Азербайджанский спаситель Воронежа - 70 лет спустя - ФОТО
В России осталось немного ветеранов, принимавших участие в параде Победы 1945 года. Но еще меньше тех, кто шел в составе парадных расчетов по заснеженной Красной площади в ноябре 1941 года. Мамед Мирзамамедович Джабраилов, уроженец Баку и почетный гражданин Воронежа - один из тысяч солдат, которые отправились тогда с парада прямиком на передовую - защищать от врага сердце Родины.

22 июня 1941 года ефрейтору Черноморского флота Мамеду Джабраилову не было еще и 18 лет. В тот день заканчивался срок его службы в Севастополе, он собирался ехать домой. А 23 июня экипаж крейсера "Красный Кавказ" вступил в войну. Основной задачей моряков было обеспечивать оружием, припасами и живой силой приморские города, от Одессы до Николаева. Они ставили мины и обстреливали немецкие войска, подбирали раненых и эвакуировали жителей осажденных городов. Во время одной такой эвакуации из Одессы крейсер попал под авианалет, и Мамед Джабраилов был впервые ранен. На корабль он уже не вернулся - сразу после полутора месяцев госпиталя моряка Мамеда направили в пехоту, в 232 Ивановскую стрелковую дивизию.

"Под Москвой нас разгрузили, и мы пошли пешком. Около 5 утра мы оказались на Красной площади, и нам сказали: "Будет парад, вы участвуете в нем". Шел снег, и пока мы стояли, у нас на шапках и на плечах нападало снега высотой со спичечный коробок. Когда маршировали - я увидел Сталина и Буденного. А прямо с парада мы пошли на фронт, - рассказывает Мамед Мирзамамедович в интервью Центру российско-азербайджанской дружбы, которое состоялось при поддержке молодежно-патриотических организаций Воронежа. - Это был праздник. Немцы же говорили: "Красная Армия разбита, мы скоро будем в Москве!". Так они Москву и не увидели - мы 6 декабря пошли в контрнаступление".



Враг был отброшен от столицы. Рядовой Джабраилов вновь попал в госпиталь с тяжелым ранением, но выкарабкался и снова вернулся в строй - под Сталинград. Из страшных ожесточенных боев, в которых Красная армия потеряла больше миллиона человек, он вышел героем, вышел живым. "Судьба... - говорит Мамед Мирзамамедович, качая головой. - У меня было три брата, все мы воевали, и я один остался в живых". Снова ранение, снова госпиталь и новое место службы - 121-я стрелковая дивизия, освобождавшая Воронеж. Это был 1943 год, и солдат даже не запомнил русского города, в котором позже пройдет вся его жизнь. Нечего было запоминать.

"Все было разрушено, памятника Петру не было - один только постамент. Возле Никитинской библиотеки кругом валялись рукописи. Над входом в Сельскохозяйственный институт до сих пор стоит памятник Ленину - так вот от самого института только развалины тогда остались, а памятник уцелел, немцы никак не могли по нему попасть. И я бегу, стреляю, взрыв... пыль осядет, обернусь на него - стоит. И на душе легче, и сил прибавляется для новой атаки. Каждый дом - то наступление, то оборона", - рассказывает ветеран. Уже под конец боев за Воронеж он получил четвертое тяжелое ранение, после которого ему дали справку - инвалид, к службе не годен.

"Я ее спрятал, - говорит Мамед Мирзамамедович, показывая журналисту свою старую фотографию. На фото - молодой красивый парень, младший лейтенант Мамед Джабраилов. - Меня бы послали домой, а я хотел воевать, хотел увидеть победу. Так что справку я никому не показал, вернулся в часть".

Май 1945 года он встретил в Праге. Накануне часть, в которой служил Джабраилов, освободила Брно, который позже станет побратимом Воронежа. Чехи встречали советских воинов с цветами, звали в гости, рассказывали, как долго ждали освобождения. А в ночь с 8 на 9 мая пришла новость - невероятная, долгожданная. "Раньше всех узнали связисты, передали... не все поверили даже. А потом от одного к другому: кончилась война! И в час ночи началась стрельба из автоматов в воздух, наш салют в честь победы!" - Мамед Мирзамамедович рассказывает, и на губах его улыбка, а в глазах слезы. Даже 70 лет спустя.



Сегодня ему пошел 98-й год, он окружен детьми, внуками и правнуками, всеобщим уважением и почитанием. Весь Воронеж знает солдата из Баку, который освобождал город в 1943 году, а в 1948 - вернулся исполнить данное себе когда-то обещание: поднимать из руин спасенное от врага. Всю свою жизнь Мамед Джабраилов прожил здесь, в центре России: работал на железной дороге, занимался со школьниками. Он и до сих пор ведет кружки патриотического воспитания с кадетами, он желанный гость в любой школе. Ведь рассказы живого свидетеля истории лучше любого учебника - и уж тем более лучше того, что рассказывают детям нынче в интернете и по телевизору.

"Как можно говорить, будто какой-то один народ победил фашизм? - возмущается Мамед Мирзамамедович. - Воевали много национальностей, пятнадцать союзных республик! Воевала Красная Армия, в составе которой были и киргизы, и туркмены, и грузины, и русские, и азербайджанцы, мы все боролись! Победила Красная армия, и эта победа дорого нам обошлась. У нас не было разговоров про национальность. Мы на фронте все одно дело делали. Победа - это был всенародный праздник, который ждали четыре года! Неправильно это - переделывать историю".

"Все попытки переписать события тех дней обречены на провал, пока люди видят и помнят таких людей, как Мамед Джабраилов, - подчеркивает руководитель межпарламентской группы дружбы Россия-Азербайджан Дмитрий Савельев. - Он сам живая легенда: прошлое, в котором все мы вместе выстояли в страшной войне, и настоящее, где мы живем в мире и согласии, и будущее, которое будет основано на уважении и внимании. Когда видишь такого человека, то по-настоящему понимаешь, что значит героизм, что значит дружба народов, что такое война и что такое Победа. Дай бог здоровья и сил младшему лейтенанту Мамеду Джабраилову, который спасал от врага наши города, а сегодня учит нас гордиться и помнить".