"Историческая призма": Как из кровавого Андраника лепили народного героя

8 марта 2017 22:00

В середине 60-х годов прошлого века, на волне истерии в Армении по событиям 1915 года, на страницах печати и в научных публикациях началась кампания по реабилитации Андраника Озаняна. При этом наиболее удобным и тиражируемым сюжетом для армянских историков стала публикация обращения Андраника к председателю Бакинского Совнаркома С. Шаумяну, отправленного из Джульфы в Баку 14 июля 1918 года, в котором один палач азербайджанского народа заверяет другого палача о своей готовности служить верой и правдой советской власти.

1918 год. Откуда на Южном Кавказе взялась Армения

17 июля Шаумян сообщил В. И. Ленину о содержании радиограммы Андраника. Шаумян радостно приветствовал своего заблудшего соотечественника, направив 20 июля 1918 г. Андранику ответную радиотелеграмму, в которой приветствовал его как "истинного народного героя", выразил ему свои симпатии и просил его изыскать пути для связи. Смакуя многократно данный сюжет в различных работах, посвященных установлению советской власти в Армении, армянские авторы пытались представить Андраника ревностным сторонником советской власти и большевистских идей об освобождении угнетенных народов от империализма и колониализма. В результате Андраник предстает в образе вожака "освободительного движения армянского народа в Османской империи", защитника "армянских крестьян в Зангезуре, Карабахе, Нахчыване", где якобы вел борьбу с "английскими империалистами" и "мусаватскими бандами".

"Светлый образ" Андраника вскоре находит свое подтверждение в различных мемуарах, авторами которых являлись известные армянские политические деятели, советские военачальники вроде А.Микояна и М.Баграмяна. Они с чувством упоения и гордостью вдруг вспоминают, что когда-то служили в составе добровольческих дружин под началом армянского головореза на фронтах Первой мировой войны, при этом, конечно, не вдаваясь в подробности совершенных им преступлений, к которым были причастны и сами.

Так, Микоян писал об Андранике: "Андраник, не молодой уже человек, был в то время уже прославленным воином. О его героическом поведении в партизанской войне армян с султанской Турцией и в освободительной борьбе болгарского народа ходили легенды. Грудь его украшали высшие болгарские ордена. Среди армян имя Андраника было окружено ореолом славы. Как потом мы убедились, он и потом среди бойцов пользовался непререкаемым авторитетом".

Микоян счел необходимым отметить, "что до 1907 года Андраник непродолжительное время, да и то формально, состоял в дашнакской партии, но потом порвал с ней и считался независимым патриотом, народным героем". В этой связи он всячески старался подчеркнуть мысль о лояльном отношении того к социалистическому настоящему Армении. Не забыл Микоян вспомнить и о письме Андраника Шаумяну, в котором тот сообщал, что он со своим отрядом находится в полном распоряжении Российского центрального правительства.

Вторил Микояну и маршал Советского Союза Х.Баграмян в своей книге "Мои воспоминания", изданной в 1979 году в Ереване: "Вспоминая далекое прошлое, мне хочется отметить, что история национально-освободительной борьбы западных армян довольно наглядно показала, что Андраник еще в раннем возрасте, без сомнения, твердо верил, что успех этого движения в решающей степени зависит от России, от бескорыстной помощи русского народа. В силу этого убеждения Андраник на протяжении всей сознательной жизни оставался одним из самых искренних и последовательных поборников русской ориентации армянского народа. Весь армянский народ был убежден в том, что Андраник всю свою сознательную жизнь посвятил самоотверженной борьбе за освобождение родной Западной Армении от многовекового деспотизма реакционных кругов Османской Турции. Весьма знаменательно, что в составе дружины Андраника некоторое время героически сражался против турок молодой Анастас Иванович Микоян...".

Армянский фашизм. Кто и как помогал разведке Гитлера воевать с СССР - ФОТО

Таким образом, вчерашний головорез и мародер стал приобретать с легкой руки этих деятелей очертания благородного борца за народное освобождение. Они стали считать своим долгом внести посильную лепту в облагораживание образа вчерашнего насильника, словно запамятовав, что в годы Первой мировой войны Андраник и его "патриотическая" деятельность характеризовалась, прежде всего, кровавыми карательными акциями против мирного турецкого населения, а после он прославился жестокими акциями уничтожения тюрко-мусульманского населения на территории Елизаветпольской и Иреванской губерний Азербайджана. Такая оценка вполне соответствовала наметившейся в это время в Армении тенденции реабилитировать Андраника в глазах советского политического истеблишмента.

Возвращаясь к обращению Андраника к Шаумяну, надо отметить, что оно носило не случайный характер. Причины, вынудившие Андраника на подобный отчаянный шаг, были, прежде всего, непростые отношения, которые сложились у него с образованной в конце мая 1918 года Араратской Республикой, которую он считал созданной "руками турок". Когда 4 июня 1918 года армянское правительство подписало в Батуми мирный договор с Османской Турцией, Андраник посчитал эти действия "предательскими" и объявил, что порывает с дашнакским правительством Армении и продолжит вооруженную борьбу с "турецкими оккупантами". Тем более, что согласно 5 статье Батумского договора, армянское правительство брало на себя обязательство деятельно противодействовать тому, чтобы никакие банды не образовались и не вооружились в пределах его территории, а также и то, чтобы разоружить все банды, которые пытались бы там укрываться. Эта статья напрямую была нацелена против Андраника и подобным ему главарей армянских банд.

