Мехрибан Зеки о том, как театры пытаются конкурировать с Instagram - ИНТЕРВЬЮ - ФОТО

2 июля 2016 07:10

Почти каждая маленькая девочка в детстве мечтает стать знаменитой артисткой. Не знаю, мечтала ли об этом Мехрибан Зеки, но актрисой она стала. Хорошим, серьезным и вдумчивым профессионалом, замечательным партнером. Сегодня ее хорошо знают поклонники кино и театрального искусства.

Мехрибан Зеки - человек популярный, но очень скромный. Она часто и много снималась и снимается в кино. В настоящее время - актриса Азербайджанского государственного академического национального драматического театра. На сегодняшний день у нее в репертуаре всего лишь одна роль в спектакле Аршада Алекперова по роману Э.Шмитта "Господин Ибрагим и цветы Корана". Но актриса не сидит без дела. У нее любовь к совершенствованию связана с параллельным творчеством, которое выливается в педагогическую деятельность, переводы; она - завсегдатай на премьерных театральных показах в театрах города, на кинопросмотрах отечественных фильмов. А в недавнем прошлом - осуществляла закадровый и синхронный перевод фильмов. Казалось бы, дело скучное: ну, что там интересного - читать текст за кадром? Но желание во всем доходить до самой сути помогает Мехрибан умножать свои познания в различных областях ее деятельности. И потому этот период она рассматривает как накопление необходимого опыта для расширения собственного познания.

У нее, как и у многих ее сверстников, за плечами вуз: поступала она в Институт искусств им.М.Алиева, а окончила Университет культуры и искусств. Факультет "актер театра и кино". Будучи студенткой третьего курса, случайно попала на открытую репетицию Вагифа Ибрагимоглу в театре "ЮХ", да так там и осталась на долгие годы. Сначала просто приходила: смотрела, слушала и поражалась тому необычному подходу к репетициям, той полноте и эксклюзивности информации, которую давал режиссер-педагог своим актерам. Он любил устраивать хорошие провокации, связанные с пробуждением у актеров интереса к знаниям, самоанализу. Это он изобрел свой метод психософии, который очень помогал его ученикам-актерам постигать глубины профессионального мастерства. Вот и она "заразилась" этой неуемной жаждой открытий. Поэтому словари, энциклопедические справочники (Интернета ведь тогда еще и в помине не было!) стали ее друзьями на всю жизнь.

Вагиф для всех своих актеров был своего рода гуру театрального искусства! Он влюбил их в театр, как в величайшее явление магического воздействия на умы и сердца зрителей, научил ценить, любить, пробуждать свои умы и сердца к творчеству и созиданию. Он научил их создавать себя, как личностей. Вот тогда Мехрибан и поняла, что профессия, которую она выбрала, - удивительная и неповторимая по своей сути. Если ее, конечно, любить, служить ей и всю жизнь учиться.

- Скажите, вы считаете Вагифа Ибрагимоглу, который не преподавал вам в институте, своим учителем?

- Безусловно. Он сформировал наш взгляд на искусство. Он научил нас понимать, что подлинное искусство не терпит фальши. Понимать и исповедовать это как Истину всю нашу жизнь.

- Но через полгода упорных посещений репетиций театра "ЮХ" он взял вас в театр, и вы стали актрисой альтернативного театра. Не хотелось уйти в обычный, традиционный государственный театр?

- Я не думала тогда об этом. Впрочем, как и многие другие. Нам было интересно рядом с ним. Он умел увлечь идеей, творчеством. Вагиф был интересным человеком, прекрасным педагогом. Он нас "лепил" не только, как профессионалов, но и как личностей. Ему удалось "отравить" нас всех любовью к Театру. Театру, который был призван сеять разумное, доброе, вечное. И для нас не имело значения, альтернативным считался театр, которому мы служим, или традиционным. Главное, что мы ему служили. Беззаветно и преданно. Мы верили в его великую магическую силу.

