"Историческая призма": 1921. За что армяне обиделись на Сталина

3 мая 2012 08:20 комментариев

В издаваемых с конца 80-х годов ХХ века в Армении академических трудах и монографиях делается попытка доказать, что именно Иосиф Сталин передал Азербайджанской ССР якобы армянские земли - Нагорный Карабах и Нахчыван.

Появление в этот период такого рода публикаций было неслучайным, так как со второй половины 80-х в СССР на страницах союзной печати под флагом "перестройки" и "нового мышления" началась мощная волна антисталинской критики, на которого списывались все издержки тоталитарной коммунистической системы, в том числе и в области межнациональных отношений.

После оккупации Северного Азербайджана в апреле 1920 года российской ХI армией, армянские притязания на азербайджанские земли в Карабахе, Зангезуре и Нахчыване не прекратились. Советская Россия, вынашивавшая планы аннексии всего Южного Кавказа, выступила в роли посредника в решении данного конфликта.

Среди политических лидеров Советской России, активно участвовавших в этом процессе, был также И.Сталин, который в 1917-1922 годах возглавлял Комиссариат по делам национальностей РСФСР. По вопросу о разрешении межнациональных конфликтов у Сталина всегда доминировали соображения политической целесообразности и сложившейся политической конъюнктуры. Он прекрасно понимал, что страна, которая находится в состоянии гражданской войны и переживает экономическую депрессию, нуждается в межнациональном мире и стабильности.
 

Сталин: "Мое мнение таково, что нельзя без конца лавировать между сторонами, нужно поддерживать одну из сторон, в данном случае Азербайджан с Турцией"

Впервые свою позицию по армяно-азербайджанскому территориальному конфликту Сталин изложил в телеграмме Г.Орджоникидзе 8 июля 1920 г.: "Мое мнение таково, что нельзя без конца лавировать между сторонами, нужно поддерживать одну из сторон, в данном случае Азербайджан с Турцией. Я говорил с Лениным, он не возражает". Однако успешное наступление турецких войск в ходе спровоцированного в конце сентября 1920 года Арменией военного конфликта, вызывали у российской дипломатии опасения относительно возможности неблагоприятных для нее политических последствий. Прежде всего, Москва опасалась, что поражение Армении может усилить турецкое влияние не только в буржуазных Армении и Грузии, но и в политически родственном ей Азербайджане.

28 октября 1920 г. советская Россия заключила договор с Араратской Республикой, по которому Армения должна была отказаться от Карабаха, но получала Зангезур и Нахчыван, а также ей была обещана ссуда в 2,5 миллионов рублей золотом.

На совместном заседании Политбюро АКП (б) и Кавбюро ЦК РКП (б) 4 ноября 1920 г., на котором присутствовал также Сталин, после обсуждения договора с Арменией, было принято следующее постановление: "Предложенный в договоре пункт о передаче Армении Нахчывана и Зангезура не выгодно ни в политическом, ни в стратегическом отношении и может быть проведен в крайнем случае".

На том же заседании Н.Нариманову было поручено составить "мотивировку мнения" Политбюро, но окончательного решения о договоре не выносить до переговоров по этому вопросу с ЦК РКП(б) Сталина.

В телеграмме В.Ленину от 5 ноября 1920 года И.Сталин, излагая свою позицию по вопросу о передаче Армении Нахчывана и Зангезура, увязал эту проблему с политикой в отношении Турции: "...нельзя подписывать договора с Арменией, дающего Армении, т.е. Антанте, важнейший стратегический район с мусульманским населением и втягивающий нас в конфликт с Турцией".

Аргументы Сталина подействовали на дальнейший ход событий. Уже 7 ноября 1920 года нарком иностранных дел советской России Г.Чичерин, обращаясь по прямому проводу к полномочному представителю в Армении Б.Леграну, предложил отказаться от договора с Арменией: "Ваш проект договора с Арменией устарел. События опередили, остается только посредничество, чтобы остановить наступление турок. Когда турки остановятся, остальное будем обсуждать исподволь. Вопрос о Зангезуре и Нахичевани должен оставаться открытым". Поэтому в своем выступлении на объединенном заседании ЦК АКП (б), БК АКП (б), Кавбюро ЦК РКП (б), Азревкома и Бакисполкома 9 ноября 1920 года, где обсуждался вопрос о территориях Азербайджанской ССР, И.Сталин отметил: "Если хотят узнать, кому принадлежат долина Зангезур и Нахичевань, то теперешнему правительству Армении их передавать нельзя, будет советская, тогда можно будет".
 

Сталин: "Если хотят узнать, кому принадлежат долина Зангезур и Нахичевань, то теперешнему правительству Армении их передавать нельзя, будет советская, тогда можно будет"

Как видно из заявлений Сталина и Чичерина, Москва вовсе не отказывалась от своих планов по передачи Нахчывана и Зангезура Армении, а лишь временно отложила их до советизации последней. Претворение этих планов в жизнь началось сразу же после образования Армянской ССР 29 ноября 1920 года. В статье "Да здравствует Советская Армения", опубликованной в газете "Правда" от 4 декабря 1920 г. Сталин, грубо исказив текст заявления Н.Нариманова на заседании Баксовета от 1 декабря 1920 г., торжественно провозгласил передачу Советской Армении не только Зангезура и Нахчывана, но и Карабаха.

Существует искусственно созданный армянскими историками и прочно внедренный в сознание широкой общественности миф о том, что якобы известное решение июльского Пленума Кавбюро ЦК РКП (б) 1921 года по Нагорному Карабаху было навязано И.Сталиным. При этом создана и активно пропагандируется "историческая легенда" о том, что 4 июля 1921 года Пленум Кавказского бюро ЦК РКП(б) постановил включить Нагорный Карабах в состав Армении, но в результате вмешательства Сталина Пленум на своем заседании 5 июля 1921 года принял противоположное решение, "оставив" Нагорный Карабах Азербайджанской ССР. По этой причине автономный статус Нагорного Карабаха в составе Азербайджанской ССР трактуется сегодня армянскими политиками и историками как одно из тяжких наследий сталинизма.
 

Автономный статус Нагорного Карабаха в составе Азербайджанской ССР трактуется сегодня армянскими политиками и историками как одно из тяжких наследий сталинизма

Рассмотрим роль Сталина в этой проблеме, опираясь на документальные факты. Согласно биографической хронике, Сталин с конца мая 1921 года находился на отдыхе в Нальчике. Примерно за неделю до рассмотрения вопроса о Нагорном Карабахе в конце июня 1921 г. он прервал отдых и приехал в Тифлис, где должен был участвовать в работе Пленума Кавбюро РКП(б). Интересно, что приезд Сталина в Тифлис, а тем более его участие в обсуждение вопроса о Нагорном Карабахе заранее не планировалось. Он присутствовал здесь без ведома В.Ленина, но по требованию Г.Орджоникидзе. Это доказывает содержание телеграммы Ленина от 4 июля, направленного в Тифлис Орджоникидзе: "Удивлен, что вы отрываете Сталина от отдыха. Сталину надо бы ещё отдохнуть".

Сталин присутствовал в Тифлисе, прежде всего, в связи со сложной ситуацией, которая сложилась в грузинской партийной организации. Приезд Сталина совпал с работой в Тифлисе комиссии по определению границ между республиками Южного Кавказа.

На заседании комиссии 25 июня 1921 года дипломатический представитель Армении в Грузии А.Бекзадян заявил: "Ныне, не располагая достаточной территорией, Армения как политически самостоятельная единица существовать не может. Ввиду этого обстоятельства находим крайне необходимым произвести территориальные прирезки от соседних республик - Азербайджана и Грузии в пользу Армении".

