"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Мы"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Мы" нашей постоянной читательницы Эльнары Мафусовой.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

Небо сковывали черно-серые тучи. Старые вороны кружили высоко над землей. Осенний день медленно подходил к концу, и городской сквер заметно опустел.

Голые деревья покачивались в этом хаотичном танце под аккомпанименты гула северного ветра, прилетевшего издалека в этот город. Старый дворник водил метлой по холодной земле и безнадежно пытался расчистить дорожки сквера от опавших листьев, ведь ветер то и дело поднимал их стаями высоко в небо, забавляя этим, видимо, продрогших птиц, прижимавшихся друг к дружке на промерзлой ветке старого клена.

Вода в небольших каналах, которые украшали скверик заметно охладела, и черные лебеди пытались спрятаться от наступающего отовсюду холода под своими крыльями до тех пора, пока за ними не придут смотрители сквера и не унесут их в более теплое место.

Молодая девушка в сером плаще, спрыгнув на лету с неторопливого трамвая, наблюдала за происходящим вокруг, пока шла через весь сквер. Она шла медленно и неуверенно, время от времени останавливаясь то на маленьком мостике, чтобы посмотреть на уток, то возле маленькой стеклянной оранжереи, где цвели экзотические цветы и растения, привезенные из теплых стран. И дивные бабочки казались всех цветов, и сейчас как раз одна из этих бабочек подлетела к стеклу, за которым стояла молодая девушка и, почувствовав, видимо, холодок, исходящий от стекла, улетела назад, в глубь своего теплого рая.

Эта картина вызвала у девушки грустную улыбку, она обернулась и посмотрела на холодную осень. А здесь, за стеклом, посреди сквера был другой мир, кусочек лета, странно вздрогнув от холода, подумала она...

Иногда это становится возможным. Порой случаются пусть и небольшие, но все же чудеса. И сейчас ей показалось это самым настоящим чудом. Она постояла еще немного на этом стыке двух миров, как ей казалось, и пошла дальше. Молодая девушка шла и согревала своим дыханием руки, но бесполезно, было холодно и, казалось, вот-вот начнется дождь. Она взглянула вверх и тяжелые теснящиеся на небе тучи словно говорили ей об этом.

Сегодня ей показалось все совсем иным, может, осень виновата в этом? - подумала она. А может переживания не дают покоя, не дают ей взглянуть и увидеть все каким она видела раньше. Она шла и останавливалась, думала обо всем и ни о чем одновременно. Улыбалась и через миг, уже нахмурившись. шла дальше. Вот и сейчас усталый от осенней суеты дворник посмотрел на нее и удивился тому, как молодая девушка прогуливается в эту непогоду по унылому скверу, тогда как последний незнакомец с портфелем пробежал мило, окрикнул такси и, влетев в него, улетел прочь отсюда.

Но девушка не замечала ничего вокруг, ни удивленного дворника, ни делового человека, которому, видимо, не терпелось попасть домой к семье, ни огненного ковра из опавших листьев, хотя это было красиво. Все это напоминало картину, с которой стекают последние краски и спустя миг она превратится в черно-белое полотно, и как знать, что с ней будет дальше.

Девушка вступила на каменный мостик и увидела его сидящим на скамейке. Их скамейке. Она тяжело выдохнула и собралась повернуться, чтобы уйти, но было поздно - молодой человек, заметив ее, встал со скамейки и сделал шаг навстречу ей.

Она затянула пояс на плаще и накинула капюшон, почувствовала приближающийся комок в горле. Она больше не могла тянуть, теперь нужно было идти туда, где ее ждал он. Но как же ей не хотелось, а ведь совсем недавно она бежала туда и не могла ждать, ей казалось, нет, она была уверена и думала, что ее жизнь и дыхание каким-то чудом оказались у него и ей необходимо быть рядом с ним всегда, чтобы жить.

Так думал и он. Совсем недавно они бежали навстречу друг к другу, и последние минуты до встречи были самыми невыносимыми, как потом они признались друг другу, но в то же время и самыми прекрасными, ведь они оба знали, что спустя мгновения окажутся рядом. Один на один, и весь мир вокруг них перестанет существовать, и будет только мир, в котором есть он и она. Время перестанет идти обычным ходом и, спустя миг, и вовсе потеряет какое-то значение. И вообще, все потеряет смысл, единственное, что будет существовать, это они. И нет в их мире ничего другого, нет страхов и плохих новостей, нет времен года и городской суеты, ничего нет, и лишь они имеют значение.

Это была пора влюбленности. Но им было неведомо все это в силу своего возраста и порывов первой и настоящей любви. Они просто наслаждались этим каждым мигом, и больше, им казалось, ничего не нужно.

