К 100-летию освобождения Баку: Как Азербайджан спасли от большевиков и дашнаков - ФОТО

14 сентября 2018 23:00

С первых дней прихода к власти в России, у большевистских лидеров сложилась твердая точка зрения об отчуждении Баку от остального Азербайджана, - он рассматривался как нефтеносный район Советской России.

Именно подобный взгляд предопределил борьбу большевиков за власть в Баку, которая фактически началась осенью 1917 года и завершилась кровавыми событиями марта 1918 года. Тогда большевики, ценой геноцида тюрко-мусульманского населения Баку, Шамахы, Губы, Лянкярана и др. уездов Бакинской губернии, сумели установить военный контроль над ее территорией. Большую помощь в этом большевикам оказали армянские вооруженные формирования, которые впоследствии составили ударную силу Красной Армии Бакинского Совнаркома.

Однако время показало, что это победа большевистско-дашнакского военного альянса была пирровой. Большевики не имели твердой социальной опоры в Бакинской губернии. Их электоратом была лишь часть немусульманского населения губернии, которая уступала по численности азербайджанцам. Проводимые большевиками социалистические преобразования, а именно реквизиция имущества состоятельных граждан и национализация, прежде всего, нефтяной промышленности, вызывали недовольство у городской буржуазии.

Ягуб Махмудов: Освобождением Баку была пресечена политика армян по превращению города в свою будущую столицу - ИНТЕРВЬЮ

План по освобождению Баку от власти Бакинского Совета, в котором были сосредоточены основные антиазербайджанские силы, начал подготавливаться национальными силами ещё задолго до мартовских событий 1918 года. На встрече Мусульманского Национального комитета, состоявшегося в январе 1918 года в Гяндже, представители разных регионов Азербайджана обсудили вопрос о получении помощи от Османской империи. Выступая на встрече, один из лидеров партии "Мусават" Насиббек Юсифбейли прокомментировав сложившуюся ситуацию, сказал: "Центр Азербайджана - город Баку должен быть очищен от врагов. Потому, что тело не может существовать без головы. Для этого силы нашего народа недостаточны. Существует большая потребность в помощи, и эту помощь может оказать нам только Османская империя. Теперь надо принять решение и отправить уполномоченную делегацию в Османскую империю. Обратимся за помощью к Турции".

Эти слова Н.Юсифбейли были встречены аплодисментами. Национальный комитет был уполномочен направить полномочную делегацию в Османскую империю. Наги бек Шейхзаманлы (в период АДР с лета 1919 года вместе с братом Мамедбагиром Шейхзаманлы руководил Комитетом по борьбе с контрреволюцией) был назначен уполномоченным представителем для переговоров с османским правительством.

Рекомендации, которые дал Н.Юсифбейли, провожая Н.Шейхзаманлы в Стамбул, раскрывают суть будущих отношений между Османской империей и Азербайджаном: "Наги, вы являетесь членом Комитета независимости. Расскажите всю ситуацию в Османской империи, что наш народ решил жить самостоятельно и пожертвовал всем на этом пути. Сегодня три четверти территории Азербайджана очищена от русской власти. Пусть они помогут нам вооруженными силами, протянут нам  братскую руку помощи, помогут нам провозгласить свою независимость. Но если они хотят завоевать нас, пусть не приходят. Мы собственными силами сокрушим своих врагов".

"Историческая призма": Как армяне сорвали Стамбульскую конференцию 1918 года

Н.Шейхзаманлы, покинул Гянджу в конце января 1918 года и 2 марта 1918 года прибыл в Стамбул, где разместился отеле "Pera Palace". Он был принят премьер-министром Талаатом пашой. На приеме также присутствовали военный министр Энвер паша и министр юстиции Халил бей Ментеше.

После вручения верительных грамот Талаату паше Шейхзаманлы от имени Мусульманского национального комитета передал его пожелания руководителям Османской империи: "Вы протяните нам братскую руку помощи и помогите нам. Чтобы мы стали независимыми. Отправьте нам военных инструкторов и сержантский корпус. У нас есть возможность создать за короткое время военные силы. Поскольку мы являемся тюрками, в нашей крови есть необходимая сила. Мы можем заверить вас, что опираясь на народ, в короткие сроки сможем очистить наши земли от русских".

