Интервью Day.Az с научным сотрудником факультета географии МГУ, специалистом в области политической географии, в частности, региона Среднего Востока и Южной Азии Александром Лукьяновым.

- По мнению многих аналитиков, переговорный процесс по карабахскому конфликту зашел в тупик, и продолжать его нет смысла. Вы согласны с этим мнением?

- Переговоры необходимы, и считаю, что на сегодня стороны все еще имеют определенный шанс добиться успеха. К этому, во-первых, подталкивает сама ситуация вокруг конфликта. Необходимость как минимум попыток решения конфликта очень важна. Во-вторых, считаю, что на сегодня возможны определенные реальные подвижки в вопросе разрешения конфликта. Их наличие я связываю с отношениями Анкары и Еревана, которые в обозримом будущем должны выйти на новый уровень. Несмотря на то, что процесс налаживания дипотношений застопорился, уверен, что ему нет альтернативы. Этот процесс в интересах и Еревана, и Анкары.

Так вот, втягиваясь в этот процесс, Армения волей-неволей вынуждена будет исходить из норм межгосударственных отношений, основой которых является уважение суверенитета и территориальной целостности других государств. И вот здесь Ереван вынужден будет отойти от одиозных и открытых форм поддержки отделения Карабаха от Азербайджана. Все это будет создавать необходимый фон для дальнейших переговоров. Признав территориальную целостность Азербайджана, Ереван будет вынужден исходить из тех рамочных установок переговоров, которые сложились и предложены МГ ОБСЕ, и в рамках которых проходили последние переговоры между Баку и Ереваном.

Также стоит обратить внимание еще на один момент. Я не исключаю вариант резкого ухудшения ситуации вокруг Ирана и последующий силовой акт в отношении ИРИ со стороны Запада и Израиля. В этом плане сразу же остро встанет вопрос Нагорного Карабаха. Дело в том, что в подобной ситуации для Запада будет очень важна и ценна поддержка Азербайджана, нежели поддержка Армении. В такой ситуации Баку может настоять на первоначальном решении своего конфликта, а уже затем говорить о вовлечении его в проблему Ирана. То есть получить определенные политические дивиденды на международном уровне.

- Как, по-вашему, в ближайшее время могут развиваться события вокруг Карабаха?

- Думаю, никаких резких изменений, если не рассматривать вышеперечисленные варианты, не будет. Мы будем видеть маневрирование вокруг переговорного процесса, но никаких реальных шагов на пути решения конфликта не будет.

- Насколько велика вероятность военного решения конфликта?

- Считаю нежелательными и нереальными широкомасштабные военные действия в 2011 году. Война приведет к неоправданным потерям. Лучше решить все мирным путем. К тому же для международных игроков стабильность на Южном Кавказе, пусть и в замороженном состоянии, гораздо выгоднее, чем военные действия.

- Нет ли ощущения, что Запад несколько охладел к карабахскому конфликту, в отличие от Москвы?

- Я бы не сказал, что есть безразличие Запада. Он, то есть Запад, просто не понимает пути решения карабахского конфликта. Это все запоминает ближневосточный конфликт, когда все попытки Запада решить его заканчивались провалом. Тем более, что карабахский конфликт, в отличие от палестинского, непосредственно интересы Запада не затрагивает.

Что касается России, то попытка активизации ее политики на кавказском направлении связана с нарастанием напряженности на всем Кавказе, в первую очередь, на Северном. Потому Москва постоянно находится в поиске схем, гарантирующих стабильность в данном регионе. При этом необходимо разрешать и текущие проблемы, которые постоянно появляются на Кавказе. Есть и проблема Абхазии и Южной Осетии.

Что касается карабахского конфликта, то, как мне кажется, он для Москвы находится на периферии кавказской политики РФ и ее интересов в этом регионе.