"Историческая призма": армянские "игры" вокруг Азербайджана накануне советизации Южного Кавказа

2 августа 2012 08:15 комментариев

Создание в январе 1919 года правительством Азербайджанской Республики Карабахского генерал-губернаторства, признанного английским командованием, заметно ослабило позиции Армении в регионе. Следующим сильным ударом по позициям Армении стало заключение 22 августа 1919 года VII съездом армян Карабаха и Зангезура соглашения с азербайджанским правительством, по которому данные территории признавались под юрисдикцией Азербайджана, а генерал-губернатор Х. Султанов - представителем высшей власти в регионе.

После вывода в середине августа 1919 года английских войск из Азербайджана в регион прибыл полковник главного штаба армии США Вильям Гаскель, который ещё в июле 1919 г. решением Совета "5-ти" (США, Англии, Франции, Италии и Японии) Парижской мирной конференции был назначен Верховным комиссаром союзных держав на Южном Кавказе. 20 августа Гаскель направился сначала в Эриван, затем 23 августа он выезжает в Тифлис и, наконец, 28 августа 1919 года прибывает в Баку.

Прибытие Гаскеля в регион было вызвано, прежде всего, началом на мирной конференции в Париже процесса активных переговоров союзников с представителями национальных государств, образовавшихся на развалинах Российской империи, по вопросу процедуры признания их независимости. Южнокавказские республики были в эпицентре этого процесса. Одной из важных задач, стоявших перед миссией Гаскеля, было убедиться на месте, насколько молодые республики соответствуют содержанию тех положений своих меморандумов, которые их делегации представили на мирную конференцию, и подготовить на этот счет доклад.
 

Наиболее острым был вопрос о границах, и Гаскель был, безусловно, в курсе тех конфликтов на территориальной почве, которые происходили на Южном Кавказе

Наиболее острым был вопрос о границах, и Гаскель был, безусловно, в курсе тех конфликтов на территориальной почве, которые происходили на Южном Кавказе. Гаскелю была известна также позиция бывшего английского командования по вопросу армяно-азербайджанского конфликта вокруг Карабаха и Зангезура. Поэтому неслучайно, что в позиции Гаскеля по этому вопросу с первых его заявлений чувствовалась солидарность с позицией своего союзника.

Во время встречи с премьер-министром Азербайджанской Республики Насиббеком Усуббековым 28 августа 1919 года Гаскель стал на точку зрения, что Карабах вместе с Зангезуром являются неотъем­лемой частью Азербайджана. Одновременно Гаскель опроверг вызвавшие сенсацию места его речи в армянском парламенте с угрозами азербайджанс­кому правительству, как не соответствующие действитель­ности.

В это же время армянское правительство высту­пило с протестом по поводу пребывания азербайджански0х войск в Зангезуре, указывая на то, что он состав­ляет часть Армении и всякие действия азербайджанского правительства в этой области, как идущие вразрез с постановлениями английского командования, считает недопустимыми и могущими повлечь за собой нежелательные последствия и кровавые инциденты.

Правительство Армении предлагало Азербайджану разрешить вопрос на особой азербайджано-армянской конференции. В ответной ноте азербайджанское правительство сообщало, что оно считает зангезурские дела внутренним делом Азербайджана и не считает возможным вступать с армянс­ким правительством в какие-либо переговоры по этому поводу. При этом особо отмечалось, что английское командование давно уже произвело предварительное разграничение территорий, пре­доставив Карабах и Зангезур Азербайджану (здесь подразумевается признание английским командованием в апреле 1919 г. Карабахского генерал-губернаторства как политико-административной единицы, подчиненной Азербайджану).

В то же время азербайджанское правительство дало согласие на проведение азербайд­жано-армянской конференции в Баку, но при условии, что не для временно­го, а для окончательного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном.
 

Азербайджанская дипломатия хорошо была знакома с тактикой армян делать сначала громкие заявления, выставляя себя страстными миротворцами и давать обещания о решимости разрешать конфликт, а потом в последний момент отказываться от своих слов

Подобная оговорка азербайджанской стороны была неслучайной. Азербайджанская дипломатия хорошо была знакома с тактикой армян делать сначала громкие заявления, выставляя себя страстными миротворцами и давать обещания о решимости разрешать конфликт, а потом в последний момент отказываться от своих слов.

