"Историческая призма": Армянские козни в Нахчыване

23 августа 2012 08:15 комментариев

После завоевания русскими войсками в1827 году, Нахчыванское ханство, как и Иреванское, было ликвидировано по указу царя Николая I от 21 марта 1828 года, войдя в состав созданной "Армянской области". Надо отметить, что появление в официальных документах термина "область Армянская" отражало не признание каких-либо исторических факторов или демографических реалий, а носило очевидный политический программный характер. "Армянское" происхождение данных территорий (бывших азербайджанских ханств) не просматривалось не только в официальных документах, но и на официальных картах того периода. Появление области с программным названием "Армянская" поставило политику Николая I в один преемственный ряд с политикой Петра I и Екатерины I, которые, соответственно, в начале и конце XVIII в. рассматривали в качестве важной государственной и внешнеполитической задачи создание марионеточного "Армянского царства" на южных рубежах России. Это решение стало первым шагом в долгосрочной стратегии Петербурга по превращению территорий азербайджанских ханств в армянский "буфер" на стратегически важных турецком и персидском направлениях.
 

Всего в Нахчыванскую провинцию в 1828-1829 годы было переселено из Персии 13632 армян

Реальное претворение в жизнь этой политики проводилось путем массового переселения армян. В результате массового переселения армян из Персии в 1828-1829 годах в Северный Азербайджан здесь оказалось 6946 семей или 35560 мигрантов. Первоисточники довольно подробно описывают переселение армян в Нахчыванскую провинцию. Так из общего количества переселенных из Персии армянских семей 2558 разместили в Нахчыванской провинции: 416 - в городах, 1869 - в селах. В основном это были армяне городов Салмаса, Хоя, Урмии и их округов. В Нахчыван попали горожане-армяне Хоя, Тебриза, Урмии.

Таким образом, всего в Нахчыванскую провинцию в 1828-1829 годы было переселено из Персии 13632 армян. Если принять во внимание, что до завоевания этой территории Россией здесь проживали 434 армянских семьи, то, следовательно, в результате переселения удельное количество армян в Нахчыванской провинции резко возросло и составило к 1830 году заметную цифру в 2992 семьи. В результате, в этническом составе бывшего Нахчыванского ханства произошли значительные демографические изменения.
 

Источники дают также сведения о негативных последствиях переселения армян для местного населения присоединенных азербайджанских ханств

Следует обратить внимание на то, что сегодня армянские авторы пытаются представить армянских переселенцев репатриантами, потомками армян, которые были якобы высланы в начале XVII века, в период османо-сефевидских войн (1603-1607) сефевидским шахом Аббасом I во внутренние провинции империи в рамках проводимой им политики "Великого переселения" и выжженной земли. Подобная версия не выдерживает критики, поскольку нет прямых источников об этническом составе переселенцев, а разница во времени между этими событиями составляет более двухсот лет.
 

Источники дают также сведения о негативных последствиях переселения армян для местного населения присоединенных азербайджанских ханств. Они оказались тем более разительными, что их итогом стал уход коренного населения. Эти встречные потоки носили вполне "законный" характер, так как официальные русские власти, переселяя армян в Северный Азербайджан, не препятствовали уходу отсюда местных мусульман в иранские и османские пределы. Так, в 1827-1828 годах в Нахчыванском ханстве из 4600 семей мусульмане составляли 4170, то есть более 90%. В процессе переселенческой кампании эту землю покинули почти 1400 семей , и в 1832 году их осталось примерно 2791., то есть в полтора раза меньше - 60%.
 

Интересно, что наличие вопиющих фактов, связанных с притеснением местного населения, отмечали также высокопоставленные русские чиновники, которые отвечали за процесс переселения. Так в своем рапорте командующему русскими войсками на Кавказе И.Паскевичу от 1 октября 1828 года посол России в Персии А.Грибоедов призвал его внести изменения в переселенческую политику кавказской администрации: "В Нахичеванской области нашел я еще более беспорядка и притеснений от переселения армян, нежели в Эриване. Вашему сиятельству известно, как скудна прежними жителями и как небогата сия провинция. Здесь армянам, пришельцам, лучше, нежели в ином месте, где я их встречал; но брожение и неудовольствие в умах татарских доходит до высочайшей степени". В подтверждение своих слов Грибоедов привел конкретные цифры, из которых видно, что на 1632 местных жителя, проживавшего в Нахичеванской области (из них 1228 мусульман и 404 армянина) пришлось 2024 новопоселенных армянина. "Несоразмерность сия, - отмечал автор, - превышает всякое понятие; можно смело сказать, что после сего ни казна от жителей, ни жители от своего достояния ничего не получат, а от пришельцев правительство обязалось в течение шести лет ничего не брать".