В протоколе заседания отмечено, что во время свидания А.Мясникова (председатель Совета Народных комиссаров Армянской ССР) и А.Бекзадяна со Сталиным эта точка зрения последним разделялась. Таким образом, Сталин, прибыв в Тифлис и участвуя на заседаниях Пленума Кавбюро ЦК РКП (б), уже имел беседы с армянским руководством, был в курсе его претензий к соседним республикам и поддерживал идею расширения территории Армянской ССР за счет Азербайджанской ССР и Грузинской ССР. В то же время, приехав в Тифлис, Сталин, видимо, не планировал участвовать в обсуждение вопроса о Нагорном Карабахе. Не случайно в протоколах заседаний 4 и 5 июля 1921 года, посвященных Нагорному Карабаху, нет даже намека на какую-либо реакцию Сталина на решения, которые здесь принимались. Поэтому, несмотря на различные манипуляции документами, ни один армянский автор до сих пор не смог привести текст выступления не только Сталина, но и других участников, а тем более представить текст стенограммы заседаний Кавказского бюро ЦК РКП (б) 4 и 5 июля 1921 г. Таких документов просто не существует.
 

Несмотря на различные манипуляции документами, ни один армянский автор до сих пор не смог привести текст выступления не только Сталина, но и других участников, а тем более представить текст стенограммы заседаний Кавказского бюро ЦК РКП (б) 4 и 5 июля 1921 г.

При рассмотрении роли Сталина в решении вопроса о статусе Нахчывана, версия о сговоре Советской России и Турции в войне против Армении служит у армянских авторов главным обоснованием свержения дашнакского правительства в ноябре 1920 года.

Составной частью этой политики, по мнению тех же авторов, явилось принесение Советской Россией "армянских земель" Нахчывана и Карабаха в жертву Азербайджану ввиду собственной военной слабости в обмен на продолжение Анкарского правительства Турции войны против агрессии Антанты. Давая оценку Московскому договору 1921 г. между Турцией и Советской Россией, эти авторы, искажая условия его 3-го пункта, пишут о "вхождении Нахчывана в состав Азербайджана" и обвиняют Турцию в развязывании войны против Армении, захвате якобы её территорий.

Объявляя Сталина основным виновником решения вопроса о Нахчыване в пользу Азербайджана, армянские исследователи часто ссылаются на мемуары участника Московской конференции, члена турецкой делегации Фуада Джебесоя, который в своих воспоминаниях писал: "Наше соглашение с Чичериным состоялось в результате вмешательства Сталина. Трудности, возникшие в ходе переговоров, также были преодолены в результате вмешательства Сталина". А трудности в переговорах создавали необоснованные требования наркома иностранных дел Советской России Чичерина к турецкой стороне о передачи Вана, Битлиса, Муша и других турецких провинций с многочисленным мусульманским населением советской Армении. Поэтому в телеграмме на имя В.Ленина от 12 февраля 1921 г. Сталин призвал его "запретить Чичерину посылку нот туркам под диктовку националистически настроенных армян".

Подобная позиция Сталина отнюдь не была вызвана особыми симпатиями к туркам. Свидетельство тому - письмо полномочного представителя Армянской ССР в РСФСР С.Тер-Габриеляна о его беседе со Сталиным, направленное 15 января 1921 года в ЦК КП Армении: "...беседовал с ним очень долго. Сталин, как видно, и другие товарищи значительно изменили свое отношение к турецкому движению, благодаря тому довольно вызывающему тону, каким они стали говорить с Россией. Сталин в категоричной форме заявил, что разговора о Нахичевани не может быть - Нахичевань будет в Советской Армении".

Причиной изменения позиции Сталина было международное положение Советской России. Продолжающаяся в стране гражданская война, неудачи на польском фронте и, наконец, захват дашнаками власти в "советской" Армении в феврале 1921 г., т.е. прямо накануне Московской конференции, вынуждали большевистское руководство во главе с Лениным быть более уступчивым.

Вышеприведенные факты доказывают, что армянская версия о том, что якобы Сталин "подарил Нагорный Карабах и Нахчыван Азербайджану", исходя из каких-то особых симпатий к азербайджанцам, беспочвенны. Для Сталина азербайджанские территории служили разменной монетой в большой стратегической игре, сутью которой была скорейшая советизация Южном Кавказа с перспективой их последующего включения в единое многонациональное, а фактически унитарное Советское государство.

Поэтому в вопросе определения границ между советскими республиками Южного Кавказа Сталин больше занимал конъюнктурную позицию, в зависимости от конкретных обстоятельств и изменений ситуации в регионе.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!