Армяне – единственный народ в мире, который гордится своими террористами - ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

10 июня 2018 21:30

Day.Az внимательно отслеживает кампанию, развернутую армянской диаспорой России против известного российского историка Олега Кузнецова, автора монографии "История транснационального армянского терроризма в XX столетии", изданной в Баку, Москве и Берлине. Обеспокоенная популярностью издания армянская община попыталась наказать ученого путем привлечения его к уголовной ответственности по статьям УК России об экстремизме и разжигании межнациональной розни, подавая с этой целью жалобы в правоохранительные органы РФ.

На днях армянам в очередной раз было отказано в возбуждении уголовного дела против Олега Кузнецова. Подробностями продолжающейся эпопеи с нами поделился сам российский историк.

- Олег Юрьевич, как вы себя ощущаете после очередного разгрома неутомимого Киракосяна?

- Знаете, есть места, которые не хочется посещать ни по какому поводу, ни по хорошему, ни по плохому. Кабинет следователя относится к их числу, равно как и кабинет стоматолога. Посещение таких мест, а я их называю для себя "местами скорби", всегда требует концентрации моральных сил, и это всегда опустошает меня изнутри. Я долгое время был связан с системой правоохранительных органов России, много где был и много чего видел, и самым счастливым днем был для меня тот, когда появилась возможность уйти из этой системы с максимальными выгодами и преференциями для себя. Так что я говорю об этом, понимая ситуацию с разных сторон.

У меня нет ни чувства радости, ни тем более триумфа, хотя при этом нет ни усталости, ни озлобления. Как говорил пророк Соломон, он же в исламе - Сулейман ибн-Дауд, "все проходит, пройдет и это". Скорее всего, глубоко внутри меня засел вопрос, когда мои оппоненты - московские адвокаты армянской национальности Рубен Киракосян и Карен Нерсесян - прекратят донкихотствовать и воевать с ветряными мельницами? Поэтому я жду, чтобы понять, угомонились ли они, или все-таки собираются продолжать наступать на те же самые грабли вновь и вновь.

- Как вы оцениваете работу российских правоохранителей в вашей ситуации? Есть ли претензии?

Благодаря глупости диаспоры об армянском терроризме узнала вся Россия - ДЕТАЛИ

- Мало кто поверит в искренность этих моих слов, но я совершенно искренне говорю о том, что Россия - это все-таки правовое государство, в котором система законодательного регулирования уже отлажена и работает, а исполнители честно отрабатывают жалование на государственной службе, по крайней мере, в моем случае. Мои оппоненты, посчитав мои публикации - как научные, так и в прессе - оскорбительными для себя и для всего армянского народа, использовали свое законное право обратиться в правоохранительные органы России для проверки, не являюсь ли я экстремистом. Конечно же, все эти действия сопровождались шумным самопиаром в армянской русскоязычной прессе, но это никак не повлияло на проверку их заявлений и даже сыграло не в их пользу. Пока они для армянской общественности мира изображали из себя идейных борцов за интересы диаспоры, может быть, совершенно искренне считая себя таковыми, российское следствие посчитало их пропагандистскую кампанию, особенно ту, которую проводил Рубен Киракосян, попыткой давления на следствие, и, как обычно бывает в таких случаях, исключительно из чувства собственного самосохранения действовало в строгом соответствии с законом.

Далее события стали развиваться в полном соответствии с уголовно-процессуальным законодательством России. Отказ в возбуждении против меня уголовного дела, вынесенный следователем окружного управления, был обжалован в Главном следственном управлении Москвы, в котором также подтвердили справедливость позиции следователя. Потом последовали жалобы в окружную прокуратуру и городскую прокуратуру Москвы, затем - Генеральную прокуратуру России, по всем этим жалобам материалы проверки кочевали по разным кабинетам и инстанциям, пока не дошли до заместителя Генерального прокурора России по надзору. Он как профессионал экстракласса в одном из двух материалов проверки нашел маленькое упущение - не было совершено одно из предусмотренных законом следственных действий - и отменил одно из постановлений об отказе в возбуждении против меня уголовного дела с тем, чтобы процессуальная ошибка была исправлена. Ошибка была исправлена, для этого потребовалось мое участие, после чего уже другой следователь, более высокого ранга (первоначально проверку проводил следователь по особо важным делам, а повторную - уже старший следователь по особо важным делам), устранив выявленное нарушение процедуры, вынес в очередной раз постановление об отказе в возбуждении против меня уголовного дела.

Специально хочу подчеркнуть, что все проводившиеся проверки жалоб адвокатов Нерсесяна и Киракосяна меня никак не касались, бюрократическая машина работала, никак меня не затрагивая. Документы множились и подшивались в материалы дела без моего участия. Единственное, что увидел я, так это то, что новая редакция постановления об отказе в возбуждении против меня уголовного дела содержит уже не четыре, а пять листов машинописного текста.

- Но ведь отношение к вашему делу правоохранителей России было таким не всегда, насколько нам известно?

- За последние несколько лет в правоохранительных органах России все очень сильно изменилось. В 2015 году были "маски-шоу" с участием милицейского спецназа в типографии, где предполагалась публикация моей монографии "История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии", после чего мне пришлось на несколько месяцев уехать жить в Баку. Через год, в 2016 году, моя монография была переиздана на русском языке в Москве и на английском языке - в Берлине, после чего газета Союза армян России "Ноев ковчег" разразилась гневной статьей, но не более.

В 2017 году, когда из Еревана пришел заказ на меня после того, как моя монография в Европе наделала много шума, сотрудники правоохранительных органов были со мной предельно вежливы и корректны, всячески давая понять без слов, что они на моей стороне. За последние два-три года отношение сотрудников правоохранительных органов России к армянам как этносу и даже к своим коллегам-армянам, несмотря на все усилия пропаганды, существенно изменилось: армяне уже не братья, их интересы - это не интересы России. Безусловно, такая динамика, в первую очередь, обусловлена геополитической ситуацией, но и деятельность таких людей, как Карен Нерсесян и Рубен Киракосян, вносит свою существенную лепту в этот процесс. Их "наезды" на меня пробуждают интерес к теме, а знакомство с моими публикациями переворачивает у сотрудников правоохранительных органов взгляд на суть вопроса. К тому же, они каждый день сталкиваются с деятельностью диаспоры, причем, по специфике работы - с исключительно криминальной, после чего для них практика подкрепляется теорией и трансформируется в убеждение.

- Возможно, это хвучит странно, но, наверняка, у вашей эпопеи с армянами имеются и позитивные последствия. Как думаете? 

В Армении все русское было вырвано с корнем, и проходило это под громкие заявления о вечной дружбе

- Лично для меня - нет, но в целом для дела - да. Я уже об этом один раз сказал, но думаю, что повторять это надо постоянно. Азербайджанское государство и азербайджанский народ должны быть искренне благодарны Карену Нерсесяну и Рубену Киракосяну за их активную и бескорыстную работу. Им за десять месяцев удалось сделать то, чего за двадцать лет не смогла добиться вся азербайджанская русскоязычная пресса. Два московских адвоката армянской национальности донесли информацию о транснациональном армянском терроризме и армянском сепаратизме до среднего и старшего звена руководства Следственного комитета, Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции России, куда поступали их заявления и жалобы и где по ним проводились проверки и экспертизы.

По моим профессиональным оценкам, а они, поверьте, достаточно профессиональны, непосредственно в реагировании на их жалобы и заявления было задействовано не менее тридцати сотрудников правоохранительных органов далеко не рядового звена. А у тех есть коллеги и свой круг общения. Мое дело - это не заурядная пьяная поножовщина, которая никому не интересна, а незаурядный случай, которым можно похвастаться, вызвать интерес сослуживцев. Так что слухи о том, что армян можно безнаказанно критиковать за национализм, экстремизм и сепаратизм, уже давно расползлись по всем правоохранительным органам и подразделениям Москвы, и не только Москвы.

- Вряд ли ваши оппоненты стремились к такому результату...

- Разумеется, Карен Нерсесян и Рубен Киракосян хотели для себя совершенно иного результата. Они хотели славы защитников интересов армянского народа. Но, как говорил покойный премьер-министр России Виктор Черномырдин, "хотели как лучше, а получилось как всегда". Парадоксально, но факт: два московских адвоката армянской национальности абсолютно из идейных соображений упорно и целенаправленно распространили в правоохранительных органах России информацию о транснациональном армянском терроризме и иных преступлениях армянского национализма. Где еще можно увидеть такую фантасмагорическую картину?

Я долго изучаю тему международного терроризма, и не только армянского. Но только в теме транснационального армянского терроризма столкнулся с одним психологическим феноменом. Нигде в мире - ни в Палестине, ни в Ираке, ни в Афганистане, ни в Северной Ирландии, ни в Стране басков - никто на уровне общественного мнения не защищал терроризм. И только в Армении и в среде армянской диаспоры защита терроризма осуществляется и в интеллектуальной, и в практической сфере. Это понимает все большее число сотрудников правоохранительных органов России, не говоря уже о политическом руководстве страны, что начинает в корне менять ситуацию. Мы находимся только в самом начале этого процесса, но такие деятели, как Карен Нерсесян и Рубен Киракосян только раскручивают его маховик.

