"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Прогулка по городу" В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Прогулка по городу" нашего постоянного читателя Наиля Абдуллазаде.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

 

Поезд "Аллегро" прибыл к железнодорожному вокзалу в центре города, Эльшан сидел рядом с матерью, и ждал когда откроют двери и можно будет выйти из поезда. Когда уже двери были открыты, они не стали торопиться, не спеша взяли свои вещи и направились к выходу.

Эльшан впервые привез мать в город, в котором уже жил с семьей несколько лет. Далекий, северный город, так не похожий на родной Баку. Он каждый год вместе с семьей приезжал к матери в Баку, проводил у нее короткие отпуска и уезжал обратно. В этом году ему наконец-то удалось уговорить ее приехать к нему в далекую страну.

Маме Эльшана, Самире ханум было пятьдесят лет, но она выглядела намного моложе и очень этим гордилась. Самира ханум всегда любила красиво и со вкусом одеваться, на ней были джинсовые брюки, зеленый свитер и легкая белая курточка. Эльшан настоял, на том, чтобы мать оделась теплее, так как даже летом в столице иногда бывает холодно и внезапно может пойти дождь. Сам Эльшан был одет в джинсовые брюки, свою любимую толстовку и серую легкую куртку.

Столица встретила их легким утренним ветерком и северной прохладой. По улицам ходили редкие прохожие, среди них были коренные жители, выходцы из Африки, мигранты из арабских стран, а также в глаза бросались выходцы с Балкан. Эльшан поймал такси и назвал адрес на певучем и красивом языке. Пока они ехали в такси, Эльшан позвонил жене и сказал, что они уже скоро будут. Через десять минут мать и сын уже выходили из такси в районе Итя-Пасила.

Эльшан жил с семьей в обычном городском доме, в двухкомнатной квартире на третьем этаже. Дверь им открыла жена Эльшана, Динара. К двери подбежала с криком "Папа! Папа!" их трехлетняя дочка, Амина и удивленно уставилась на свою бабушку, которую не сразу узнала, но к которой ездила летом в Баку.

- Ух ты! Моя красавица! - Сказала Самира ханум и взяла ребенка на руки. Маленькая Амина вспомнила бабушку и весело заулыбалась.

После приветствий, завтрака и распаковки багажа, Самира ханум немного отдохнула, а вечером всей семьей решили сходить отметить приезд матери Эльшана в одном из итальянских ресторанчиков рядом с домом. Эльшан знал, что мама любит итальянскую кухню, поэтому уже заранее забронировал столик.

Вечером они всей семьей пошли в любимый ресторанчик Эльшана, который находился в десяти минутах ходьбы от их дома. Маленькая Амина, не давала бабушке покоя, и все время что-то говорила и спрашивала. Иногда Самире ханум нужен был переводчик в лице сына или невестки, чтобы понять, что говорит ее внучка.

После ужина в ресторане, они еще немного прогулялись в парке рядом с домом. В парке было много людей, некоторые отдыхали после работы, подростки катались на скейтбордах, роликах и велосипедах.

Эльшан обещал матери, что на следующий день покажет ей город. Он даже вечером составил план "культурных мероприятий", так он называл предстоящую прогулку. Оставшись наедине с мужем, Динара предложила ему сходить и показать город Самире ханум без нее и Амины.

- Вам вдвоем будет интереснее, ты ведь давно не виделся с матерью. Погуляйте вместе, а вечером опять пойдем в парке погуляем. В центре мы с Аминкой сто раз уже были, надоело уже. - С улыбкой сказала Динара. - Я еще хочу Аминку в лягушатник записать, вот завтра у меня свободное время, запишу ее.

- Хорошо, милая. Я покажу маме центр, немного погуляем, а после обеда уже будем дома. Хорошо что, центр города не большой, все рядом. Со следующей недели, начну готовить документы для вида на жительство для мамы.

- Правильно, и мне поддержка и тебе будет легче. - Согласилась Динара. - А на квартиру покупатели нашлись?

- Процесс идет, пока мало обращений. Представь, правильно говорят - "сапожник без сапог", я сам владелец риэлтерского агентства, а свою квартиру продать не могу, чтобы новую купить! - с иронией заметил Эльшан.

Он уже два года, как занимался бизнесом в столице, и довольно успешным бизнесом. Основными клиентами его риэлтерского агентства были в основном выходцы из России и республик бывшего Советского Союза. Дела Эльшана шли настолько успешно, что он занимался недвижимостью по всей стране, особенно в небольших городках, ближе к границе с Россией и в самой столице.

