"Историческая призма": Как армянская независимость превратилась в безнадежный проект

16 апреля 2017 22:15

В начале XX столетия среди армянских идеологов "Великой Армении" особой популярностью пользовалась идея воссоздания армянского государства, включающая в себя те территории, которые никогда не были частью их исторического народонаселения. Но апеллируя особенной культурной и политической значимостью их этноса, эти лица упорно стремились включить в их состав большую часть Южного Кавказа и Малой Азии.

Большие "заслуги" в этом стремлении армянских политических деятелей принадлежали партии Дашнакцутюн, армянской церкви и разделяющей их мнение части армянских публицистов и историков, которые на протяжении долгого времени подкрашивали, возвеличивали, а иной раз фальсифицировали историю своего народа. Результатом такого рода деятельности стало формирование в сознании армянского народа идеи о "Великой Армении от моря до моря".

Оголтелый национализм и его неумеренная пропаганда во всех слоях армянского общества явились причиной конфликтов в период независимых республик Южного Кавказа в 1918-1921 гг.

Образованная в мае 1918 года Армянская республика с целью достижения выдвинутой программы построения государства "от моря до моря" начинает ничем не оправданную агрессию против Грузии и Азербайджана. Однако потерпев поражение и видя бесперспективность в одиночку осуществить свою экспансионистскую политику, правительство Армении устремляет свои взоры на Англию, которая не прочь была использовать явившегося троянского коня в своих интересах, обещая передачу Армении оспариваемых ею территорий.

"Историческая призма". 1918. Государство Армения – продукт доброй воли Азербайджана

Однако вскоре армянам пришлось разочароваться в своих союзниках, ибо Англия преследовала только свои интересы. Так расценили в правительстве Армении решение английского командования в январе 1919 года о создании Карабахского генерал-губернаторства в составе Азербайджанской Республики, которое перечеркнуло армянские планы по присоединению этой территории к Армении.

Обеспокоенное этим, 7 февраля 1919 года руководство Армении пригласило командующего британскими вооруженными силами на Кавказе Форестье-Уокера на совещание в Иреван. Во время совещания, обращаясь к Форестье-Уокеру, премьер-министр Армении О.Качазнуни заявил, что "...армянский народ разочарован отношением к себе союзников, что он ждал немедленной помощи после победы держав Согласия, тогда как за месяц пребывания английских войск на Кавказе, в действительности, ничего сделано для него не было".

Заявление О.Качазнуни вызвало возмущение английского генерала, который в гневной форме ответил премьер-министру, что "...многое из сказанного министром показалось... крайне обидным... Какое основание имеет министр утверждать, что англичане не помогают народу?.. Правительство Армении едва ли выбирает правильный путь для возбуждения симпатий утверждением, что народ разочарован и ничего не было сделано для него". В ультимативной форме Форестье-Уокер потребовал от О.Качазнуни в самом срочном порядке сделать в армянском парламенте заявление от имени правительства Армении о "помощи", оказанной англичанами армянскому народу, в противном случае он грозил подачей рапорта своему правительству о неблагодарном армянском народе.

После столь категоричного предупреждения английского генерала армянская сторона пошла на попятную. Уже на следующий день О.Качазнуни, выступая в парламенте, во всеуслышание заявлял о всех добродетелях "благородной" английской нации. Рассказывать тупоголовым членам армянского парламента о преступной политике английских дипломатов и о той роли, которую сыграла в этом вопросе партия "Дашнакцутюн", Качазнуни, конечно, уже не осмеливался.

Армянские общественные деятели, напуганные позицией английского командования по вопросу расширения Армении, решили даже издать газету на английском языке "The Transcaucasian Post", но не в Иреване, а в Тифлисе, где армяне по-прежнему были активны. В первом номере этой еженедельной газеты говорилось: "Сегодня мы впервые получили возможность обратиться к великому народу Британии на английском языке. Наши первые слова - это слова приветствия нашего народа в адрес союзнических держав... В течение многих веков политическое и социальное направление Армении было западным. Во время войны нашими лозунгами стали слова "За Великобританию, Францию и Америку! За справедливость и свободу!" Маленький, но верный союзник Великобритании - Армения - самым сердечным образом приветствует великую британскую нацию!".