Когда в своей ноте от 15 августа 1918 года министр иностранных дел Азербайджанской Республики М.Ю.Джафаров выразил протест правительству Араратской Республики по поводу преступных действий отряда Андраника, армянская сторона стала открещиваться от него. Пытаясь доказать строгое соблюдение со своей стороны Батумских договоренностей, в ответной телеграмме от 17 августа 1918 года дипломатическому представителю Азербайджана в Грузии дашнакское правительство отказывалось признать свою причастность к действиям отряда Андраника, который якобы не подчинялся армянским властям, поэтому был исключен из состава армянских войск и действовал самостоятельно.

В Ереване установили памятник фашисту - ПОДРОБНОСТИ - ФОТО

В такой ситуации Андранику не оставалось ничего другого, как искать помощи у большевиков во главе с Шаумяном, руки которого также были по локоть в крови от насилий, совершенных над тюркским населением Бакинской губернии. Тем более, что Шаумян остро нуждался в военной помощи перед лицом серьезной угрозы со стороны азербайджано-турецких войск, которые готовились освободить Баку и перенести сюда столицу государства. Однако Андранику так и не удалось протянуть кровавую руку помощи своему подельнику, которого, как и других комиссаров, в сентябре 1918 года ожидала заслуженная кара в пустыне Ахча-Кум.

Андраник же продолжал ещё свои кровавые деяния в Нахчыване, Джульфе, Карабахе и Зангезуре. Начиная с июня 1918 года, отряд Андраника совершил несколько кровавых акций против тюрко-мусульманского населения Нахчывана и Джульфы. В периодической печати того времени эти события освещались следующим образом: "Бандитские отряды Андраника разрушили большое количество тюркских сел. Только в одном селении Яйджы было убито и утоплено в реке Аракс 2500 человек. Зверствам отряда Андраника временно был положен конец после вступления в Нахчыван в начале августа 1918 года турецких войск.

Сочинские власти запретили открытие памятника Андранику

После подписания 30 октября 1918 года Мудросского соглашения, в соответствии с которым Османская Турция обязалась эвакуировать свои военные части с Южного Кавказа, обстановка в этом регионе обострилась. Уход турецких войск способствовал тому, что военные формирования Андраника попытались установить контроль над Карабахом с территории Зангезура. С ноября 1918 года нападения на азербайджанское население в Карабахе и Зангезуре, инспирированные "армянским вождем", стали систематическими.

Основные итоги кровавых акций банд Андраника в регионе нашли отражение в материалах Чрезвычайной следственной комиссии, созданной по предложению министра иностранных дел М.Гаджинского в июле 1918 года и действовавшей до апреля 1920 года. Комиссию по расследованию преступлений армянских вооруженных банд против мирного мусульманского населения в Карабахе и Зангезуре возглавлял следователь по особым делам Н.Михайлов.

Следствие по событиям в четырех уездах Карабаха было завершено в мае 1919 года. Материалы по событиям в Зангезурском уезде составили 2 тома и 80 страниц. На основе показаний свидетелей и по официальным документам комиссией было установлено, что только в конце лета и осенью 1918 года в Зангезурском уезде было разрушено и уничтожено 115 мусульманских селений. По всем перечисленным селениям было убито 3257 мужчин, 2276 женщин и 2196 детей, ранено 1060 мужчин, 794 женщины и 485 детей, итого во всем уезде убито и искалечено мусульманского населения обоего пола 10068 человек.

Разгром свыше ста мусульманских селений Зангезурского уезда, угон нескольких десятков тысяч голов крупного и мелкого рогатого скота, уничтожение садов, полей все это в корне подорвало экономическое положение мусульман уезда, образовав до 50 000 нищих, бежавших в разные селения Азербайджана, и причинило по самому скромному подсчету около миллиарда рублей убытков.

Однако, автор доклада считал, что даже эта страшная цифра не полностью охватывает число убитых и раненых мирных жителей мусульманских селений Зангезурского уезда, поскольку судьба очень многих мусульман до момента обследования оставалась невыясненной.

Сочинские власти запретили открытие памятника Андранику

В докладе были зафиксированы имена, фамилии, место жительства, общественное положение 48 руководителей и исполнителей погромов мусульманских селений указанного уезда. Автор считал нужным указать только на лиц с полными именами и фамилиями. Указанные имена преступников подтверждались также показаниями многих свидетелей. Члены комиссии пришли к справедливому выводу о том, что все эти злодеяния армян осуществлялись под общим руководством генерала Андраника, направленного Арменией в целях отторжения и присвоения исконных азербайджанских земель.

Кровавые преступления вооруженных банд Андраника на территории Зангезура и Карабаха, продолжавшиеся с перерывами с лета 1918 года и до весны 1919 года, были прекращены лишь после того, как решением правительства Азербайджанской Республики и с одобрения английского командования в январе 1919 года территория Карабаха и Зангезура была выделена в отдельное генерал-губернаторство во главе с Х.Султановым.

В апреле 1919 года Андраник оставил Зангезур и через предоставленный ему правительством Азербайджана коридор вернулся со своим отрядом в пределы Армении. Здесь он распустил отряд, а сам через Тифлис уехал в эмиграцию.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана