Закон не назначает правителя и не ограничивает его полномочия; именно власть - то, что делает правителем, и закон - единственное, чем он управляет". Реалии таковы, что международное право и утверждение Гоббса о законе неразрывно связаны; суверенная воля государства априори считается последней инстанцией в составе международного права. По сути, международное право не выражает суверенную волю государств в значительной степени. Оно устроено таким образом, чтобы изолировать постколониальный мир и ограничить его некоторыми способами.

Вопреки всем разглагольствованиям западных политиков, международное право выражает суверенную волю государств особым образом, и как это часто подстраивается под интересы государства. Сущность международного права и его спорные механизмы принуждения, или отсутствие таковых, в дополнение к принципу согласия представляют собой теоретическое освещение этого вопроса. К том же, установка национальных государств и приведение в исполнение государственного суверенитета является частью более крупной колониальной миссии. Таким образом, базовое понятие национального государства является евроцентристским и империалистическим.

... Глава Европейского совета Шарль Мишель принял участие в саммите Африканского союза в столице Эфиопии Аддис-Абебе.

"Направляюсь в Эфиопию на 33-й саммит Африканского союза. Европа выступает за новые, современные, открытые для будущего отношения с Африкой, за настоящее партнерство", - написал он в Twitter.

Но будущие отношения старушки Европы с Африкой, скорее всего, не будут безоблачными, ибо мсье Мишель, как говорится, наломал кучу дров.

По его словам, ну да, кто бы сомневался - Европа и Африка изменились и посему должны наладить постколониальные отношения, ориентированные на общие проблемы глобального потепления и цифровой революции, заявил президент Европейского совета Чарльз Мишель африканским лидерам в воскресенье вечером.

Выступая на торжественном ужине, организованном премьер-министром Эфиопии Абием Ахмедом для лидеров, участвующих в ежегодном саммите Африканского союза, Мишель сказал, что, оказывается, в большинстве стран ЕС никогда не было колоний.

"Эта меняющаяся Европа смотрит на Африку свежим взглядом - с уважением, оптимизмом и уверенностью".

Шарль Мишель, бывший премьер-министр Бельгии, не участвовал в официальном саммите, но входил в число нескольких лидеров, среди которых были премьер-министры Норвегии Эрну Солберг и Джастин Трюдо из Канады, прибывшие в Аддис-Абебу, в штаб-квартиру Африканского Союза для встреч в кулуарах.

Абий, который недавно получил Нобелевскую премию мира за прекращение длительного конфликта Эфиопии с соседней Эритреей, пригласил всех лидеров на свой обед.

Мишель, обращаясь к гостям, поздравил Абия с премией мира и выразил свою "привязанность" к Африке.

"Я здесь сегодня, чтобы засвидетельствовать метаморфозу этого континента, а также Европы, - сказал Мишель - Ваш северный сосед меняется. Сегодня вечером я здесь, чтобы выступать за 27 европейских стран. У двадцати двух из них никогда не было колоний. К власти приходит новое поколение лидеров. Им не мешает бремя ностальгии".

Далее Мишель вообще вогнал в ступор собравшихся: "Долгое время Европа оставалась в ловушке устаревшего взгляда на этот континент. Но необходимо понять, что Африка также порой культивирует своего рода двусмысленность в отношениях с Европой".

Африканцы были в недоумении и не поняли, каких же пять европейских стран Мишель посчитал колонизаторами. Ведь Бельгия, Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Португалия и Испания имели немало колоний в Африке, как и Великобритания, которая покинула ЕС в конце прошлого месяца. Кроме того, давайте не будем забывать о Дании и Норвегии.  Какую из этих десяти бывших колониальных держав Мишель забыл в своих расчетах?

Вопрос европейской колонизации Африки остается весьма деликатной темой. В прошлом году, когда Мишель еще был премьер-министром Бельгии, рабочая группа Организации Объединенных Наций опубликовала доклад, в котором был обнаружен "эндемичный расизм" в государственных учреждениях страны, который прослеживается в ее колониальном прошлом. Рабочая группа выпустила длинный ряд рекомендаций, в том числе призывая Бельгию "принести извинения за зверства, совершенные во время колонизации".

Бельгийское правительство опубликовало ответ, в котором признается факт элементов современного расизма в стране, но Брюссель оспорил прямую связь с колониализмом, назвав его "упрощением". В своем ответе правительство написало: "Бельгия смиряется со своим колониальным прошлым, которое является постепенным и непрерывным процессом".

Социальные сети бурлят негодованием по поводу маразматических откровений Ш. Мишеля. И если "африканская улица" называет главу Европейского совета лжецом и двурушником, то аналитики и политические эксперты склонны считать, что высокопоставленный еврочиновник всего лишь наглядно продемонстрировал сенсорную глухоту Европы.

Дорога в ад проложена благими намерениями, и африканцы давно не верят высокопарным разглагольствованиям европейских политиков о том, что якобы Европа меняется, стремится к максимальному сотрудничеству и симбиозу с Африкой и главное - что якобы в Европе прочно укоренились принципы мультикультурализма и толерантности.

Шарль Мишель говорил о европейских ценностях демократии, гуманизма и возвышенной любви к ближнему своему.