Проходит время, а оно всегда проходит и, увы, только миновав, оно раскрывает перед нами всю правду и истину, которая была сокрыта от нас или же которую мы скрывали от себя сами, истину, которой боялись заглянуть в глаза. Но однажды наступит такой момент, когда все-таки придется сделать этот отважный шаг, шаг навстречу правде. И лишь самые смелые из нас смогут это сделать, остальные же продолжают жить в неведении и обмане, который, словно высокий каменный забор, отделяет их от реальности и самой жизни...

Он стоял в черном плаще, и сегодня он был другим. Она видела его словно впервые. И еле узнала его. Что вдруг изменилось? Где это радостное волнение перед встречей, где улыбки и смех, где тепло, что дарили его объятия, где приятная тоска от его нежных слов, что он говорил тихо ей на ухо. Все это словно провалилось в бездну, и сейчас он стоит возле нее, словно на самом краю холодной земли. А где-то далеко есть он - чужой и такой далекий. И нет пути добраться до него, и нет желания отыскать этот путь, чтобы добраться до него. Есть только боль, что точит сердце, есть только ком, который душит ее сейчас.

Она посмотрела вниз и не увидела той самой бездны, что испугало ее в мыслях, всего лишь каменный мост и листья, что с шумом пронеслись мимо. Она сделала усилие над собой и пошла к нему, к тому, кто некогда был всем для нее.

- Здравствуй, - тихо сказал он ей.

Она лишь кивнула в ответ головой, так больно было ей сказать хоть слово и так сильно ранил его голос.

Они сели на скамейку и ветер словно подул сильнее. Они сидели молча и между ними было расстояние в миллионы, пожалуй, километров. Но это было опять же только для них и сейчас, а дворник, за которым они невольно наблюдали, просто посмотрел на молодую пару и продолжил очередную попытку угомонить шумную листву. Ветер набирал силу и гонял холод по всему одинокому скверу в самом центре города.

Молодая пара сидела порознь, каждый смотрел куда-то вдаль и думал о чем-то своем, или не думал - им было нечего сказать друг другу, а может, они не знали что сказать друг другу. Как сказать друг другу, что все прошло, ушло, исчезло и, должно быть, уже не вернешь, ведь прошлого не вернуть, и уже нет их в настоящем, и вряд ли они будут в будущем. Все вдруг стало каким-то другим, безразличным.

Они сидели на скамейке и чего-то ждали, наверное, пока один из них найдет нужные слова или просто наберется смелости и скажет, признается в том, что их больше нет. Есть он и есть она, но нет больше их. И тогда каждый встанет и пойдет в разные стороны, ведь им даже не по пути и, видимо, никогда не было. Как же они ошибались, как они могли так ошибаться? Обманывать друг друга, себя, весь мир - как? Как они могли не видеть всего этого и быть так слепы? Ведь сейчас это казалось им очевидным, совсем очевидным, чтобы не заметить это расстояние между ними. Чужие.

Дворник подметал листья и бросал их в корзину, но ветер с издевкой приносил их откуда-то вновь и вновь. Дворник лишь вздохнул и продолжил свою работу. Все вокруг было скучным и серым, ничего живого, словно черно-белая фотография, которая наводит скуку на смотрящего на нее. "Эээээх", - невольно выдохнул молодой человек. Молодая девушка, грустно улыбнувшись, лишь посмотрела в его сторону. Должно быть, это и было тем самым нужным словом и звуком полного разочарования и усталости от былых отношений, сожалением и чувством безнадежности, которое единственное, что объединяло их в эти минуты.

Она отчаянно перебирала слова в своей голове, ей хотелось что-то сказать, совсем неважно, что именно, лишь бы сказать и уйти прочь отсюда, от него, прочь от этой скамейки, прочь из этого сквера, куда она больше никогда не придет, ведь он разбил ей сердце, разбил так, что и не склеишь, вдребезги. И этот звон разбитого сердца все еще стоит у нее в ушах.

Она поднесла руки к губам и постаралась согреться. Она хотела прислушаться к своему сердцу и почувствовать ненависть, так, ей казалось, будет легче признать расставание, но она ничего не чувствовала. Не было ненависти там, или она больше не может ее чувствовать - подумала молодая девушка. Да и откуда же ей там взяться, если ее сердце разбито вот так, в одно мгновение, одним неловким движением или, может, даже прикосновением. Она не чувствовала боли, только что-то ныло внутри и покалывало. "Наверное, это осколки", - подумала она. Ничего, пройдет.

Она украдкой вытерла слезинку, так, чтобы он не заметил и не подумал, что это из-за него. Хотя это было из-за него, и он знал это, ведь он заметил. И от этого ему стало еще больней и грустней. Унылый дворник не мог не заметить этого и не уловить этого пасмурного настроения, ведь он находился совсем рядом с ними.

Погода стояла скверная и эта пара только усугубила всю картину и сделала ее окончательно тоскливой и лишила последней надежды хоть как-то внести в нее чуточку жизни. Дворник подметал листву и заметил среди красно-желтого огня листвы зеленый лист. Он удивился этому, ведь осень давно уже наступила, и откуда этот зеленый лист тут взялся? Он взял его в руки и посмотрел туда, откуда с гулом несся неугомонный ветер - должно быть, ветер пригнал его издалека, оттуда, где еще весна. Потом посмотрел вниз и подумал: может, зеленому листу удалось спрятаться от этой осени, которая раскрашивала листья в свои привычные краски, или же ему помогли укрыться от осени другие листья, которые сейчас так докучали дворнику.

- Хмм, - протянул дворник.

Он направился к молодой паре, сидящей на скамейке, и протянул этот лист им. Молодая девушка и молодой парень удивились этому не меньше, чем дворник, и оба протянули руки, чтобы взять этот зеленый, полный цвета листок.

Смотрите, откуда он тут? Должно быть, лето еще не думает заканчиваться, - сказал он, поднимая ворот на своей куртке, - хотя, должно быть, все еще впереди. Однако скажу я вам -дождя нам, думается мне, не избежать. Ну, доброго вечера вам, - сказал он и продолжил расчищать тропинки сквера от листвы.

Молодая девушка и молодой парень смотрели на этот лист. Их руки начинали согреваться от прикосновений друг друга, она посмотрела ему в глаза и узнала в этом незнакомце некогда хорошо знакомого ей и ее сердцу человека. "Эти глаза..." - пронеслось у нее в голове, и она невольно улыбнулась. "Эти глаза..." - подумал он и остановился на этой мысли. Разве сможет от без них жить? Нет, никогда, ни за что на свете - поймал он себя на мысли. И словно в одно мгновение освободился от тяжелых оков, что сковывали его все это время, в одно мгновение он будто нашел в себе силы скинуть все это бремя, весь это груз, который был слишком тяжел для его юношеских плеч. И теперь он снова может легко дышать, свободно вдыхать этот воздух.

"Слава Богу", - подумал он. Внезапно небо осветила молния, которая стремительно пронеслась куда-то, и крики надвигающейся грозы раздались высоко над холодной землей. Молодая девушка вздрогнула и невольно прижалась к нему, должно быть, по старой привычке. Молодой парень, улыбнувшись, крепко обнял ее

- Тебе холодно? - сказал он ей, пытаясь сдержать улыбку.

Она лишь кивнула головой ему в ответ - потому что ком в горле не дал ответить, сказать - ведь теперь ей было, что сказать ему.

- Пойдем в наше кафе? - предложил он.

- Да, - еле слышно сказала она.

И вот оно. У них снова, откуда не возьмись, стал появляться этот мир. И нет больше его. И нет больше ее. Есть только они. Они как этот самый лист. Откуда он вдруг тут взялся посреди осени, откуда вдруг появились они, когда казалось, что все безвозвратно закончилось для них. И нет больше этого расстояния между ними, нет бездны, в которую она так боялась упасть, и словно никогда этого не было. Словно всегда были они. Будто никогда их миру ничего не угрожало. Словно не было этих слез с украдкой, этого безнадежного вздоха, этой осенней хандры.

Они шли, обнявшись, как раньше, говорили о чем-то, как прежде, смеялись. Это были они, те самые влюбленные из далекого прошлого. И они есть в настоящем. И, должно быть, они есть в будущем.

Очередная молния пронзила тучи и начался дождь, перерастающий в настоящий осенний ливень. Усталый дворник наблюдал за всем этим и, наконец сдавшись и не желая больше тягаться с природой и ее буйством, которую под силу было укротить лишь господу Богу, направился со своей метлой домой. Его рабочий день был окончен, день подходил к концу. Дворник оглянулся и с улыбкой посмотрел в сторону удаляющейся пары влюбленных, которые шли, обнявшись, и звонко смеялись над шутками, а может, над этим дождем, остановить который им было не под силу.

Они неторопливо шли, и им было по пути, может, даже больше, чем раньше, им было впервые по пути. Молодая девушка держала зеленый лист, как самый дорогой дар, какой только ей могли преподнести. И, оглянувшись на секунду в сторону дворника, ей показалось что двери в небольшой оранжерее словно приоткрыли, и теперь эти бабочки всех цветов летают где-то рядом, а запахи и ароматы цветов, любящих солнце и тепло, наполняют собой этот маленький скверик в самом центре утопающего в ночи города.

Ей было тепло и уютно, и не было холода и дождя, были только он и она - были только они в этом дивном мире, полном тепла и солнца, и переливающихся всеми красками и цветами бабочек. И пусть время и не возможно остановить, но замедлить стрелки его часов все-таки возможно, когда любишь, и когда нет тебя или меня по отдельности, когда есть только мы - вместе и навсегда.