Шейхзаманлы, который на следующий день после встречи с Талаатом пашой, был принят Энвером пашой, писал об этом: "Паша сказал мне, что он принял решение о создании Кавказской Исламской армии". Энвер паша назначил своего брата Нуру пашу командующим Кавказской Исламской армией.

Созданная с этой целью в Стамбуле специальной комиссия выделила 20 офицеров для штаба Кавказской Исламской армии. Наги бек также принял участие в работе этой комиссии. Как только комиссия завершила свою работу, Нуру паша, вместе с сопровождаемыми его офицерами, отправился в Мосул, куда прибыл 25 марта 1918 года. В Мосуле он занимался рядом организационных вопросов. Прежде всего, он подобрал необходимый кадровый состав для организации Кавказской Исламской армии. Для этой цели из состава 6-й армии в Мосуле было отобрано 149 офицеров и чиновников, 488 прапорщиков и солдат. Все они вначале апреля 1918 года были направлены в Азербайджан. 5 апреля 1918 года Энвер паша утвердил Положение об организации и задачах Кавказской Исламской армии. 8 апреля Нуру паша отправился из Мосула в Азербайджан.

Австрийский разведчик Томас и его роль в освобождении Баку 15 сентября 1918 года

Как писал в своей работе "Азербайджанская Республика" М.Э. Расулзаде, прибывший 25 мая 1918 года в Гянджу Нуру паша, "был встречен жителями города как спустившийся с небес ангел спасения". По прибытию в Гянджу, он сразу же начал работать над решением задач, поставленных перед Кавказской Исламской армией.

2 июня 1918 года военное командование Османской империи отдало приказ начать военные операции в Азербайджане. Командующий Кавказским фронтом Османской армии Вехиб паша написал в тот же день Энверу паше, с целью окружения и очищения Баку от большевиков, он направил в Азербайджан 5-ю Кавказскую дивизию под командованием полковника Мурсал бека. Согласно 4 статье Батумского соглашения, подписанного 4 июня 1918 года между Османской империей и Азербайджанской Республикой, османское правительство, если этого потребует правительство Азербайджанской Республики, обязано было оказать необходимую военную помощь в целях поддержания и восстановления порядка в стране. Согласно этому договору с 9 по 15 июня 1918 года в Гянджу вошли части  5-й Кавказской дивизии османской армии. В этом дивизионе находилось 257 офицеров и 5575 солдат.

Приказом Энвера паши от 7 и 9 июня 1918 года была создана восточная группа 3-й, 6-й и 9-й армий. Командующим группы армий  был назначен Вехиб паша. Однако 29 июня 1918 года его на этой должности сменил дядя Энвера паши Халил паша. Главная задача, стоявшая перед Кавказской Исламской армии  заключалась в освобождении Баку.

Сразу после формирования второго правительства Азербайджанской Республики, 19 июня 1918 года  было принято решение о введении на территории страны военного положения.

"Историческая призма": 1918. Армяне против Англии - коварные планы и лицемерие

26 июня по решению правительства Азербайджана Мусульманский корпус, созданный в 1917 году и возглавляемый генералом Али Ага Шихлинским, был переименован в Особый Азербайджанский корпус. В тот же день, другим решением правительства при Особом Азербайджанском корпусе была введена должность генерала по специальным поручениям. 3 июля правительство Азербайджана приняло  решение о призыве в армию, согласно которому молодые люди в возрасте до 19 лет считались военнообязанными. 

Указом от 11 июля 1918 года, подписанного премьер-министром Ф.Х.Хойским и особым уполномоченным по военным делам И.Зиядхановым, мусульмане 1894-1899 гг. рождения призывались в армию. Дезертиры подлежали наказанию по законам военного времени. Вопросы мобилизации были переданы в полномочия Министерства внутренних дел, поскольку  во втором правительстве  не было должности военного министра. Эти полномочия фактически находились в руках турецкого военного командования. Чтобы организовать призыв на военную службу, командование Кавказской Исламской армии издало инструкции об обязанностях мобилизационных органов. Согласно этой инструкции, в каждом уезде должно был быть  создан, по крайней мере, один призывной пункт, возглавляемый офицером, который осуществлял бы военную мобилизацию. В результате этих мер был обеспечен призыв азербайджанской молодежи  в армию.

Между тем, в результате пропагандистской работы  правительства, азербайджанская молодежь, понимающая необходимость защиты независимости страны, начала записываться добровольцами в воинские формирования, и эта работа приняла широкие масштабы.