- Значит, это очень важно в самом начале своего профессионального пути встретить человека, который станет путеводной звездой?

- Очень важно. Ведь с самого начала мы на искусство смотрим глазами авторитетных профессионалов. Их истовая влюбленность заставляет и нас уверовать в смысл и важность того, чему мы собираемся посвятить всю свою жизнь. Вагиф сумел пробудить наши умы и зажечь наши сердца. Он сам, как факел, горел любовью к Театру, к творчеству, к искусству.

Когда меня впервые позвали на маленькую роль в кино, он убедил, что я должна принять это предложение, тем  более, что предложение последовало от Расима Оджагова. Он тогда сумел мне, начинающей актрисе, объяснить: важно не то, какую роль тебе предлагают - большую или маленькую, а то, с какими мастерами тебе доведется работать и чему ты сможешь у них научиться. Потому, что профессия актера требует постоянного обучения. Я прислушалась к его совету и не пожалела ни разу.

Та маленькая роль в фильме "Комната в отеле" стала для меня знаковой. Меня стали приглашать. Я сыграла в кино много разных ролей: больших и маленьких, но ту запомнила навсегда. У Расима Оджагова было чему поучиться. Я поняла, что каждый человек, обладающий знаниями, владеющий профессией, является носителем ценной информации, и научила себя впитывать все, что было мне интересно и важно - на съемочной площадке, в театре.

- У вас по-прежнему сохраняется тяга к познаниям?

- Больше, чем когда-либо. Особенно сейчас. И, если бы у меня была такая возможность, как у Чулпан Хаматовой, я бы с удовольствием поехала на занятия в театральных классах Лос-Анджелеса, Нью-Йорка...

- А почему не в Польшу или Чехию? Сегодня польский театр задает тон театральной культуре не только Восточной Европы...

- Да с удовольствием! Но ведь для этого должны быть средства...

-  Да, и знание английского языка непременно!

- Да. Я начала серьезно изучать язык во время съемок фильма "Али и Нино", где сыграла иранскую тетушку Али. Текста было не так уж много, и я подумала, что не могу позволить себе выйти на площадку, не произнося текст по-английски. Не хотелось ронять престиж профессии в глазах иностранцев. Конечно, произношение оставляло желать лучшего, но я это сделала, а потом отправилась к педагогу.

- Я думаю, что для вас это не так уж и трудно, потому что вы обладаете прекрасным музыкальным слухом. Мелодику языка, наверное, усваиваете моментально?

- Не так быстро, как хотелось бы, но усваиваю. У меня очень хороший педагог. К тому же, помимо слуха нужны и другие составляющие: время, память, желание, усидчивость и так далее.

- Вы - актриса театра и кино. Но в равной ли степени вы отдаете свою любовь тому и другому виду искусству?

- Я люблю оба вида искусства. Для меня - это способ профессионального совершенствования. В кино - это крупный план, который не позволяет солгать, в театре - сиюминутное состояние души, выливающееся в эмоции, чувства. Эти два вида искусства взаимно дополняют друг друга, давая возможность профессионального тренинга, выраженного по-разному.

- Ни для кого не секрет, что сегодня залы в кино и театрах едва заполняются. Почему? Ведь на заезжих гастролеров или европейский фильм зрители идут с удовольствием...

- Я не занималась статистикой, но могу предположить, что мы сами к этому причастны.

- То есть?

- Дело в том, что в искусстве появилось большое количество людей, которые не знают профессии на уровне ремесла, не владеют ею творчески. Поэтому результат таков, каким мы его видим сегодня. В том числе - полупустые залы. Это обидно, потому что все предпосылки к развитию этих видов искусств у нас есть. Для театра в государстве создана специальная программа по поддержке его развития. Кино тоже имеет государственную поддержку. Кроме того, появились независимые и театральные формирования и кинопроекты.

- Есть версия, что театральное искусство нашей стране не свойственно исторически. Поэтому нет к нему особого интереса. Вы с этим согласны?

