Если посчитать проданные за всю историю балета билеты, то спектакль "Лебединое озеро" П.И.Чайковского наверняка станет лидером по их количеству. Люди, не знающие точно, на какой спектакль хотят пойти, балет "Лебединое озеро" выберут почти наверняка, если он есть в афише. Потому что само название балета, который стал, с позволения сказать, классическим "брендом", уже сам по себе служит гарантией удовольствия от вечера в театре.

Балет Чайковского еще и лидер по числу редакций, которые даже специалисты, умеющие плавать в этом балетно-священном озере, не берутся подсчитать. Что касается непосредственно бакинской, то на радость любителям классической интерпретации - никаких эксцентричных "игр разума". Постановка максимально приближена к эстетике эпохи невинности и наивности балета жанра - известной версии Петипа-Иванова: чередование "белых" актов и бала, ивановские лебеди и "черное"  Pas dchr("39")action Петипа.

Удивительнейший спектакль во всех отношениях!

Во-первых, сюжет, балансирующий между реальностью и фантасмагорией, повествующий о любви принца Зигфрида к заколдованной королеве лебедей - Одетте. Покоренный ее красотой и потрясенный ее рассказом о заклятии, Зигфрид клянется Одетте в вечной любви. Но уже на балу в замке Зигфрида, он избирает своей невестой Одиллию - дочь злого волшебника Ротбарта, принявшую облик Одетты. Только истинная любовь в финале помогает влюбленным разрушить злые чары и обрести свое счастье.

Во-вторых, гениальная дансантная музыка Чайковского, легко ложащаяся "на слух". Что ни номер - классический шлягер, не говоря уже о "Танце маленьких лебедей", который входит в топ-десятку самых узнаваемых классических мелодий. Недаром на следующий день после премьеры балета в Большом театре 4 марта 1877 года, московские меломаны приветствовали друг друга словами: "Вы слышали (а не видели!) новый балет Чайковского?".

В-третьих, "Лебединое озеро" - настоящий балетный праздник, в котором есть все: па-де-де с вариациями, большие прыжки по кругу, 32 фуэте, яркие декорации, стилизованные под старину костюмы, классические пачки. Словом, все то, что составляет суть классического балета.

В-четвертых, "Лебединое озеро" - это еще и проверка на артистизм исполнительского мастерства балерины в создании двух таких противоречивых, психологически наполненных образов - королевы лебедей Одетты и коварной соблазнительницы Одиллии. А если добавить выступление истинной звезды белорусского балета - очаровательной Ольги Гайко, силуэт которой выгравирован на золотых памятных медалях белорусского театра, в ее "коронной" двойной партии балета Чайковского - то удовольствие от спектакля становится непередаваемым.

Ее исполнение было таким, после которого говорят парадоксальную, но удивительно емкую фразу: "Сама танцует, а тело думает".

Два женских образа в исполнении О.Гайко по-разному "опутывали" ветреного и недалекого принца Зигфрида своими невидимыми, но крепкими путами (автор этих строк всегда удивлялась странной логике сюжета: и как принц не заподозрил подлог, когда его любимая появилась на балу под руку со своим заклятым врагом?).

Белый Лебедь - Одетта в исполнении украинской примы была потрясающе хороша, сплошные "ахи". Ах! - как скульптурно отточено поднялась рука (о работе запястий если и писать, то только в стихах), Ах! - как забилась в нервной трепетной пульсации нога, ах! - как волшебно заколыхалась "невесомая" пачка, а с нею трепетно забились и мужские сердца. Нельзя не упомянуть об удивительной "гнучести" и "шпагучести" балерины и запредельном шаге белорусской этуали.

Пластика великолепная - тонкая, но мятежная, лопатки (вопреки канону классики) сдвигались друг к другу для активной подачи корпуса и рук. С другой - пульсирующая утонченность, доходящая до декадентства. Ощущение от танца такое, как если бы вы подбросили лебединое перышко и следили, как оно, трепеща в воздухе, плавно опускается на землю.

И Черный Лебедь в исполнении О.Гайко (образ коварной, решительной и изворотливой Одиллии) оказался весьма интересным как в плане актерского воплощения, так и в техническом (белорусская прима не стала купировать сложнейшие вариации Одиллии, а исполнила их целиком). Пусть традиционно ожидаемое фуэте не было "докручено" до конца, но сразу последовавшие великолепные туры еще раз показали, что это было лишь милое недоразумение, которое всегда свойственно "живому" спектаклю.

Ее партнер - Игорь Оношко в партии принца Зигфрида - идеальная золотая оправа для такого сценического балетного бриллианта, как Ольга Гайко: импозантный, элегантный артистичный. Замечательное актерское исполнение, техническая чистота без видимых шероховатостей, высокие прыжки в "черном акте", неслабые поддержки в "белом" акте (словно пушинку понимал) помогли И.Оношко стать даже не вторым, а равным белорусской приме-балерине в данном спектакле.

Среди отечественных исполнителей на вершине зрительских симпатий - Шут в исполнении Камрана Гурбанова. Глаза отдыхали во время выступления великолепного квартета наших солистов в составе: А.Гимадиева, С.Мирзоева, Ю.Лобачев и Г.Мирзоев в "Испанском танце". В Pas de trois Аян Эйвазова и Эльмира Сулейманова на сей раз выглядели предпочтительнее своего партнера Анара Микаилова.

Наш кордебалет - это отдельная тема. В труппе театра умудряются выстроить его так, что не бросается в глаза неодинаковый рост или комплекция артистов. Что-то лучше получается, что-то похуже. Но "плывущие арабески" женского кордебалета и "Танец маленьких лебедей" из "белого акта" были исполнены настолько аккуратно, что грешно было бы придраться.

И оркестр под руководством обаятельного маэстро Джаваншира Джафарова слушать было одно удовольствие. Увертюра была исполнена настолько ярко в плане динамических градаций, что впервые автор этих строк услышала заслуженные (а не дежурные!) аплодисменты публики. Было и великолепная "рябь" зачарованного озера - соло арфы в исполнении Шахлы Ализаде во вступлении к Adagio - и далее замечательная "перекличка" солирующих скрипки Надира Меликова и виолончели Сабины Ибрагимовой. Мягкое и чистое соло трубы в "Неаполитанском танце" в исполнении Сируза Мамедова.

В целом, весь спектакль создал воистину волшебное ощущение - атмосферу чувственности, трепетности, страстности, "аромата" старого балета и покорил всех - и тех, кто ищет в театре развлечения, и тех, кто ходит туда за высоким искусством. И самый яркий показатель - это аншлаг в зале (была занята даже "этажная" галерка) и овации зрителей. А это в наше время, когда виртуальная реальность и современное искусство вытесняют традиционное искусство - дорогого стоит.

Улькяр Алиева