"Историческая призма": Как проходило переселение армян в Азербайджан

2 апреля 2012 08:15 комментарий

Переселение армян на территорию Северного Азербайджана было многоступенчатым процессом, который начался при императоре Петре I и продолжался вплоть до начала XX века.

Именно Петр I впервые взглянул на армян с точки зрения политической перспективы и оценил "те преимущества, которые давали нравственные узы, соединяющие христианские народы с Россией". Прикаспийский поход Петра I имел не только завоевательные цели для Российской империи на юге, но был также первым шагом в решении "армянского вопроса".
 

Прикаспийский поход Петра I имел не только завоевательные цели для Российской империи на юге, но был также первым шагом в решении "армянского вопроса"

После успешной военной компании генерала М.Матюшкина и заключения в сентябре 1723 года Петербургского договора с сефевидским послом Исмаил беком, император решил переселить на Прикаспийские области армян, которых считал "лучшим средством" для закрепления за Россией приобретенных территорий. "Стараться всячески, - писал он Матюшкину по поводу заселения вновь покоренных земель, - призывать армян, а басурман зело тихим образом, чтобы не узнали, сколь возможно убавлять".

Император наказывал своим сподвижникам, чтобы они оказывали переселенцам всевозможные льготы, отводили лучшие земли, где пожелают, защищали от обид и притеснений. "Понеже, - писал Петр, - мы оный армянский народ в особливую нашу императорскую милость и протекцию приняли".

24 сентября 1724 года посланному в Стамбул А.Румянцеву император дал указание уговорить армян переселиться в Прикаспийские земли, при условии, что местные жители "будут высланы, а им, армянам, отдадут их земли". Однако, как пишет русский историк В.Потто, "нерешительная политика преемников Петра еще тяжелее отозвалась на судьбах армянского народа. Императрица Анна Иоанновна (1730-1740), мало заботившаяся о поддержании того, что создано было Великим Петром, решает вовсе оставить покоренные им земли. Русские войска отступают на Терек. Вслед за войсками отправляются и недавние поселенцы".

В таком положении оставались дела до воцарения Екатерины II. "Если Анна Иоанновна, - как пишет В.Величко, - "относилась к армянам недоверчиво... Екатерина II (1762-1796), наоборот, дошла до крайних пределов благоволения к армянам, что объясняется, быть может, царившим при ее дворе растлением нравов и чрезвычайной роскошью". При ней армянами стали заселяться обширные степи юга России, а также особое внимание обращается и на дела Закавказья.

Таким образом, армянский вопрос вновь выдвигается на сцену уже в рамках создания для армян государственного образования на Южном Кавказе, которое, как пишет Потто, "должно была граничить с Персией, Турцией и Россией и иметь гавань в Каспийском море".
 

Армянский вопрос вновь выдвигается на сцену уже в рамках создания для армян государственного образования на Южном Кавказе, которое, как пишет Потто, "должно была граничить с Персией, Турцией и Россией и иметь гавань в Каспийском море

В политическом отношении это государство проектировалась состоящим под покровительством России. Потто пишет, что "небольшой русский отряд должен был защищать его границы от нападения турок и персов, а один из армянских царевичей - находиться постоянно при дворе императорском. Армянское царство обязывалось уделять России часть добываемого им серебра и золота. В случае войны обе стороны должны были помогать друг другу".

Согласно проекту договора, который должен был предварительно быть заключен между российским императорским двором и армянским царством, церкви в Эчмиадзине предоставлялась независимость и "избранный царь Армении, будет ли он армянин или один из преданнейших сподвижников императрицы, - обязывался держаться армянских законов. Царское коронование предполагалось в Эчмиадзине, а столицей назначалась Ани или Эчмиадзин".

Кроме этого, новое образование должно было иметь для внешнего приличия свой герб и ордена. Однако, осуществление данного проекта требовало больших денежных затрат. Потто пишет: "Нашелся некий индийский армянин, по имени Шамир-шах, предложивший свой полный кошелек. Только по его мнению не следовало начинать войны, а просто ценой золота купить Армению у Турции и Персии. Таким образом, капиталы имелись уже в виду, - оставалось действовать. Решено было начать с Карабахского ханства, - свергнуть Ибрагим-хана и посадить на его место правителя из армян. Самая кампания предполагалась летом 1784 года; готовились уже войска".

