Древняя Мугань: в поисках затонувшего города

16 июня 2013 15:02 комментария

Города подобны людям: они рождаются, расцветают, а потом - умирают. Подобно людям, они гибнут от войн или природных катаклизмов. Судьба же других бывает еще драматичней - даже названия их пропадают, погребенные в глубине столетий, движения народов стирают их следы с лица земли. Этой участи не избежала и средневековая Мугань.

Точно установлено: некогда Кура впадала в Каспий севернее Сальян, недалеко от Кюрсенги

Точно установлено: некогда Кура впадала в Каспий севернее Сальян, недалеко от Кюрсенги. Знаменитый археолог А.Пахомов на основании аэрофотосъемок, проведенных в этом районе, пришел к выводу, что в средние века Кура, протекая мимо Кюрсенги, впадала в море недалеко от Бяндованского мыса. В средние века на берегу Куры, там, где река впадала в море, гораздо выше Сальяна, возможно, и стоял большой, сильный, многонаселенный город. Во всяком случае, об этом свидетельствуют арабские и персидские источники, в которых говорится об "Ен-нахр аль атиг", "Кёхнен-руд", то есть о "Русле старой реки". В IX веке викинги-русы бросали якорь именно в этом старом русле, откуда шли на Барду. И устье реки, и берег моря со временем изменились.

Еще в XIX веке мореплаватели, проплывающие в этом районе Каспия, видели в прибрежных водах развалины разрушенных зданий, обломки затонувших судов, собирали на берегу украшенные осколки посуды. Именно поэтому А.Бакиханов в 1844 году обратился к царскому наместнику на Кавказе с просьбой приказать военным судам, выходящим с острова Сара, исследовать морское дно.

Еще в XIX веке мореплаватели, проплывающие в этом районе Каспия, видели в прибрежных водах развалины разрушенных зданий, обломки затонувших судов, собирали на берегу украшенные осколки посуды

Позднее, в советское время, наш прославленный подводный археолог, старший научный сотрудник Музея истории Азербайджана Виктор Квачидзе, собрав все исторические сведения, пришел к выводу, что легендарный город Мугань надо искать близ Бяндованского мыса. Начиная с 1986 года, он в качестве руководителя подводной экспедиции музея начинает поиски на берегу близ Бяндована и в море.

Материалы, собранные в течение пятнадцати лет, дают основание утверждать, что затопленная илом территория в 20 км и находящиеся под водой несколько строений хранят в себе развалины большого города. Согласно археологическим находкам, относящимся к IX-XI векам, этот город можно считать Муганью. Находящийся в 20 километрах остров Санги-Мугань, то есть "граница Мугани", - реальная подсказка к тому, это и было названием города. (Любопытная деталь. Остров Санги-Мугань вместе с островами Пирсагат и Карасу в XVII веке был соединен с сушей. Там и сейчас живут кабаны. А они могли попасть туда только по суше. Именно поэтому плававший в этих местах Степан Разин и дал ему название "Свиной").

Город состоял в основном из глинобитных домов. Этот кирпич, в котором глина смешана с соломой, называемый в народе "медвежонком", был в древние и средние века основным строительным материалом. Поэтому не случайно, что при раскопках древних азербайджанских городов находят так много печей, где изготавливалась керамическая посуда.

То же самое произошло и при раскопках города, некогда стоявшего близ Бяндованского мыса. Большинство среди найденных археологами артефактов - и по количеству, и по сохранности - составляют предметы керамики.

Несмотря на свой тысячелетний возраст, они сохранили свой цвет.

Покрытые лавой грязевых вулканов острова Санги-Мугань, и прибрежным илом Бяндованского мыса, и ракушками-бальянусами, эти находки - наглядное доказательство расцвета в Мугани декоративно-прикладного искусства.

Артефакты, обнаруженные на Бяндованском мысе, можно разделить на две категории. Найденные в северной части предметы, относящиеся к IX-XI векам, представляют собой посуду с простым узором, зато обнаруженные в южной части, хоть и старше на пару веков, но отличаются очень богатым орнаментом.

Высокие кувшины предназначались для хранения различных продуктов питания. В чолмагах - глиняных сосудах, похожих на чаши, - готовили пищу, из больших мисок ели. Из маленьких пиал пили воду. Афтовы - кувшины для омовения, тазы использовали для воды. А держали ее в санаках - больших глиняных, обожженных кувшинах с длинным узким горлышком, способных удержать прохладу. Даже посуду для хранения масла делали из глины.

Это разнообразие форм и техники свидетельствует о высоком уровне мастерства гончаров на Мугани и показывает, насколько высока была потребность в их продукции среди потребителей.

Большинство гончарных мастерских было занято изготовлением обычной посуды с незамысловатым рисунком, простым орнаментом. Чаще всего это были кяса и кувшины, используемые в повседневной жизни. Изготовление посуды со сложным рисунком и орнаментом концентрировалось в основном вокруг крупных печей, которые могли сохранять нужный температурный режим и в то же время имели большие камеры, позволяющие обжигать много посуды, что было целесообразно с экономической точки зрения, и высокого качества. Вокруг этих печей работали целые артели.

Для керамики Бяндована характерно множество оттенков зеленого цвета - и малахит, получаемый из медного купороса, и цвет травы, и прочие оттенки

Для керамики Бяндована характерно множество оттенков зеленого цвета - и малахит, получаемый из медного купороса, и цвет травы, и прочие оттенки. Желтые, красно-фиолетовые краски и их оттенки получали из двуокиси марганца. В красный добавляли оксид железа. Найденные здесь рядом с печами капли голубой глазури дают основание утверждать, что в Азербайджане изготавливалась и глазурованная посуда.

Иногда рисунок цветка, символизирующий солнце, превращался в медальон и украшал центр композиции. Заложившие основу решетчатого орнамента, где места соединений создавали впечатление медальонов, система кругов, нарисованных циркулем, была одним из излюбленных узоров бяндованских мастеров. Этот зеленый круг, именуемый мартабани, - подражание знаменитой тогда китайской технике. Нанесенный циркулем на белую поверхность декор демонстрировал фактуру материала.

Изображение узлов на керамической посуде носило символический смысл. В глубокой древности, если человек о чем-то просил Бога или давал какую-то клятву, то с магической целью, как это было принято, должен был плести узлы. В бронзовом веке такие узлы приобрели уже характер украшения. Турки-сельджуки рассматривали узлы как амулет, что, кстати, до сих пор не забыто в народе. В бяндованской керамике мы встречаем сложные переплетения узлов в геометрическом орнаменте.

Для того чтобы оживить сухие линии геометрических орнаментов, в них включали изображения растений - листья, цветы.

Сетчатые узоры, встречающиеся на некоторых изделиях, были очень смелым художественным шагом. Входящие под прямым углом в круглую форму, они придавали изделию в высшей степени неожиданный декоративный эффект. Посуда с таким орнаментом казалась покрытой тканью с крупным прямоугольным узором, который под прямоугольником выглядел сотканным из линий, напоминая циновку.

В бяндованских керамических изделиях большое место занимает изображение животных и птиц, особенно соколов. Эту большую, величественную птицу, которая в полете развивает скорость до 300 км/час, и сейчас можно встретить в районе Бяндованского мыса. Иногда изображения птиц можно воспринять как птицу Феникс - символ счастья, что связано с космогологическим понятием Богини Неба.

Центр композиций бяндованской кясы могли украшать и такие любимые образы зверей, как барс, лев, леопард, бенгальская кошка. Очень может быть, что в ширванских землях обитал царь зверей - лев. И, может быть, именно с этим связано то, что в самом названии края - Ширван сохранилось его имя. Однако художник вряд ли мог увидеть льва вблизи. Поэтому на тарелках его изображение дается условно и часто напоминает барса, который в избытке водился в лесах Азербайджана.

Привлекают внимание и клейма, которые мастера бяндованской керамики ставили на своих работах. Большое количество этих клейм свидетельствует и об авторах, и о том, что их продукция пользовалась спросом.

Мастера древней Мугани демонстрировали своим творчеством, что простой кусок глины в умелых руках может стать бессмертным предметом искусства

Керамической посудой пользовались все слои населения Мугани. Следовательно, керамика была наиболее демократичным видом искусства, которую мог изготовить и купить каждый. Мастера древней Мугани демонстрировали своим творчеством, что простой кусок глины в умелых руках может стать бессмертным предметом искусства.
 

Ни вода, пытавшаяся смыть и уничтожить их, ни извержения вулканов, периодически взрывавшие поверхность муганской почвы, не смогли стереть эти предметы с лица земли. Кирпичи оказались уничтожены водой, металлы - изъедены ржавчиной, но фаянс и керамика устояли. Они не утратили даже яркости своих красок. Только она, хрупкая и нежная керамика, смогла выдержать испытание временем.

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

2 комментария

  • Аноним

    16 июня 2013 17:38

    СПАСИБО !!! ИНТЕРЕСНО !!! ПОЗНАВАТЕЛЬНО !!!!

  • Аноним

    16 июня 2013 18:55

    Побольше печатайте статьи об истории Азербайджана