Газета всемерно старалась познакомить английского читателя с историей и культурой Армении. В публикуемых в газете статьях, наряду с историей армянского народа, давались подборки цитат из высказываний общественно-политических и культурных деятелей Запада, где армяне противопоставлялись другим народам Кавказа и Ближнего Востока.

Описывая тяжелое положение Армении, газета все надежды на возрождение страны возлагала на Англию. "Только они могут построить новую жизнь на нашей опустошенной земле", - писала "The Transcaucasian Post". Так армянская общественность Грузии заискивала перед Англией, надеясь, что она установит новые границы Армении. Однако интересы в Азербайджане, связанные с возможностью контроля над бакинской нефтью, представлялись англичанам куда более значимыми, чем безумное расширение пределов Армении. Их также больше интересовала Грузия, на территории которой 30-тысячный английский экспедиционный корпус охранял трассу нефтепровода Баку-Батуми.

"Историческая призма": 1919. Капризы армян сдали Кавказ большевикам

Руководители Армении начали осознавать, что Англия заняла Южный Кавказ не для расширения их страны, а для решения своих геополитических задач. В условиях начатой с новой силой после окончания Первой мировой войны дипломатической борьбы европейских государств за сферы влияния, власти Армении пытались получить гарантии от Англии на расширение пределов Армении и требовали включения в ее состав семи турецких вилайетов. Дашнаки не подозревали, что за владение претендуемыми ими территориями велась острая дипломатическая борьба между Англией и Францией. В такой политической обстановке, безусловно, Англия никаких заверений дать Армении не могла и неуверенно указывала, что вопросы территорий определит Парижская мирная конференция.

О.Качазнуни впоследствии, касаясь политики Англии в отношении Армении, писал: "Англичане никакого различия не проявили. Как будто не знали или забыли, что мы их союзники. К грузинам и азербайджанцам проявили такое великодушие, которое явилось совершенно неожиданным, непонятным. Конечно, мы остались недовольны англичанами, нашли, что они неблагодарные..., а источников неблагодарности искать уж не стали".

Все старания дашнакского правительства убедить англичан в бесспорности своих притязаний на Карабах и Зангезур оказались тщетными. Политика английского командования в этом вопросе была неуступчивой и твердой. Англичане просто приказывали дашнакам безоговорочно подчиняться решениям "союзнического" командования и признать азербайджанскую власть в Карабахе и Зангезуре.

Не оправдала надежды Армении и Парижская конференция. Интересы армян на конференции защищали две делегации, одна - армянская правительственная, другая - турецкая. Председателем армянской турецкой делегации на Парижской мирной конференции был Погос Нубар Паша, армянскую правительственную делегацию возглавлял Аветис Агаронян. Армянская делегация в Париже перед началом своей работы распространила среди политических деятелей европейских государств книгу пропагандистского характера, написанную известными армянскими публицистами, где они пытались уверовать европейского читателя в том, что, мол, армянский народ - единственный носитель и хранитель европейской культуры, волей злого рока занесен между некультурными народами, с одной стороны грузинами, а, с другой турками и татарами, которые мешают армянскому народу исполнить свою великую историческую миссию просветителя Малой Азии и Закавказья.

Для удовлетворения своих поисков дашнаки обратились к мирной конференции с письмом: "Армяне, обманутые и покинутые грузинами и преданные татарами, соединившимися с турками, после разгрома России и Брест-Литовского договора, защищали этими (30000 солдат) воинскими частями фронт в течение 7 месяцев и удерживали наступление турок... Лишившись Киликии, лишившись своих естественных гаваней Мерсина и Айса, армянский народ был бы обречен на увядание в своих горах, без сношении с Средиземным морем и, не имея возможности дышать, Армения лишилась бы своих легких. Жизнь и будущее армян на Средиземном море..."

