"Историческая призма": 1920 год. Карабах. Армяне в грязных играх против азербайджанцев

17 января 2013 11:00 комментарий
С момента образования Карабахского генерал-губернаторства и на протяжении 1919-го - начала 1920 годов, правительству Азербайджанской Республики благодаря кропотливой деятельности генерал-губернатора Х.Султанова удалось сохранить контроль над регионом и защитить его от непрекращающихся вылазок вооруженных сил Республики Армения.

Начало 1920 года ознаменовалось новым обострением ситуации вокруг Карабаха. 22 марта внезапному нападению вооруженных армянских отрядов подвергся Шушинский гарнизон азербайджанской армии. Одновременно с событиями в Шуше, в ночь с 22 на 23 марта нападениям армянских отрядов подверглись Ханкенди и Аскеран. 2 апреля 1920 года после кровопролитного боя азербайджанскими частями был занят Аскеран. 3 апреля азербайджанские части вступили в Ханкенди.

В целом, к концу апреля 1920 года азербайджанская армия с честью выполнила свою задачу, отстояв территориальную целостность республики. В то же время мартовские события 1920 г., спровоцированные дашнакской Арменией с целью отторжения Карабаха от Азербайджана, дали повод карабахским армянам в конце апреля 1920 г. на своем очередном IX съезде нарушить соглашение от 15 августа 1919 г., заключенное с азербайджанским правительством, по которому признали Нагорный Карабах составной частью Азербайджанской Республики.

Военный конфликт с Арменией и вынужденная концентрация основных сил национальной армии на западных рубежах привел к значительному ослаблению обороны северных границ республики, где, уже готовая к вторжению, стояла XI Красная армия.

После получения вести о занятии Баку красными частями и свержении национального правительства, генерал-губернатор Карабаха Х.Султанов в телеграмме от 30 апреля 1920 г. всем уездным начальникам поручил принять необходимые меры для поддержания полного порядка среди населения, предупредив, что всякое самочинное действие и проявление хотя бы малейшего признака анархии будет рассматриваться как выступление против азербайджанской Советской власти и караться по всей строгости военно-революционных законов. Все должностные лица и учреждения должны были оставаться на своих местах и нормально функционировать. Ревком призывал трудовое армянское крестьянство Карабаха к мирной жизни, а для этого удалить из своей среды агентов дашнакского правительства и приступить совместно с мусульманским крестьянством к налаживанию своей экономической жизни.
 

Ревком призывал трудовое армянское крестьянство Карабаха к мирной жизни, а для этого удалить из своей среды агентов дашнакского правительства и приступить совместно с мусульманским крестьянством к налаживанию своей экономической жизни

Х.Султанов тем самым хотел предотвратить возможные провокации дашнаков, направленные на обострение отношений между армянами и азербайджанцами Нагорного Карабаха. В телеграмме от 10 мая 1920 г. на имя председателя Совнаркома АССР Х.Султанов информировал новое советское руководство Азербайджана об усилении военной агрессии Армении и просил принять необходимые меры.

Однако армянское правительство, понимая, какое значение имеет авторитет Х.Султанова для азербайджанского населения Карабаха и пытаясь отстранить его от должности, всячески старались скомпрометировать губернатора в лице нового правительства Азербайджана, обвиняя его "в службе мусавату, а теперь большевикам". В телеграмме министра иностранных дел Армении А.Оганджаняна правительству Азербайджана от 12 мая 1920 г отмечалось: "Организатор резни армян Султанов, надев красную ленту, снова находится у власти".

Одновременно, созданный в начале мая 1920 г. так называемый комитет обороны крестьян Нагорного Карабаха выпустил обращение к председателю Совнаркома Советской России В.Ленину, где выразил недоверие ревкому Карабаха во главе с Султановым и обещал с удвоенной энергией продолжить борьбу до тех пор, пока "к границам Нагорного Карабаха не подойдут верные революции сыны Советской России". В результате, решением Азревкома от 22 мая 1920 года Х.Султанов был арестован и передан суду ревтрибунала.

