"Историческая призма": кровавые страницы истории азербайджанского Южного Кавказа

3 сентября 2012 08:15 комментариев

В историографии советского периода факт существования Юго-Западной Кавказской Республики (ЮЗКР) долгое время обходился молчанием, ибо события, связанные с её образованием и ликвидацией, плохо вписывались в официально принятую концепцию дружбы народов.

За короткий срок своего существования (декабрь 1918-го - апрель 1919-го) Юго-Западная Кавказская Республика сумела оставить определенный след в истории Кавказа.

После подписания Мудросского договора от 30 октября 1918 года между Османской империей и странами Антанты и вывода турецких войск с Южного Кавказа, в основных городах Карсской области - в Карсе, Олте, Кагызмане, Игдыре, Сарыкамыше, Ардагане, а также на соседних территориях со значительным мусульманским населением, включая Ахалкалаки, Ахалцих и Батуми были созданы Мусульманские национальные советы. Наиболее влиятельным из них стал Карсский мусульманский совет, образованный 5 ноября 1918 года. В декабре 1918 года он стал именоваться "Национальным советом", в январе 1919 года - "Национальным советом Карса" и, наконец, в марте - "Временным национальным правительством Юго-Западного Кавказа".

Центром образованной в начале декабря 1918 года Юго-Западной Кавказской Республики стал Карс (в документах тех лет ее поэтому нередко именуют "Карсской республикой"). В середине января 1919 года в республике начал работу парламент, состоявший из 64 членов, из которых 60 мусульман, 3 грека и 1 молоканин. Председателем парламента был избран врач по специальности Асад бек Гаджиев.

27 марта 1919 года было сформировано правительство во главе с Ибрагим беком Джангировым, которое провозгласило основные принципы внешней и внутренней политики республики: нейтралитет и добрососедские отношения со всеми государствами, одинаковые гражданские и политические права для всех граждан без различия их национальности, вероисповедания, социального положения.
 

Нейтралитет и добрососедские отношения со всеми государствами, одинаковые гражданские и политические права для всех граждан без различия их национальности, вероисповедания, социального положения

Правительство ЮЗКР обратилось к Антанте с просьбой о признании и была готова послать делегацию на Парижскую мирную конференцию. В перспективе руководство ЮЗКР имело планы на тесное сближение с Азербайджанской Демократической Республикой. В связи с этим консул АДР в Батуме телеграфировал на имя министра иностранных дел Азербайджана: "Взоры населения Юго-Западной Республики обращены к Баку, к своим единоверцам и питают надежду, что наша республика поддержит их и материально, и морально, как средствами, так и специалистами-работниками, которые в небольшом количестве".

Несмотря на то, что созданная республика основывалась на демократических принципах, демонстрировала миролюбивую внешнюю политику, она с первых же дней оказалась меж двух огней. С одной стороны Армения, с другой - Грузия, с целью расширения своих территорий за счет данной республики, стремились покончить с её независимостью. В своей аннексионистской политике они опирались на поддержку английского командования на Южном Кавказе, которое не очень устраивало существование еще одного мусульманского государства, занимающего к тому же стратегическое положение с выходом к Черному морю.

Армянские националисты развернули бешеную кампанию лжи и клеветы, чтобы очернить правительство ЮЗКР перед правительствами стран Антанты, представить в их глазах вновь образованную республику как креатуру турок, созданную для того, чтобы сохранить турецкое влияние в этом регионе и отрезать Армению от османских вилайетов, населенных армянами. Играя на этой струне и обвиняя правительство Азербайджана в стремление через соединение с Юго-Западной Кавказской Республикой слиться с Османской империей, армянские националисты пугали западноевропейские державы угрозой создания сплошного мусульманского пространства на обширных территориях "от Средиземного моря до Индийского океана".

Несмотря на всю абсурдность подобных рассуждений, демагогические пассажи армянских идеологов сделали свое дело - отношение западноевропейских держав, в частности Англии, поначалу сдержанное, сменилось открытой враждебностью к новой республике.

Тем временем правительство и парламент Азербайджанской Республики не остались безучастными перед лицом смертельной опасности, нависшей над ЮЗКР. По дипломатическим каналам были сделаны попытки защитить интересы мусульманского населения Юго-Западного Кавказа.

Когда дашнакские формирования и грузинские войска начали массированное вторжение на территорию ЮЗКР, правительство Азербайджанской Республики выразило свой протест Британскому главному штабу в Баку: "В Карсскую область фактически вторгаются вооруженные силы Грузинской и Армянской Республик, и, попирая права самоопределившегося народа, населяющего эти области, захватывают их территории. Азербайджанское правительство выражает протест против расчленения и раздела этих областей между Грузией и Арменией и просит Британское командование приостановить агрессивные действия Грузинской и Армянской республик, дав возможность населению выявить свободно свою волю, согласно провозглашенному принципу самоопределения народов".

Бандитские нападения армянских воинских частей на мирные приграничные сёла побудили Временное правительство Юго-Западной Кавказской Республики, специальным обращением к правительству Азербайджана от 27 января 1919 года, просить у него помощи в виде присылки в Карс офицеров, чиновников и денег. Азербайджанский консул в Батуме 31 января 1919 года также проинформировал Баку о нехватке денег у правительства Карсской республики и подчеркнул, что вся надежда последнего связана с Азербайджаном. Однако, присутствие английских войск в Азербайджане и контроль его командования над действиями национального правительства, полностью связали руки последнего для оказания реальной помощи Карсскому правительству. Кроме того, продолжающаяся агрессия дашнакской Армении и контроль отрядами Андраника значительной части территории Зангезура полностью отрезали ЮЗКР от Азербайджана.
 

Продолжающаяся агрессия дашнакской Армении и контроль отрядами Андраника значительной части территории Зангезура полностью отрезали ЮЗКР от Азербайджана

Позиция стран Антанты, в частности Англии, по отношению к ЮЗКР была двурушнической. Сначала англичане, проинспектировав деятельность Национального Совета в Карсе и не найдя в ней никакого отступления от демократических принципов, санкционировали существование Совета. Возможно, это был лишь дипломатический маневр, усыпивший частично бдительность правительства Азербайджана. Появилась надежда, что английские власти поступят по справедливости и пресекут вторжение армянских и грузинских вооруженных формирований на территорию ЮЗКР.

Однако, надежды на справедливость союзников не оправдались. 6 января 1919 года командующий английскими войсками генерал Форестье-Уокер и министр иностранных дел Армении Тигранян заключили соглашение, правильнее сказать сделку, о том, что ЮЗКР больше не рассматривается как независимое государственное образование, поступает под управление англичан и туда вводятся армянские войска.

13 января 1919 года британским командованием из Батуми была отправлена в Карс делегация из 60 армян, чтобы поставить у власти в Карсе в качестве губернатора армянского политического деятеля Корганова. Парламент республики отклонил это предложение и отказался далее вести переговоры с армянами.

Вслед за этим командующий английскими войсками на Южном Кавказе генерал Томсон 10 апреля 1919 года издал приказ о роспуске Совета в Карсе и принял на себя ответственность за поддержание порядка в Аджарии, а также в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах. Таким образом, обещания, данные правительству Азербайджана, были забыты, обязательства растоптаны.
 

Обещания, данные правительству Азербайджана, были забыты, обязательства растоптаны

12 апреля 1919 года англичанами были арестованы 35 членов парламента и правительства республики, которые были отправлены вначале в Батум, а затем на остров Мальта. Примечательно, что в тот же день в пределы Карсской республики вторглись армянские войсковые части под предводительством Осипянца и назначенного правительством дашнакской Армении "губернатора Карсской области" Корганова.

Вскоре, после разгона парламента и ликвидации Карсской республики, генерал Томсон сделал весьма характерное для английской политики заявление, в котором откровенно указывал, что якобы Карсский Национальный Совет был создан только по разрешению английского командования. Однако, сославшись на то, что Национальный Совет "внес в среду населения лишь смуту и волнения", генерал заявил о роспуске Совета английским командованием.

Пытаясь успокоить и дезориентировать население, английское командование заявило, что во главе управления областью будет стоять Совет представителей, в состав которого будут входить девять мусульман и четыре армянина, хотя уже через неделю это обещание было нарушено. Три дня спустя, после произведенных арестов, англичане торжественно передали Карс и Карскую область в распоряжение дашнакского правительства Армении. С 19 апреля 1919 года Корганов становится единоличным "управляющим" Карсской областью, а после 1 мая, когда английские войска должны были уйти из Карса, дальнейшая судьба мусульманского населения вручалась армянской администрации и армянским войскам.
 

Ликвидация ЮЗКР сопровождалась повсеместным насилием, грабежами и убийствами мирного населения со стороны армянских войск

Ликвидация ЮЗКР сопровождалась повсеместным насилием, грабежами и убийствами мирного населения со стороны армянских войск. Уполномоченные Карсского областного мусульманского Национального Совета сообщали в министерство внутренних дел Азербайджана о насилиях и истреблении армянскими войсками мусульман Карсской области и Эриванской губернии: "Список насилий и посягательств на имущество и жизнь мусульман так велик, что не может быть представлен".

К сожалению, сегодня ряд авторов пытаются представить образование ЮЗКР как стремление османских властей после поражения в Первой мировой войне, путем создания ряда временных национальных советов на Юго-западе Кавказа, сохранить свой контроль над Батумской и Карсской областями, Ахалцихом и Ахалкалаки, Сурмалинским, Шарур-Даралагезским и Нахчыванским уездами Эриванской губернии. Тем самым эти авторы стараются замалчивать тот факт, что в условиях отсутствия реальной военной помощи от Османской империи и Азербайджанской Республики, создание самостоятельных Мусульманских национальных советов, которые позже объединились под эгидой единого правительства в Карсе, был шагом отчаяния местного мусульманского населения для защиты от продолжающейся агрессии Республики Армения.

Судьба ЮЗКР - это также яркий пример того, что бесполезно полагаться на какие-то международные силы, справедливое вмешательство Запада в тех случаях, когда дело идет об армянах. Юго-Западная Кавказская Республика была буквально растерзана, разорвана на части при попустительстве и содействии западных держав, в первую очередь Англии, а также в результате безнаказанности армянской агрессии.

Предательская политика дашнакского правительства Армении, её агрессивность, органическая неспособность нормально сосуществовать с соседями привели к тому, что Южный Кавказ оказался расколотым войнами и межнациональными конфликтами, и только что обретшие независимость республики одна за другой потеряли её, став легкой добычей для большевистской России.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!