Учитывая это, министр иностранных дел Азербайджанской Республики М.Ю. Джафаров во время встречи 13 октября 1919 года с полномочным представителем Армении в Азербайджане Т.Бекзадяном прямо предупредил армянскую сторону: "Опыт Закавказс­кой конференции, на которой уже были отчасти выработаны принципы разрешения территориальных споров, показал, что при той непримиримой позиции, которую занимают армяне, ре­шительно ничего не удастся, что и проектируемая конференция никаких результатов не даст, если не будет предварительно пу­тем частного обмена мнений выяснены как объекты спора, так и максимум взаимных уступок. Если такого предва­рительного выяснения вопросов не произойдет и не будет наме­чен путь разрешения вопросов, то созывать конференцию для то­го только, чтобы еще раз демонстрировать перед обществом свою непримиримость и неуступчивость, я считаю совершенно излишним и прошу снестись со своим правительством по воз­бужденным мной вопросам, если только, конечно, армянское правительство искренне желает придти к обоюдному соглаше­нию".

Результаты начавшей свою работу в Тифлисе 20 ноября 1919 года мирной армяно-азербайджанской конференции подтвердили опасения и прогнозы азербайджанского министра иностранных дел. Накануне её созыва азербайджанское правительство отдало приказ своим военным частям в Карабахе прекратить военные действия.

Как следует из отчетов правительства, посылка войск на помощь Карабахскому генерал-губернатору была вызвана тем, что имелись неопро­вержимые доказательства отправки армянским правительством в Зангезур своих регулярных войск, оружия и всякого боевого снаряжения для раздачи среди армянского населения, предполагая в нужный момент организовать восстание, дабы показать, что ар­мянское население Зангезура не желает признавать азербайджанские власти.

В такой ситуации правительство не могло оста­ваться безучастным, тем более, что предстояло вернуть на свои земли 60 тыс. зангезурских беженцев, которые покинули свои родные места, став жертвами преступных действий вооруженных банд Андраника в Зангезурском уезде в период второй половины 1918 - начала 1919 гг.

По итогам конференции, 23 ноября 1919 г. между председателем правительства Армении А.Хатисовым и председателем правительства Азербайджана Н.Усуббековым было подписано мирное соглашение. Стороны договорились решить все спорные вопросы, в т. ч. вопросы границ путем переговоров, а не силой оружия. Предусматривалось, что с момента подписания соглашения ни одно из двух договаривающихся правительств не должно силой оружия подчинять себе не признавшие до того времени его власти районы.

После соглашения от 23 ноября Азербайджан вывел свои воинские части из Зангезура. Но Армения не замедлила направить сюда свои регулярные воинские части, нарушив, тем самым, указанное соглашение.
 

После соглашения от 23 ноября Азербайджан вывел свои воинские части из Зангезура. Но Армения не замедлила направить сюда свои регулярные воинские части, нарушив тем самым указанное соглашение

Находившийся в это время в Баку английский военный журналист Скотланд-Лидделл сообщал в Лондон, что вслед за подписанием соглашения от 23 ноября "армяне, пользуясь отходом азербайджанских войск, изменнически напали на мусульман в Зангезуре, где разрушили до сорока мусульманских селений".

Касаясь последних событий в Зангезурском уезде в телеграмме от 8 декабря 1919 года Верховному союзному комиссару полковнику В.Гаскелю премьер-министр Азербайджана Н.Усуббеков выразил свои опасения, что при оставлении у армянской части населения Зангезура орудий и пулеметов не имеется гарантий от выступлений их в целях продолжения процесса анархии. Поэтому глава правительства Азербайджана предлагал пос­лать в Зангезурский уезд не позже 5 дней комиссию из американс­ких офицеров для отобрания у армянских банд в Зангезуре ору­дий и пулеметов. В противном случае азербайджанское правительство предупреждало, что будет вынуждено принять со­ответствующие конкретные меры, могущие заставить виновников анархии сознать необходимость соблюдать мирные принципы со­жительства в Зангезуре.

В своей ответной телеграмме премьер-министру Усуббекову от 11 декабря 1919 года В.Гаскель отметил, что телеграмму его "получил и передал министру-прези­денту Армении со следующим добавлением: если эти обвинения после расследования окажутся правильными, это будет самый сильный удар для будущности Армении".

Тем временем, на фоне этих событий с 14 по 21 декабря 1919 года в Баку прошла армяно-азербайджанская мирная конференция, которая, продолжив начатые в ноябре в Тифлисе переговоры, должна была разрешить все острые проблемы, которые накопились между Арменией и Азербайджаном. Самым острым вопросом, который стоял на повестке дня конференции, было решение территориальных проблем между республиками.

В этом вопросе позиции сторон вновь диаметрально разошлись. Азербайджанская сторона выдвинула на конференции идею конфедерации всех республик Южного Кавказа, полагая, что подобное политическое объединение явится наилучшим и наибо­лее удовлетворяющим все стороны способом разрешения терри­ториальных и иных споров между республиками. Армянская же делегация вновь заняла неконструктивную позицию, считая, что до установления окончательных границ необходимо предварительно заключить временное соглашение о демаркационной линии.

Ничего удивительного в подобной позиции Армении не было. Армения не хотела связывать себя никакими долговременными соглашениями с республиками Южного Кавказа о границах, поскольку с нетерпением ожидала решений Парижской конференции по "армянскому вопросу". Решение этого вопроса в пользу Армении означало полную передачу ей всех территорий Эриванской губернии, Карабаха, Зангезура. Армяне грезили и жили авантюрной идеей о "Великой Армении", границы которой, как пишет первый премьер-министр Армении О.Качазнуни, должны были простираться "от Средиземного до Черного моря, от Карабахских гор до Аравийских пустынь".
 

Армяне грезили и жили авантюрной идеей о "Великой Армении", границы которой, как пишет первый премьер-министр Армении О.Качазнуни, должны были простираться "от Средиземного до Черного моря, от Карабахских гор до Аравийских пустынь"

При таких глобальных перспективах Армения не хотела размениваться на мелочи, то есть заключать соглашения с Азербайджаном о тех или иных участках границы. Поэтому армянская делегация на конференции вновь под различными предлогами уклонялась от окончательного признания взаимных границ с Азербайджаном.

Что же касается предложений армянской делегации об установлении демаркационной линии, то реальные условия распределения населения в пограничных районах между Арменией и Азербайджаном носило такой характер, что говорить о подобном размежевании без учета экономических и бытовых особенностей жизни населения приграничных районов не приходилось. Дело в том, что азербайджанские крестьяне-скотоводы на протяжении веков перегоняли летом свои стада высоко в горы Зангезура и зимой - на равнины Карабаха. Попытки же Армении заявить права на горы, упорядочить переходы путем введения удостоверительных документов и свидетельств о стоянке кочевников, установление сторожевых охран, таможенных постов, которые призваны были воспрепятствовать передвижению азербайджанских крестьян, провоцировали постоянную напряженность между сторонами. При этом протесты азербайджанского правительства не приносили никакой пользы. Очередная мирная конференция завершила свою работу, не придя к каким-либо результатам.
 

В январе-апреле 1920 года азербайджанские селения в Зангезуре и Карабахе подверглись новым вооруженным нападениям со стороны вооруженных сил Армении, которые получали поддержку от местных армян

В январе-апреле 1920 года азербайджанские селения в Зангезуре и Карабахе подверглись новым вооруженным нападениям со стороны вооруженных сил Армении, которые получали поддержку от местных армян. Вновь появились человеческие жертвы и волна беженцев среди мусульманского населения. Это вынуждало правительство Азербайджана концентрировать значительные военные силы вокруг Карабаха и Зангезура и на границе с Арменией, что значительно ослабляло защиту северных границ, где тем временем нарастала военная угроза со стороны большевистской России.

Таким образом, накануне советизации Азербайджана, несмотря на все дипломатические усилия азербайджанского правительства, территориальный конфликт с Арменией вокруг Карабаха и Зангезура не нашел своего мирного разрешения.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!