Но пока писались проекты и подготовлялось их выполнение, политические обстоятельства круто изменились. Русско-османская война 1787-1791 гг. сорвала намеченные планы. После же похода генерала В.Зубова в 1796 году на Южный Кавказ император Павел I (1796-1801) отозвал войска назад, "и все предначертания Екатерины, лежавшие в основе этого военного предприятия, - рухнули".

Далее Потто пишет: "Но прошло три-четыре года. Грузинское царство, со смертью царя Георгия, вошло в состав России. Это обстоятельство в корне изменило прежние проекты; теперь о существовании рядом с присоединенной к России Грузией вассального, самостоятельного царства Армянского - уже нечего было и думать.

Проходили годы. И вот, когда началась персидская война 1827 года, армяне персидских провинций встретили русские войска с восторгом, как своих избавителей. Вскоре, по занятии русскими войсками Тебриза к Паскевичу стали являться депутации от армян с просьбами о переселении их в русские пределы. Это было вполне согласно с видами русского правительства. Главнокомандующий ласкал их и отпускал домой с разрешением готовиться к переселению".
 

Когда началась персидская война 1827 года, армяне персидских провинций встретили русские войска с восторгом, как своих избавителей

Паскевич отправил полковника Х.Лазарева, вызванного из Петербурга с целью руководить всем делом переселения. Лазарев ездил с этой целью в Марагу, Салмас и Урмию, а несколько русских офицеров проникли даже в Курдистан, где также жили немногие армяне. В точности исполняя предписание Паскевича, Лазарев старался не обольщать армян никакими несбыточными надеждами. Он прямо говорил им, "что они не найдут за Араксом того, что покидают в Персии, но под сенью единоверной державы они могут быть уверены в благоденствии их потомства и в собственном спокойствии".

Далее Потто описывает процесс переселения армян: "Первая, самая большая партия двинулась в путь 16 марта 1828 года. Стояла роскошная восточная весна; со всех сторон, по отлогостям гор азербайджанских двигались огромные караваны переселенцев и направлялись к Араксу. Известный художник Мошков написал большую картину, изображающую это переселение сорока тысяч армян под личным распоряжением полковника Лазарева. На правой стороне картины - сам Лазарев, отдающий приказания армянским старшинам, а кругом его свита и поверенные в делах, английский и персидский; на заднем плане картины - обширный стан переселенцев".

"Трогательно было видеть, - пишет С.Глинка, - как матери учили малюток выговаривать священное имя первого армянского царя - Николая, как они внушали им помнить великого своего избавителя". В то же время, как отмечает Потто, "не совсем, однако, ласково на первых шагах встретила этих переселенцев их новая родина. Когда более пяти тысяч семейств уже приближалось к Араксу, Лазарев получил известие от эриванского областного правления, что оно, по недостатку хлеба, не может дать нужный помощи прибывающим, и просило удержать их на персидском берегу Аракса до собрания жатвы. Армяне стояли под открытым небом и терпели во всем крайний недостаток; свободных земель не было, и большую часть переселенцев пришлось отправить отсюда в Карабах.
 

Свободных земель не было, и большую часть переселенцев пришлось отправить отсюда в Карабах

Так совершилось переселение армян, на которых, как видно из отчетов Лазарева, было израсходовано четырнадцать тысяч червонцев и четыреста рублей серебром; и на эту-то ничтожную сумму было переселено восемь тысяч двести пятьдесят семей, что в сложности составляло более сорока тысяч жителей".

Однако Лазарев не терял оптимизма. "Смею сказать, - доносил он Паскевичу, отдавая ему отчет в своих действиях, - что как бы ни была велика сумма, издержанная на переселенцев, она с избытком вознаградит правительство".

Массовое переселение армян в Северный Азербайджан, закрепленное 15-й статьей русского-иранского Туркменчайского договора 1828 года, положил начало процессу, который растянулся на целый век. В результате, как писал в 1911 году Н.Шавров, из проживавших в это время на Южном Кавказе 1 млн. 300 тысяч армян более миллиона были пришлыми.

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

1 комментарий

  • Аноним

    2 апреля 2012 09:27

    Гнать всех армян обратно!