"Историческая призма": армянские "игры" вокруг Азербайджана накануне советизации Южного Кавказа

К письму была приложена карта "Великой Армении", изданная в Париже. В пределах проектируемой дашнаками Армении оказалась большая часть Турции с выходом на Черное и Средиземное моря. В эту Армению входили также Ахалкалаки, Борчалинский уезд до р. Храм, а также часть Елизаветпольской губернии. Ясно, что для проведения границ этого нового армянского государства был использован "излюбленный" армянами этнографический принцип. Ложность представленных армянской делегацией карты и статистических сведений сразу стала всем ясной и лишила фантастические планы армянской делегации всякого доверия в глазах французских, английских, и американских представителей. Над планом создания "Великой Армении", по вине самых армян, переборщивших в своих требованиях, нависла угроза. В период Парижской конференции Армения не получила ожидавшейся поддержки от англичан. Теперь взоры армян были обращены на США, которые тоже не прочь были проникнуть и укрепить свои позиции на Кавказе. В апреле 1920 г. в Италии, в Сан-Ремо заседал Вер­хов­­ный совет держав Антанты, который должен был раз­решить про­тиворечия между державами Антанты,
обос­трившиеся в свя­зи с новой расстановкой сил в мире. Раз­де­лив между собой сферы влияния на Ближнем и Среднем Вос­токе, Верховный со­вет официально предложил США взять мандат на Армению с сопредельными районами.

США, конечно, не могли не считаться с между­народ­ной обстановкой и общественным мнением. Они были го­товы при­нять мандат на Армению и расширить ее пре­де­лы. Вопрос ман­дата на Армению, всего Закавказья и Тур­ции был послед­ний раз обсужден на конгрессе США 24 мая 1920 г. Об­суж­де­ние вопроса продлилось больше неде­ли. Подробно излагались доводы "за" и "против" мандата. Изменившаяся между­народ­ная обстановка, в частности, раз­гром второго похода Антан­ты, занятие Красной Армией Се­верного Кавказа, установ­ле­ние Советской власти в Азер­байджане, майское вооруженное восстание в Армении и др. - заставили американский конгресс трезво оценить свои возможности.

В конце концов, сенатор Маккормик выдвинул довод о слабости стратегических коммуникационных позиций США в Армении на случай обострения противоречия меж­ду США и другими государствами на Ближнем Востоке. "Каж­дый, - го­во­рил он, - кто посмотрит на карту и увидит комму­ни­ка­ци­он­ные пункты Англии и Франции, тот скажет, что США в Ар­ме­нии не могли бы оказать сопро­тив­ления Франции или Англии".

Учитывая изменившуюся обстановку на Южном Кавказе, се­на­тор Смит заявил: "Я думал, 10 тыс. солдат было бы доста­точ­но. Теперь я полагаю, что даже 100 тыс. солдат будет не­дос­та­точ­но для обеспечения там нашей безопасности, ибо мы будем про­тив Советской России и против других воинс­т­вующих на­ро­дов". Ссылаясь на доклад генерала Мосли о положении в Ар­ме­нии, сенатор Лодж сообщил, что "Северная Армения, кото­рая была Российской Арменией, где находится их сто­ли­ца, ка­жется Эривань, находится в районе, где идут бои". При та­ких условиях, - заключал сенатор Томсон, - было бы безу­ми­ем брать на себя эту новую неизвестную миссию, пол­ную огромных опас­ностей".

Конгресс США 1 июля 1920 г. отклонил предложение пре­зидента о принятии США мандата на Армению. На при­­зы­вы Вильсона вспомнить о гуманизме, сенаторы
отве­ти­ли: "Не же­лаем ввязываться в европейские дела, хотя этого и тре­бо­вали соображения гуманизма". После этого, по мнению Ллойд Джорджа, "независимое армянское государство превратилось в безнадежный проект".

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана