Day.Az представляет интервью с известным молодым художником Бутунаем Хагвердиевым.

Вот уже 5 лет у меня не было выставок. После экспозиции Crossing мне поступил заказ на одну выставку, над которой я проработал три года, но она еще не увидела свет. А пока я участвую в разных групповых выставках, делаю работы на заказ и творю для себя. Сейчас, кстати, готовлюсь к выставке живописи.

Настоящих художников очень мало. Художник - тот, кто формирует новые паттерны мышления, новые тренды, человек, который формирует новый тип сознания. По сути это философ, которого слушают. Малевич - художник. Потому что мы видим его наследие, он задал тон всему визуальному ряду советского союза и всех социалистически направленных стран. Если ты не формируешь то, чем мы пользуемся ежедневно, что мы любим и "стараемся быть похожими на", то ты не художник.

Мне хочется быть новатором. Я постоянно ищу способы им быть. И всегда тот короткий период, когда я думал, что я придумал что-то новое, заканчивается. Я нахожу того, кто сделал это до меня (смеется). Но если брать меньшие масштабы, например, территорию страны, то я вполне могу быть здесь новатором. Здесь меньше конкуренции.

Мне нравится вести себя так, как не очень принято в традиционном азербайджанском обществе. Для Азербайджана вполне ново быть таким, какой ты есть и не стараться этого прятать, быть свободным от общественного мнения. Для развитого мира - это не новаторство, но для нашего микрообщества - вполне.

Я стараюсь отказаться от отсылок к культуре в творчестве, особенно традиционной. У меня есть работа "Carpet" с очевидной отсылкой к культуре в Музее ковра. Она мне нравится, но, наверное, была последней с очень явной отсылкой к культуре.

Любое искусство имеет отсылки к прошлой культуре. Этого невозможно избежать. Что бы ни делал человек, это уже культура. Я это осознаю и знаю, что невозможно заниматься творчеством, не занимаясь культурой. Но я решил максимально отсечь все, что легко и удобно воспринимаются как знакомый культурный код. Например, перестал делать живопись или скульптуры про ковры, отсылать к национальным обычаям, и т.д. Это все, наверное, хорошо, но не для меня. Я не хочу этим заниматься. От этого отрицания сформировалось другое мое понимание того, что мне нравится.

Другую почву для вдохновения я нашел, когда стал изучать биологию. Я нашел огромное число невероятно красивых гармоничных или негармоничных форм, которые мне показались очень интересными. Так появилась графичность в моих работах. В этом может быть немного новаторства. Хотелось бы так думать (улыбается).

Выставка, которую я сейчас готовлю, полностью посвящена сравнению органических форм с геометрическими. То есть архитектура природы, архитектура по принципу наименьшего сопротивления, сравнивается с формами, которые вывел человек для собственного существования. Выставка становится сопоставлением человеческого понимания о красивом и природном, естественном представлении.

Человек - часть природы. И все, что он делает, даже самое ужасное, - это тоже природа. Те кубические постройки, те прямые углы, которые мы преобразили, или ландшафт, который мы испортили, - это часть природы. Но опосредованная через наше культурное влияние. Если мы будем считать, что архитектура - человеческое достижение, то муравьев тогда придется считать людьми. Посредством человеческой культуры природа рождает здания.

У природы есть одна задача - выживать и размножаться. А как она достигается, это другой вопрос. Иногда происходят такие парадоксы как человек, который уничтожает планету и все живое на ней. Природу никто не учит, как правильно развиваться. Она достигает этого методом проб и ошибок. Бывает же тупиковая ветвь развития, есть же много животных, которые вымерли. Мы же настолько круто приспособились, что нас стало дико много, и мы стали постепенно разрушать планету, пилить сук, на котором сидим. Конечно, исключительно из мысли, что мы хотим жить лучше. Никто не загрязняет природу с желанием навредить ей. Просто человек не всегда способен мыслить масштабно, и поэтому получается такой парадокс: мы совершаем что-то с благими намерениями, надеясь жить лучше, но все становится гораздо хуже.

Когда-то у меня были консервативные взгляды на искусство. Да и на жизнь тоже. Развеять такое мировоззрение мне помогла одна британка, с которой я некоторое время был в отношениях. Она помогла освободиться от ментальности и это, конечно же, отразилось на творчестве.

Поменять мышление мне еще очень помогла биология. Я научился сомневаться, искать ответы и узнавать новое. Консервативный человек склонен больше чему-то доверять, чем сомневаться. А это не самая интересная жизненная стратегия.

Я воспитывался в жестких христианских традициях, и мне приходилось все время жить с этим конфликтом здравого смысла и веры в голове. Биология основательно выдавила всю религиозность из моей души.

Сейчас в основе моего творчества - форма, в которой я выражаю свое созерцание, наблюдение, свое восприятие мира. Это главный визуальный инструмент, но за формой всегда скрывается разный посыл. Мне очень нравится 3D-моделирование, и это видно и в моих работах. Я занялся 3D-моделированием и свою живопись в шутку называю экструд-живописью (смеется). В честь функции, которая позволяет квадрат превратить в куб.

Франгиз Агаларова