Декретом Азревкома от 18 мая 1920 г. была учреждена должность чрезвычайного комиссара Карабаха и Зангезура, которым был назначен Д.Буният-Заде. 20 мая на объединенном заседании компартии Карабаха в присутствии Чрезвычайного Комиссара Д.Буният-Заде, его помощника А.Каракозова, был упразднен прежний ревком, "как несоответствующий духу времени", и сконструирован ревком в составе: председателя Бахадура Велибекова, помощника председателя Мир Джафара Багирова.

Ввиду большой территории, занимаемой Карабахом, его изолированного положения, а также ввиду обостренного национального вопроса, решено было временно учредить Областной ревком Карабаха, который должен был давать инструкции всем уездным ревкомам, а именно Зангезурскому, Джебраильскому, Джеванширскому и Шушинскому. Таким образом, сохранялись административные границы бывшего генерал-губернаторства.

Однако ситуация в Карабахе оставалась сложной, прежде всего в области организации власти. Назначаемые на местах представители власти не только не информировали о положении в регионе, но своими неопытными шагами являлись причиной сгущения политической атмосферы и давали повод разным провокациям. Поэтому Центральным Комитетом АКП(б) в Карабах направлялись специальные уполномоченные, которые должны были собрать полную и достоверную информацию о положении в регионе. В докладах, которые поступали от уполномоченных в Центральный Комитет АКП(б), принимая во внимание этнографическое положение Карабаха, политическое положение в уездах рассматривалось с 2-х сторон: со стороны мусульманского и со стороны армянского населения.

В докладе чрезвычайного уполномоченного наркомата продовольствия АССР в Карабахе Ю.Меликова в июле 1920 года указывалось на существование серьезных проблем в Карабахской партийной организации: "На почве недоверия друг к другу, среди коммунистов определенно существовало два национальных лагеря: мусульмане и армяне. В этих условиях деятельность Чрезвычайного комиссара Карабаха сводилась к нулю, всюду слышались жалобы на индеферентное отношение этого высшего местного органа власти к нуждам населения, большинство которого и вовсе не предполагало о существовании такой власти. Дело доходило до того, что по выезде из Агдама по направлению к Шуше больше всего чувствовалось, что едешь в какое-то другое государство. В Аскеране была установлена пограничная полоса, останавливающая проезжающих и проверяющая их. Особенно злило мусульманское население то обстоятельство, что эту проверку производили большой частью частные лица армянской национальности, здесь даже имелась специальная женщина-армянка для обыскивания мусульманок, у которых обыскивалось все тело и отбиралось все золото и другие ценности".
 

"Особенно злило мусульманское население то обстоятельство, что эту проверку производили большой частью частные лица армянской национальности, здесь даже имелась специальная женщина-армянка для обыскивания мусульманок, у которых обыскивалось все тело и отбиралось все золото и другие ценности"

Наряду с мощной агитацией, которую вели в Нагорном Карабахе агенты дашнакской Армении, немалое влияние на настроение крестьян оказывали также местные армянские коммунисты, которые своими действиями фактически подготавливали почву к отделению Карабаха от Азербайджанской ССР.

В конце апреля 1920 г. в районе Дизака, Варанды и Хачена был организован комитет армян Нагорного Карабаха. Руководитель комитета Сако Амбарцумян в телеграмме от 28 мая 1920 г., направленной в Азревком Н.Нариманову, выступил с требованием немедленного прибытия частей Красной Армии в Нагорный Карабах, "как необходимой реальной силы, на которую можно опираться в первоначальной организации власти". Причем в телеграмме настойчиво требовалось расположить военные части таким образом, чтобы они отделили Нагорный Карабах от низменной его части.

В вышеприведенном докладе Ю.Меликова дается подробная информация о тяжелых последствиях дислокации частей Красной Армии в Карабахе: "Особенно много произвола азербайджанское население терпело от находившегося в Карабахе особого отдела №8 32-й дивизии, которая, набрав себе агентов из подонков местного общества, творил всевозможные бесчинства: реквизиции, аресты людей, производил обыски в домах. Такие реквизиции производились и сменившей 32-ю 28-ой дивизией, и эти реквизиции довели население до крайности. Главным образом, жалобы населения сводились к тому, что против них восстанавливали войсковые части армян-дашнаков, тем или иным путем попавших на разные должности и преследовавших свои чисто национально-шовинистические цели. Одно только и слышалось от населения, что такой-то убит армянами, расстрелян без всякого разбора по провокации. Безобразные действия присосавшихся к Красной армии дашнаков, творивших без всякого зазрения совести свою гнусную работу, во многом являлись причиной того недоверия, которое питало население к Красной Армии".
 