- Эту версию легко опровергает исторический факт, свидетельствующий о том, что в 50-60 годы прошлого века поход в театр был очень важной и неотъемлемой частью жизни людей в нашей стране. Хотя, нам, наверное, в силу сложившихся исторических обстоятельств, гораздо ближе музыкальное искусство: мугам, игра на щипковых инструментах. То сеть то, что можно слушать. Это искусство более древнее.

- Что надо сделать людям искусства для того, чтобы зрители вернулись в залы театров и кинотеатров?

- Изменить свое отношение к искусству. В искусство не идут, чтобы деньги зарабатывать. Туда идут, чтобы заниматься Творчеством. Если многие из нас перестанут думать о том, какую выгоду можно извлечь из того, что мы делаем, лично для себя, то многое изменится. Искусство не должно разрушать. Оно должно созидать, давая  возможность к безграничному Творчеству. Если мы вспомним, что надо любить то, что делаем, вспомним, что призваны служить Искусству, а не работать на идею самопиара посредством полученных званий, наград, наверное, все станет иначе. Театр - это любовь. Кино - это любовь. Вот и получается, что наши профессиональные отношения с Искусством надо рассматривать, как Любовь: настоящую, преданную, бескорыстную. Искусство предавать нельзя ни ради высокой должности, ни ради социального статуса. Искусство - и кино, и театр - будет живо и востребовано до тех пор, пока мы будем отдавать свою любовь Творчеству и процессу постоянного совершенствования в профессии. Только так мы можем быть интересны своим зрителям: любовью, преданностью, правдой и верой в эту профессиональную правду. Так я думаю.

- Но кроме личного вклада в процесс творчества есть еще и объективная реальность. А она неумолимо вторгается в отношения между Театром, Кино и Зрителем...

- Ну да, конечно. Раньше - это был видеобум, теперь - Интернет. И там, в Instagram, выкладываются сюжеты онлайн с такими драматическими перипетиями, что театру для того, чтобы "переиграть" эти сюжеты, надо очень сильно подумать, как это сделать.

- Ну да, к примеру, форма спектакля - квеста. Одна из предпринятых европейским и российским театрами попыток вернуть зрителей в зал. Но можно ли такую форму считать подлинным искусством?

- Ну... Это надо практически попробовать.

- Допустим. Но ведь легко соскользнуть в пропасть пустого и бессмысленного действия?

- Легко. Если не быть профессионалом. Любители, они ведь всегда все делают приблизительно. И спектакли ставят, и фильмы снимают. И только профессионализм может быть залогом успеха. Мне так кажется.

- Отечественное кино радует успехами?

- Ну, если мы выставляем нашу кинопродукцию на международных кинофестивалях - я говорю о фильмах "Набат" и "Вниз по течению" - в категории класса "А", то, конечно, это радует!

- Вас не смущает то, что вам все чаще предлагают роли матерей и в театре, и в кино?

- Нисколько! Наоборот. И потом. Мама - это  не только статус. Но  и живой характер человека. А еще - разные судьбы. Женские судьбы. Нет, мне все мои мамы интересны.

- Да! Говорят, что мама, которую вы играете в спектакле "Господин Ибрагим и цветы Корана", - это, вообще, очень необычная работа. Говорят, что в этой роли вы раскрылись с другой стороны своих профессиональных возможностей.

- Если так говорят, значит, есть результат. Это приятно. Я могу сказать только то, что работа над этой ролью и с этим режиссером была для меня чрезвычайно увлекательной!

- Так какими же сегодня должны быть кино и театр?

- Разными! Пусть будет больше и кино, и театральных постановок, да и самих театров. Пусть много будет жанров - спорных, эпатажных. Главное, чтобы они вызывали интерес у зрителей. Главное, чтобы и жанры, и эксперименты, связанные с ними, не были безликими, серыми, невыразительными и скучными. Пусть творческие эксперименты будут очень спорными, но не бездарными...

Валентина  Резникова

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!