В другом месте автор письма также не скрывает своего отношения к дискриминационной переселенческой политике местных властей: "Я, коль скоро прибыл в Нахичевань, то меня обступили беки, султаны, все с ропотом справедливым на стеснение, о котором я выше упомянул. Отговориться было нечем. Тратить пустые слова было бы бесполезно, ибо собственная нужда к ним слишком близка: они требуют дела и скорой помощи".
 

Грибоедов коснулся в своем послании также и той далеко не беспристрастной роли, которую сыграл в процессе переселения армянский князь Аргутинский

Призывы российского посланника в Персии к проведению соразмерной переселенческой политики были мотивированы не столько опасениями за судьбу азербайджанского населения присоединенных к России ханств, сколько стремлением обеспечить стабильность в новоприобретенных землях, их успешную интеграцию в российскую имперскую систему, эффективный внутренний административный и социальный порядок. Предлагая Паскевичу переселить до 500 армянских семей к северу от Нахчывана, Грибоедов отмечал, что "гораздо менее неудобства заслужить ропот 100 или 150 семейств, нежели целой провинции, новоприобретенной и пограничной, которую мы, наконец, заставим вздыхать о прежнем персидском правлении, известном вашему сиятельству неотеческими чувствами к подданным...".

Грибоедов коснулся в своем послании также и той далеко не беспристрастной роли, которую сыграл в процессе переселения армянский князь Аргутинский: "В бытность мою в Эриване, кн. Аргутинский всеми силами противился новому переселению некоторых семейств из Нахичеванской области в Даралагез. Я и тогда видел, что он слишком горячо вступается за интересы вверенных ему выходцев". Несмотря на продолжение политики переселения армян в Северный Азербайджан в течение XIX века доля их в составе населения Нахчыванского уезда к началу ХХ века так и не превысило даже треть.
 

После ликвидации Армянской области в 1840 году Нахчыванская провинция вошла в качестве уезда в состав Грузино-Имеретинской губернии, а после ликвидации последней с 1849 года в состав Эриванской губернии. В начале ХХ века Эриванская губерния, в т.ч. Нахчыванский уезд стал одним из эпицентров кровавой драмы, разыгранной здесь армянскими националистами во главе с партией "Дашнакцутюн". Цель, которая при этом преследовалась - путем террора и насилия осуществить размежевание на территории Южного Кавказа армян от мусульман, создать этнически однородные, заселенные только армянами территории, для того чтобы в будущем создать за счет них армянскую автономию в составе федеративной России. Далеко идущие замыслы армянских националистов не были сразу разгаданы властями. Вот что мы читаем по этому поводу в одном из архивных документов: "Такая размежевка не подготовляла территории для будущего государства, а только делала армянские селения, вместо смешанного расположения с мусульманскими, вкрапленными группами в общий фон мусульманских селений. На Кавказе нет, не только губернии, но даже уезда, который можно было бы считать исключительно армянским. Спрашивается, где же территории для будущего армянского государства?" По плану армянских националистов к таким территориям должен был отнесен любой уезд на Южном Кавказе, где проживали армяне, даже если они там составляли значительное меньшинство.

Как показали дальнейшие события кровавые акции армянских головорезов против мирного мусульманского населения Эриванской губернии в 1905-1906 гг. оказались лишь генеральной репетицией перед началом проведения широкомасштабной этнической чистки и геноцида мусульманского населения этой губернии, которую они осуществили в 1918-1920 гг.
 

Таким образом, в условиях военно-политической борьбы за влияние в Азербайджане с конкурирующими мусульманскими империями Россия опиралась на традиционные, веками опробованные методы колониальной стратегии и тактики. К их числу относилась усиленная иммиграция персидских и турецких армян и превращение "новоселов" в этнический инструмент колонизационной политики и фактор укрепления южных границ империи. Этот процесс, как показали дальнейшие события, стал первопричиной внутрирегионального "армяно-азербайджанского" (1905-1906 гг.), а затем и межгосударственного армяно-азербайджанского (1918-1920 гг. и с 1991 г. по настоящее время) конфликта.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!