Геополитическая ситуация в регионе, в сердце которого расположен Азербайджан, на первый взгляд, находится на грани взрыва. Однако если приглядеться, можно заметить множество крупных и малых помех, препятствующих развитию негативных процессов. Эти процессы не могут не волновать нас, так как все это происходит вблизи наших границ, в границах нашего региона и с участием друзей и партнеров Азербайджана. Проблемы у друзей и партнеров, по законам геополитики, обязательно оказывают влияние и на на нашу страну. Излишне говорить, что Азербайджан, как успешно развивающаяся страна, крайне заинтересован в том, чтобы в этом регионе царил мир и взаимопонимание.

А мир и взаимопонимание зависят от расстановки сил на полюсах мировой политики.

Думается, можно говорить о начавшемся переформатировании региональной геополитики, в результате чего чаши весов основных центров силы начинают постепенно уравновешиваться. Если с США и их союзниками все ясно, то противоположный "полюс" в лице России только сейчас начинает приобретать прежнюю силу, какая противостояла Западу в лице СССР. Происходит это не за счет центробежных процессов на постсоветском пространстве, а за счет появления общих проблем и целей у региональных держав. Речь идет о России, Турции и Иране. Из этих трех иксов вполне может сложиться серьезная ось противодействия продвижению американских интересов.

В какой-то степени "товарищи по несчастью", три державы нашли общий язык. Особенно многих аналитиков удивляет взаимопонимание между Москвой и Анкарой. Причем, взаимопонимание вполне искреннее. Пожалуй, трудно найти партнеров, которые бы так искренне ссорились и мирились, как Россия и Турция. За последние годы это случалось не раз, а теперь взаимопонимание подкреплено еще и военным сотрудничеством, которое, по прогнозам оптимистов, может перерасти и в некий союз.

Как бы там ни было, на днях в Анкаре прошли трехсторонние переговоры по урегулированию конфликта в Сирии. В них приняли участие президенты России, Турции и Ирана - Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и Хасан Роухани. Основной темой встречи была Сирия, между тем, повестка взаимодействия трех стран может быть гораздо шире, особенно в условиях роста напряженности вокруг Ирана и образования в этой связи новых переплетений интересов.

Россия сделала неожиданный ход на Ближнем Востоке

Россия сделала неожиданный ход на Ближнем Востоке

Налицо также, как уже отмечено, быстрое развитие российско-турецких связей. Похоже, взаимное доверие сторон заметно укрепилось после успешной сделки по С-400, которые Турция приобрела, несмотря на противодействие США и угрозу санкций. Как передает слова президента Путина РИА Новости, ведутся переговоры по новым перспективным вооружениям.

"Углубляются военно-технические связи, выполняется контракт на оснащение вооруженных сил Турции комплексами С-400 "Триумф", идут переговоры по новым перспективным вооружениям", - сказал президент России журналистам.

Любопытное заявление сделал глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин.

"Если Турция сочтет необходимым для себя создавать ракетные технологии, то мы готовы помогать двигателями, передачей определенных технологий... Мы могли бы поставить отдельные комплектующие к некоторым турецким проектам, например, двигатели, системы управления и многое другое. Мы не видим здесь серьезных ограничений, и в этом плане Турция может рассчитывать на поддержку России", - сказал Рогозин в интервью Анатолийскому агентству.

Он отметил, что космос связан и с безопасностью страны, а "для Турции это особенно актуально, поскольку страна находится в непростом окружении".

Прокомментировать встречу и российско-турецкий тандем мы попросили известного российского политического аналитика Олега Кузнецова.

- Что будет происходить в отношениях Турции и США после начавшегося сближения Анкары и Москвы?

- У Турции времен Эрдогана появились свои четкие геополитические интересы, отличные от союзнических обязательств страны-члена НАТО. Турция - это евразийская страна, весьма далекая географически от Атлантики, так что интересы НАТО ей были близки и понятны, пока со стороны СССР и его союзников исходила угроза в том числе и ее территориальной целостности. Но в настоящее время данный вопрос закрыт раз и навсегда, поэтому сегодня уже не Турция испытывает потребность в НАТО, а уже сама НАТО испытывает потребность в Турции для сохранения своего геостратегического присутствия в регионе Передней Азии. Президент Эрдоган потратил очень много усилий для того, чтобы донести вербально, то есть на словах, данный факт до сознания лидеров стран западного мира, но они не захотели его слушать. Тогда он перешел к практическим действиям.

По той же самой причине власти США, очнувшись от летаргического сна, вдруг осознали, что Турция им нужна больше, чем они Турции, и разговаривать с ней с позиции силы или политического диктата не просто нельзя, но и очень опасно. Достаточно вспомнить, что на авиабазе Инджирлик хранится натовское ядерное оружие, официальная Анкара имеет все реальные возможности и средства его "приватизировать" и без раскачки встать в ряд ядерных держав, открыто угрожать которым - себе дороже.