"Безобразные действия присосавшихся к Красной армии дашнаков, творивших без всякого зазрения совести свою гнусную работу, во многом являлись причиной того недоверия, которое питало население к Красной Армии"

Интересно, что в секретной телеграмме в Реввоенсовет XI Красной армии от 6 июня 1920 г. Г.Орджоникидзе писал: "Мною неоднократно было указано Реввоенсовету относительно недопустимости пребывания среди красноармейских частей... товарищей армян, что создает провокацию не только среди темной мусульманской массы, но даже среди мусульман-коммунистов. Предлагаю... немедленно вывести всех т.т. армян из действующих частей. Это должно быть выполнено не позже 24 часов".

В свою очередь, 7 июня 1920 г. начдивам 20-й и 28-й стрелковых дивизий, дислоцированных в Карабахе, поступает приказ командования XI Красной армии "немедленно выводить всех армян красноармейцев из строевых частей дивизий и корпуса и срочно отправить их в Баку в Армянский запасной полк не позже 9 июля". Однако, начавшееся летом 1920 г. восстание в Карабахе аскеров бывшей национальной армии во главе с турецким генералом Нуру пашей привело к пересмотру командованием ХI Красной армии ранее принятого решения.

Оправившиеся от деморализующего шока, причиненного молниеносной оккупацией, части азербайджанской армии выступили против политики новых властей по реорганизации армии по красноармейскому шаблону, что сопровождалось увольнением офицеров и разделением подразделений.

К лету 1920 г. в Карабахе продолжали оставаться Шекинский, Тертерский, Джеванширский, Агдамский конные полки, Бакинский пехотный полк и две артиллерийские дивизии бывшей национальной армии. Кроме этого к ним присоединились уцелевшие и прорвавшиеся в Карабах участники Гянджинского восстания.

Военная операция XI Красной армии, начавшаяся 10 июня, завершилась 14 июня взятием Ханкенди и Шуши. Силы Нуру паши вскоре после этого распались, а их остатки перешли через персидскую границу в районы Южного Азербайджана, удерживаемые отрядами Хиябани. Карабахское восстание было подавлено частями 2-го конного корпуса XI Красной армии и 32-й стрелковой дивизии.
 

Военная операция XI Красной армии, начавшаяся 10 июня, завершилась 14 июня взятием Ханкенди и Шуши. Силы Нуру паши вскоре после этого распались, а их остатки перешли через персидскую границу в районы Южного Азербайджана, удерживаемые отрядами Хиябани

Из военных донесений Красной армии видно, что армянские части также были направлены на подавление восстания. Немалый вклад в подавление восстания внесли также местные армяне. В приказе войскам ХI Красной Армии от 9 и 10 июня 1920 г. также сообщалось: "Армянское население Нагорного Карабаха будучи озлобленным против мусульман... пробираясь большими массами (доходящими до 5 тыс. человек) на плоскость, населенную мусульманами, расхищают оставленное имущество, поджигают дома и насилуют мирных жителей-мусульман, чем нервируют все мусульманское население Азербайджана".

То, какое значение придавало большевистское руководство на Кавказе во главе с Г.Орджоникидзе подавлению восстания в Карабахе, видно из содержания его переговоров с командующим XI Красной армии Левандовским: "Нечего говорить, что в разгроме карабахских банд представляется возможность мирного строительства в Азербайджане".

Установление военного контроля над Карабахом дало большевикам также возможность использовать территориальную карту на переговорах с дашнакской Арменией, заманивая тем самым последнюю принять условия Москвы по установлению мирных отношений. Эти переговоры велись за спиной азербайджанского правительства и в конечном итоге привели к разделу Карабаха по этническому принципу и созданию искусственной армянской автономии в Нагорном Карабахе.

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

1 комментарий

  • Аноним

    17 января 2013 15:03

    Пора вооружать флаг Азербайджана над Ханкенди.Хватит ждать...