблизи границ Ирана, в частности карабахского. И, как мне кажется, именно с этой целью и предприняла вояж в Баку и Ереван госсекретарь США Хиллари Клинтон, с этой целью было озвучено совместное обращение к конфликтующим сторонам президентов США, России и Франции. Вдобавок им весьма важно показать общественности Азербайджана и Армении, что они прилагают максимум усилий для продвижения карабахского урегулирования.

- Как, по-вашему, будут развиваться события вокруг процесса урегулирования?

- Стоит ожидать оживления представителей стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, также, наверняка, мы станем свидетелями некоей квазичелночной дипломатии, что подразумевает посещение региона дипломатами-посредниками. Также не исключена внезапная активизация Турции. На мой взгляд, после иранской проблемы для международных игроков в ближайшие год-полтора особый интерес будет представлять внутриполитическая ситуация в Турции, где весной следующего года пройдут парламентские выборы. И в этой ситуации Турция за оставшееся до выборов время попытается проявить себя в качестве региональной державы-посредника, способной влиять на ход различных процессов, в том числе на процесс урегулирования карабахского конфликта.

Однако уверен, что в ближайшие год-полтора никаких по-настоящему серьезных шагов в плане карабахского урегулирования достигнуто не будет. Внимание великих держав будет полностью сконцентрировано на иранском досье, и любые резкие движения в карабахском конфликте нежелательны для крупных политических игроков.

- Заинтересованы ли сами сопредседатели МГ ОБСЕ в реальном разрешении конфликта?

- Они настроены на решение конфликта, но реально сегодня они не видят никаких механизмов осуществить это решение. Конфликт слишком застарелый, стороны стоят на диаметрально противоположных позициях и движение в обозримом будущем невозможно.

- Можно ли сказать, что вероятность военного решения конфликта в таких условиях повышается в разы?

- Такая вероятность существует, но, думаю, она не высока. Мы уже говорили, что крупные внешние игроки крайне не заинтересованы в нарастании напряженности в карабахском конфликте с учетом повышения давления на Иран. И все попытки решить конфликт военным путем, думаю, будут решительно осуждены Москвой, Вашингтоном и Парижем.

- Как, по-вашему, можно сдвинуть процесс урегулирования карабахского конфликта с мертвой точки?

- Согласование принципиальных позиций - это первое и главное, что сдвинет процесс с мертвой точки. Как вариант также можно предложить начать урегулировать процесс через нормализацию отношений Турции и Армении с последующим ослаблением позиции Еревана в силу давления Анкары. То есть, таким образом будет возможно привести позицию Армении к позиции остальных участников конфликта - Азербайджана и посредников. Но в ближайшие год-два сделать это будет практически невозможно. Однако в долгосрочной перспективе изменение позиции Еревана неизбежно, особенно в силу усиления экономических интеграционных процессов в рамках региона.