Чтобы поставить финальную точку в этом театре абсурда, считаю, какая-нибудь общественная азербайджанская структура, например, Союз юристов Азербайджана, должна подготовить и направить на имя Рубена Киракосяна и Карена Нерсесяна благодарственные письма за их бескорыстную и высокопрофессиональную работу по распространению в России информации о преступлениях армянского национализма.

- Вы как-то говорили о готовящейся к переизданию дополненной версии вашей монографии. Можно об этом поподробнее? Какие новые факты вам удалось обнаружить в процессе исследования вопроса?

Армения превратилась в серьезную угрозу безопасности России - ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

- Тема истории армянского терроризма широка и многогранна, при этом она привлекает к себе внимание все большего числа исследователей в России. Еще раз повторюсь - парадокс ситуации заключается в том, что сами армяне привносят в общество все новую информацию о своих преступлениях. Мне ничего не надо делать для того, чтобы выискивать новые факты, особенно по армянскому терроризму в Российской империи. В 2015 и в 2016 годах в Ростове-на-Дону и Краснодаре два исследователя армянской национальности успешно защитили диссертации по истории деятельности дашнаков на Дону и на Кубани. Такого самовлюбленного пафоса - мы гордимся тем, что мы преступники - я еще нигде не видел. В диссертациях - убийства, вымогательства, грабежи, структура организаций, их связь с Эчмиадзином и прочее, и все это - с указанием на конкретные архивные дела. Мне больше ничего не надо - бери и цитируй целыми страницами, ссылаясь на работы армянских исследователей.

Самое главное, что есть в этих исследованиях армянских авторов, - то, что они не скрывают связи дашнаков с армяно-григорианской церковью, считая именно ее инициатором и идеологом армянского терроризма. Этот вопрос для меня не понятен и требует осмысления. Если раньше, при СССР, диссертации армянских авторов на тему истории терроризма в основной своей массе писались и защищались на армянском языке, лично мне известны только два, написанные и защищенные на русском языке, но тоже в Ереване, то сегодня они открыто публикуются на русском языке в России. Неужто армяне настолько потеряли чувство опасности и самосохранения, что не обращают на это никакого внимания? Или армяне настолько ушли в неоязычество с возвратом в эпоху Айка, что армянское христианство образца XVI века для них уже ничего не значит?

Если говорить о третьей редакции моей монографии по истории транснационального армянского терроризма, то уже сейчас я могу легко увеличить ее объем на половину с 424 страниц до 600, если не больше. Можно добавить три новых главы в сравнение со вторым изданием, одну главу, дополнив новыми материалами, развернуть в две, расширить коллекцию документов. Обязательно сделаю приложение о том, как Карен Нерсесян и Рубен Киракосян проверяли мою книгу на предмет экстремизма, это станет дополнительным фактором успокоения издателей, которые перестанут завышать цены на полиграфию "за риск".

Единственный вопрос в этом деле - деньги, которых у меня пока что нет. Чтобы сделать хороший в полиграфическом смысле проект и обеспечить хороший тираж, нужно 3 миллиона рублей или 50 тысяч долларов. Пока не будет твердых гарантий получения такой суммы, я приступать к работе над третьим изданием, конечно, не буду.

- Как по-вашему, будет ли нынешняя попытка армян вас наказать последней?

- Не думаю, порой мне кажется, что я обеспечил для себя "развлечение" сомнительного свойства до конца жизни. Ментально мы - славяно-тюрки и армяне - очень разные, поэтому категориями нашего здравого смысла мотивов их поведения не понять. Ранее я привел несколько примеров того, как армянские деятели - адвокаты или исследователи,  пропагандируя свои ценности, вредят своему народу, создавая в сознании основной массы населения России отталкивающий образ армянина. Я не понимаю, зачем армянину защищать армянский терроризм, я не понимаю, зачем армянину писать диссертацию о политических преступлениях армянских националистов. Да, это создает человеку вес в диаспоре, но при этом дискредитирует всю диаспору в глазах властей и народа страны проживания. Если армяне этого не понимают, то они должны обижаться только сами на себя за то, что русский человек теперь может ответить ему цитатой из фильма "Брат": "не брат ты мне...".

Беседовала Лейла Таривердиева

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!