Проходящий в эти дни официальный визит Сержа Саргсяна в Германию стал для президента Армении своеобразной "поездкой на воды", где он безуспешно попытался восстановить свою политическую репутацию и подорванный имидж своей страны.

Официальный визит - процесс, окруженный дипломатическими реверансами, поэтому в Германии ему нет-нет, да удавалось услышать хоть что-то приятное в свой адрес. Конечно, Серж не может не понимать, что все это - просто протокол и никакой Армения - не важный партнер ФРГ и Евросоюза в регионе. Но все равно было приятно...

В принципе, поехал бы Саргсян в Германию или нет, - ничего ни на пространстве ЕС, ни на Южном Кавказе, ни в мировой, ни в региональной политике не изменилось бы. Никаких изменений не произошло бы даже на уровне какого-нибудь ереванского марза. Потому что, по большому счету, говорить Еревану с Берлином не о чем, так как Армения всерьез и надолго прикреплена к евразийскому пространству и не располагает никакой самостоятельностью в принципе.

Кстати, о евразийском пространстве.

В Берлине, помимо дежурных встреч и обязательных комплиментов, имел место примечательный момент. 

Как известно, Армения в бешенстве от продажи Россией оружия Азербайджану. Такое возмущение таким "предательством" со стороны союзника выражается на всех уровнях, кроме самого высокого. Армянские власти до сих пор не решались высказать свое "фи" Москве, оправдывая стратегического партнера интересами бизнеса. И вот, находясь в Берлине, Саргсян впервые открыл рот и заговорил на эту тему.

"Да, Россия - наш стратегический союзник, и мы пребываем в одной системе безопасности. Естественно, нам больно, что Россия, и не только Россия, но и другие члены блока, продают оружие Азербайджану", - заявил Саргсян в ходе брифинга с канцлером Германии Ангелой Меркель.

Более того, армянский президент не только пожаловался на Москву, но и повинился перед Европой, признав, что "у Армении не так много рычагов влияния на эти решения". Но тут он явно преувеличил, потому что у Армении не "не так много", а нет вообще никаких рычагов влияния на эти решения России, Беларуси и других стран.

А на что, вообще, способна влиять Армения? Она не способна даже самостоятельно разрешить карабахский вопрос. Когда-то она его "решила" чужими руками и надеялась, что так будет всегда. Но все пошло не по армянскому сценарию, и сейчас Саргсяну приходится срочно переписывать в этой драме роли и реплики. Драма - в данном случае без кавычек, потому что происходящее действительно драма для армянского народа, оказавшегося в руках карабахского клана. 

В Берлине Серж Саргсян постарался внести нотку сомнений относительно окончательности и бесповоротности европейского выбора своей страны. Видимо, крепко он обиделся на Москву за невмешательство в ход последних успешных военных операций Азербайджана на линии соприкосновения.

На встрече с министром иностранных дел Германии Франк-Вальтером Штайнмайером президент Армении вовсю пел дифирамбы председательству ФРГ в ОБСЕ, говорил, что ожидает от немцев практических шагов, нацеленных на мир, а после восстановления заключенного в 1994 году перемирия - внедрения механизмов по его соблюдению.

Тут хотелось бы немного остановиться на слове "восстановление", вошедшем в обиход армянского агитпропа в последние дни. Господину Штайнмайеру, конечно, нет до этого дела, но мы-то понимаем, какой ляп допустил армянский президент. 

Саргсян, как известно, - не дипломат. Он - даже не политик, да и президентом стал случайно - просто повезло пролить больше азербайджанской крови, чем какому-нибудь "белому воротничку" в Ереване. Но политического ума должность не прибавляет. Поэтому Саргсян, сам того не ведая, опроверг собственное военное руководство. Призывая к восстановлению перемирия 1994 года, он фактически призвал заставить Азербайджан вернуться на позиции, занимаемые сторонами на тот период. То есть, в противовес бравурным заявлениям Оганяна и прочих о якобы возвращении армянской армией потерянных за дни последнего обострения территорий, он признал, что все наши завоевания остаются в силе.

Спасибо, товарищ Саргсян за поддержку.

Президент Армении хотел проинформировать руководство Германии о происходящем в Карабахе первым. Он очень старался, подбирал эпитеты пострашнее, пугал европейцев Азербайджаном, который дескать, "вновь превратил регион в горячую точку, грозящую безопасности Европы", распинался насчет принципа самоопределения и тому подобного.

Примечательно, что все эти монологи не встретили горячего сочувствия со стороны официальных лиц Германии. Там, несомненно, ожидали потока эмоций со стороны высокого армянского гостя. Поэтому выслушали жалобы со знаменитым немецким хладнокровием. Во всяком случае, армянскому агитпропу и СМИ пока что не удалось притянуть за уши ни одного слова из сказанного германскими политиками.

В Германии Саргсяна встретили не для того, чтобы выслушивать жалобы на Баку или Москву. Насчет Армении у Европы есть свои соображения, и освобождение азербайджанской армией оккупированных армянами территорий к этим намерениям никакого отношения не имеет и никак им не мешает. Скорее, наоборот.

Поэтому можно констатировать - миссия Саргсяна провалилась. А в чем она заключалась, лучше всего выразил армянский дипломат Арман Навасардян. По его словам, ситуация вокруг карабахского вопроса разделилась на два периода - до апреля и после него: "Сейчас мы должны суметь дать понять "безголовой" Европе, что все это обернется и против нее".

Именно это и попытался сделать в Берлине Серж Саргсян.

Попытался, но не получилось.

Зульфугар Ибрагимов