По состоянию на 27 июня 1918 года личный состав Особого Азербайджанского корпуса состоял из 225 офицеров и 5277 солдат. В распоряжении корпуса находилось 4342 винтовки, 36 пулеметов, 14 пистолетов и 1 бронепоезд.

"Историческая призма": 1920 г. Армяно-большевистский заговор и трагедия азербайджанцев

В конце июля 1918 года число азербайджанских полков достигло четырех: 1-й - Газахский, 2-й - Карабахский, 3-й - Загатальский и 4-й-  Агдашский. К концу июня 1918 года общее количество солдат и офицеров Кавказской Исламской армии составляло 11 100 человек. 5598 из них были османскими, а 5502 - азербайджанскими солдатами и офицерами.

В результате четырехдневных боев близ Гейчая (27 июня - 1 июля 1918 года) Кавказская Исламская армия предотвратила наступление большевистско-дашнакских сил Бакинского Совнаркома на Гянджу.  После битвы при Гейчае Кавказская Исламская армия перехватила  стратегическую инициативу. 5 июля был занят Агсу, 10 июля -Кюрдамир и 14 июля  - станция Каррар.

В середине июля 1918 года Кавказская Исламская армия была разделена на две группы: северную и южную. Северной группой командовал командир  10-го полка подполковник Осман бек, а южной группой - полковник Габиб бек Салимов. Северная группа должна была, заняв Шамахы, двигаться на Баку, а Южная группа - в направлении Баку вдоль железной дороги. Общее командование фронтом было передано Мурселю паше. Продолжая свое наступление, подразделения Кавказской Исламской армии освободили 20 июля Шамаху. Османо-азербайджанские войска освобождая друг за другом  деревни, в конце июля подошли к  Баку. 30-31 июля бои шли в Биби-Эйбате и Хырдалане.

В июле 1918 года командование Кавказской Исламской армии и правительство Азербайджана с целью обеспечения успеха военных операций по освобождению Баку  пытались укрепить армию, как за счет местных мусульман, так и направления в Азербайджан дополнительных османских сил. В результате, 3 сентября 1918 года 56-й полк 15-й дивизии и 106-й полк 36 дивизии под командованием командира 15-го дивизиона Сулеймана Иззет-бея  была направлена из Гюмри в Баку. Таким образом, общее количество османских войск, отправленных в Азербайджан с начала июня 1918 года, достигло 14 104 человек.

"Историческая призма": Армяне хотят забыть, чем обязаны Азербайджану - страшный май 1918-го

После 36-часовых ожесточенных боев Кавказская исламская армия 15 сентября 1918 года освободила Баку. Общие потери 5-й кавказской дивизии и 15-й пехотной дивизии, принимавших участие в освобождении Баку, составили около 1200 человек. Боевые потери  Маштагинского отряда, принимавшего участие в Бакинской операции и состоявшего из азербайджанской милиции, составили 11 убитых и 44 раненных.

Освобождение Баку Кавказской Исламской армией по своей значимости может быть сравнимо только с провозглашением независимости Азербайджанской Республики.

Получив радостное известие из Баку, военный министр Османской Турции Энвер паша немедленно позвонил М.Э.Расулзаде: "Поздравляю, Эмин-бей. Баку освобожден". В тот же день в донесении председателя азербайджанской делегации в Стамбуле М.Э.Расулзаде председателю Совета Министров АДР Ф.X. Хойскому и министру иностранных дел М.Г.Гаджинскому отмечалось: "Энвер паша о взятии Баку известил в вечер праздника (Гурбан байрамы) по телефону. Тотчас я отправился к нему. Обнимались, целовались, праздновали".

Таким образом, османо-азербайджанское военное сотрудничество позволило Азербайджанской Республике  решить  несколько важных задач: отстоять свою независимость, освободить Баку и сделать его столицей страны, создать национальную армию, сформировать ее структуры, обеспечить  оружием и  боеприпасами. И, наконец, самое главное, удалось положить конец политике геноцида тюрко-мусульманского населения, который осуществлялся большевистско-дашнакским военно-политическим альянсом на территории Бакинской  губернии, начиная с марта 1918 года.

Неслучайно, в своей работе "Азербайджанская Республика", М.Э.Расулзаде писал: "После шестимесячной жизни, полной страха, мусульманское население успокоилось. В святой день - праздник Гурбан-байрама - Баку опять перешел к истинным владельцам... Освобождение Баку подобно чуду".

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!