Но именно европейский колониализм стал причиной самого жестокого геноцида в истории человечества на том "черном" континенте. Только за первые полтора века было уничтожено 90% его населения (90 миллионов человек). Европейская колонизация потрясала "мечом и крестом": мечом и порохом разрывая плоть повстанцев, ампутируя культуры и стирая самосознание католическим крестом. Религия, будучи прекрасным инструментом покорения с дальним радиусом действия, навязывалась огнем и кровью, что продолжается и по сей день. Европейцы захватывали земли и богатства, насиловали женщин и мародерствовали под предлогом того, что "так велел Бог". Разрешение на грабеж им давал документ, называемый "требованием" (Requerimento). Дети из числа коренных жителей, пережившие массовые убийства, были воспитаны в католической вере, а все сомневавшиеся были уничтожены.

Только две африканские страны никогда не были колониями - Эфиопия и Либерия. Остальные 53 были под гнетом метрополий.

В Африке господствовали Англия (18 колоний), Франция (16), Португалия (4) и Бельгия (1). 

Массовые расправы, жадность и пытки - вот европейские ценности, которые получили жители колоний.

Была и массовая депортация людей из Африки в Америку, проводимая европейцами: по меньшей мере, были перевезены 33 миллиона африканцев, две трети из которых погибли в ужасных условиях по пути, а оставшаяся треть (а впоследствии и их потомки) была порабощена на американском континенте. Европейская аристократия и буржуазия добилась беспрецедентного накопления богатств, основанного на разграблении Америки с Африкой, на депортации и порабощении миллионов людей, на геноциде и пытках. Подобное накопление богатств позволило европейскому империализму укрепить свое господство в мире, приблизить индустриальную революцию и стать центром мирового капитализма. Соединенные Штаты, бывшая английская колония, также стали капиталистической державой, основанной на рабском труде. В настоящее время среди самых богатых людей Европы и США фигурируют потомки рабовладельцев и банкиров, которые пожинали богатства при помощи геноцида и рабства.

Громадные богатства, захваченные европейцами в результате ограбления новооткрытых стран и колониальной их эксплуатации, составили один из важнейших элементов первоначального накопления, ускорили исторический процесс разложения феодализма и перехода от феодального строя к буржуазному в Европе.

Разграбление Африки до сегодняшнего дня крадет богатства у народов "черного континента" ради заполнения карманов грабителей. По сей день транснациональные корпорации продолжают эксплуатировать природные ресурсы и отравлять реки. По сей день они продолжают лесозаготовки и массовые убийства в маленьких деревнях, чтобы заставить аборигенов переместиться с благодатных земель. По сей день процветает европейский и американский империализм, затевающий государственные перевороты. По сей день процветает империализм, призывающий к уничтожению. По сей день продолжается империалистическая поддержка геноцидных режимов.

Нынешний капиталистический грабеж, которую так неловко и топорно пытался выдать за преференции демократии Шарль Мишель, - это продолжение той давней европейской истории кровопускания.

И в то же время над будущим Африки тяготеет попытка экономически мощных стран выйти на рынки африканских стран, укрепить свои позиции там и в результате иметь надежный доступ к африканским месторождениям, особенно редкоземельным минералам. В рамках этой тенденции с каждым годом обостряется конкурентная борьба между желающими. Ведущие страны Евросоюза, пытаясь разделять и властвовать в глобальном масштабе, запустили неуправляемые процессы, связанные с пассионарным взрывом исламофобии и современного расизма.

Левые в это время пытаются хвататься за романтические призраки вроде единой Европы, идеалы которой якобы могут помочь переварить любое нашествие.

Все это - лишь показатель полнейшей метафизической растерянности, запущенной болезни, которая прежде всего проявилась в политических симптомах.

Ценности новой Европы примитивны и жестоки - если сильные и большие страны не переваривают ваши идеалы, ничто не помешает им переварить вас.

Раньше Европа наступала под знаменем своих идей - от идеалов христианства и просвещения до призрака коммунизма. В политическом отношении эти идеи полностью выродились, обнаружив внутреннюю противоречивость и - как следствие - неспособность справляться с новой реальностью.

Экономическое единство - это, по сути, банальный фантик: идеологическая экспансия обернулась необходимостью круговой идеологической обороны.

Наш гибридный мир давно показал, что идеалы порождают лишь симулякры, а симулякры оказываются на защите идеалов.

Хотя Шарль Мишель и пытается играть словами, скрывая истинные намерения Евросоюза, Африка опять становится полигоном соревнований, но уже не идеологий, а политики и капиталов. И любая "отсталая", то есть слабая, отстающая от стандартов технологического прогресса и не вписывающаяся в политические нормы Запада страна может стать объектом полицейской операции. При этом могут использоваться как вполне обоснованные, так и надуманные предлоги.

Такие, как "совместное развитие и будущее". Весь вопрос в том, как быть народам тех стран, где нет ничего привлекательного в смысле полезных ископаемых или чего-то еще. На что надеяться этим людям?

Эльчин Алыоглу
Заместитель главного редактора Milli.Az
специально для Day.Az