Недавняя неудавшаяся попытка военного переворота привела к тотальному выкорчевыванию в этой стране любых ростков проамериканских симпатий, так что в Турции сегодня нет либеральной в западном понимании оппозиции, есть лишь разные политические течения патриотической направленности, по сути своей антиамериканские. Социальной базы для свержения Эрдогана в Турции сейчас нет. И с такой Турцией следует говорить вежливо, а не с традиционной англо-саксонской спесью и взглядом свысока. В Вашингтоне это поняли лишь вчера, но время безвозвратно упущено. Поэтому Белому дому и Государственному департаменту США сейчас остается только кусать себе локти и признавать в душе свою недальновидность.

- Главной темой саммита в Анкаре была заявлена Сирия. Можно ли, по-вашему, рассматривать задачи этого трехстороннего формата шире?

- Вопрос Сирии, конечно, на этой встрече стоял в повестке дня в числе первых, хотя бы потому, что является официальным формальным поводом для ее созыва. При этом надо отчетливо понимать, что каждый лидер страны-участницы преследует на ней собственные не просто геополитические, а геостратегические интересы. Сирия сегодня является одновременно и центром притяжения, и клубком противоречий интересов России, Ирана и Турции, и между этими двумя крайностями главам этих государств в режиме нон-стоп и, как говорят сейчас в России, "в режиме ручного управления", постоянно приходится искать баланс и компромиссы, устраивающие всех.

Современная либеральная пресса уже давно причисляет Россию, Иран и с недавнего времени Турцию к категории "стран-изгоев", то есть тех государств, которые решились противопоставить себя западному или англо-саксонскому миру. Поэтому все они, преследуя в Сирии свои собственные интересы, зачастую взаимоисключающие и диаметрально противоположные друг другу, при всем при этом вынуждены объединяться или, как минимум, тесно координировать свои усилия, чтобы отогнать от "сирийского пирога", прочно захваченного ими, всех остальных региональных и глобальных геополитических конкурентов в лице как соседствующих арабских государств, так и их европейских и североамериканских партнеров. Именно поэтому президенты Путин, Эрдоган и Роухани встречаются лично чуть ли не по четыре раза в год, а их спецпредставители по Сирии находятся между собой в онлайн-режиме.

Так что сирийский кризис рассматривался по всем аспектам. Из них я вижу три важнейших. Первый - корректировка баланса интересов и сглаживание возникших за последние несколько месяцев противоречий внутри Сирии. Второй - способы ослабления влияния соседних стран по ближневосточному региону на обстановку внутри Сирии. Третий - координация форм, средств и методов глобального коллективного противостояния англо-саксонскому миру в стратегической борьбе за Сирию.

- Может ли формат Москва-Анкара-Тегеран послужить тормозом для развития негативного сценария вокруг Ирана?

- Сценарии негативного развития военно-политической ситуации вокруг Ирана в самых разных формах существовали и продолжают существовать на протяжении последних сорока лет, с момента исламской революции в этой стране. И тем не менее, ни один из них в полной мере ни разу не был реализован. Глобальной войны западного мира и Ирана так и не случилось. Не будет ее и в настоящее время. И в этом деле встреча президентов Путина, Эрдогана и Роухани к стабилизации или дестабилизации военно-политической обстановки вокруг Ирана отношения не имеет и иметь не может.

- Почему же Запад так и не перешел от слов к делу?

- Если посмотреть повнимательнее на структуру любых политических или военно-политических катаклизмов XXI века, за которыми прослеживается рука США, то легко найти одну общую черту, всем им имманентно присущую. Соединенные Штаты, проводя смены политических элит и режимов в разных странах мира в своих интересах, всегда и везде опираются на внутреннюю оппозицию или используют ее в качестве ширмы для прикрытия своей агрессии. Урок поражения во Вьетнаме их сурово научил тому, что бесполезно воевать с социально сплоченным обществом. В Иране сегодня нет явной политической оппозиции, на "помощь" которой Штаты могли бы прийти в той или иной форме. И это - главная причина, по которой США не начинают агрессии против этой страны.

Возвращаясь к началу статьи, еще раз подчеркнем, что укрепляющийся, становящийся все более сильным формат Россия-Турция-Иран как нельзя более на руку Азербайджану.

Во-первых, все три этих страны - наши соседи и надежные партнеры. Баку ведет интенсивное экономическое сотрудничество и с Анкарой, и с Москвой, и с Тегераном, реализуются совместные проекты, создаются предприятия. Результатом многовекторной внешней политики, проводимой Президентом Ильхамом Алиевым, стало то, что у нашей страны налажены эффективные взаимоотношения со всеми зарубежными партнерами.

Разумеется, что усиление формата Турция-Россия-Иран сделает еще более актуальным вопросы совместных проектов между этими странами, интеграции инфраструктур, развития транзита. Актуализируются и многие другие инициативы. И все эти потенциальные проекты так или иначе будут затрагивать и Азербайджан, как связующее звено между Москвой, Анкарой и Тегераном. Наша страна давно зарекомендовала себя в качесвте ответственного и надежного партнера, поэтому не приходится сомневаться, что от такого сотрудничества выиграют все. 

Зульфугар Ибрагимов