Утром, после завтрака Эльшан с матерью вышли из дома, и сели в его машину, "Шкода" серебристого цвета. Эльшан привез мать к своему офису, на улицу Калеванкату. Сегодня был выходной, Эльшан сам открыл дверь и показал матери свой небольшой офис. Он очень гордился тем, что может показать матери, чего достиг в жизни. Офис его фирмы был небольшой, всего несколько рабочих кабинетов, ничего примечательного. От его офиса они продолжили путь пешком.

Пройдя до проспекта Маннерхеиминтие, они перешли его, и вышли на любимую улицу Эльшана, Алексантеринкату, с ее зелеными трамвайчиками, толпой туристов и отдыхающих горожан. Эльшану казалось, что эта улица воплощает в себе дух этого города, дух столицы. Они шли не спеша, Эльшан рассказывал матери о своих планах, и о том, как ей будет интересно здесь жить. А Самира ханум вспоминала Баку, и уже скучала по южному городу. Сын продолжал рассказывать о своих планах, о семье, о том, что хочет купить новую квартиру и дом в пригороде, это он называл "расширяться".

Они вышли на Сенаатинтори, Сенатскую площадь, центральную площадь столицы. Самира ханум не так себе ее представляла, на всех фотографиях площадь казалась огромной, а оказалась средних размеров площадь, но с величественным и прекрасным Кафедральным Собором - Туомиокиркко, который возвышался над всей площадью, и казалось над всем городом. Собор действительно возвышался над центральной частью города, его можно было увидеть с любого холма или крыши в центре.

Это был лютеранский Собор, белый, с зеленым куполом, в его облике было что-то строгое, северное. Он стоял на возвышенности, к нему вели ступеньки, и в этом было что-то символическое, как восхождение к Богу, к Небесному царству. На площади, перед собором был установлен памятник Императору Александру II. Вокруг площади были припаркованы туристические автобусы, а по самой площади гуляли толпы туристов и фотографировались на фоне Собора и Памятника Императору. Эльшан тоже сделал несколько фото Самиры ханум, предложил ей подняться к Собору, но она отказалась.

- Лучше, давай дальше погуляем, - попросила она.

- Сейчас на набережную пойдем, на Торговую площадь. Это здесь рядом.

Эльшан повел мать по узкой улочке Софианкату, это единственная улочка в городе, на которой была табличка с названием улицы на трех языках, и один из них русский. Они вышли на набережную, перешли дорогу на светофоре и оказались на Кауппатори, Торговой площади. Конечно, ее нельзя вообще даже сравнивать с Площадью фонтанов в Баку или улицей Торговая, но здесь была своя изюминка. По всей площади, а она располагалась прямо на набережной, стояли палатки уличных торговцев, продавцов сувениров и всякой всячины. А изюминка заключалась в том, что по всей площади стелился запах жареной рыбы, и такой вкусный запах, что слюнки текли.

"Дааа, рыбу здесь любят и умеют готовить", - подумала Самира ханум, после того, как Эльшан купил "рыбные наггетсы", чтобы заморить червячка. Ее больше всего удивило то, что в сувенирных лавках, прямо на улице продавали холодное оружие, и не какое-то там бутафорское, а настоящие традиционные ножи - пуукко. Самира ханум хотела купить несколько сувениров для родственников и друзей в Баку, но Эльшан ее отговорил, посоветовав купить ближе к отъезду и в другом магазине. Он сказал, что знает место лучше, где выбор богаче и цены ниже.

Над площадью, чуть ближе к воде летали чайки, крикливые и, по словам Эльшана. очень наглые. Он даже рассказал маме анекдот о том, что такое "Чайка-менеджмент". Менеджеры - чайки прилетают, создают много шума, гадят на всех и улетают.

Эльшан сделал несколько фотографий матери на фоне залива, и нескольких чаек, которые нагло вторглись в кадр, после чего они продолжили прогулку дальше.

Рядом с Торговой площадью располагался парк Эспланада, маленький островок зелени в центре города. Эльшан с матерью немного прогулялись по маленькому парку, посидели на скамейке, чтобы Самира ханум немного отдохнула. Эльшан предложил пообедать в турецком ресторане "Мезе", на улице Миконкату, а потом поехать посмотреть Успенский собор, главный православный храм столицы и его любимую церковь в скале.

Они пешком прошли до ресторанчика, заказали любимые блюда Самиры ханум, а на десерт Эльшан решил побаловать маму на европейский манер: кофе и шоколадное мороженое.

После обеда они вернулись на Калеванкату, к машине Эльшана и поехали в сторону района Катайанокка, где находился Успенский собор. Благо, центр города был небольшой, практически все достопримечательности были рядом.

Успенский собор так же, как и Кафедральный, был построен на холме, так, чтобы возвышаться над другими постройками. Вокруг собора была небольшая площадка, которая как обычно была забита туристами, в основном из России и Украины. Внешне Успенский собор чем-то напоминал Церковь Спаса на Крови в Петербурге. Коричневые кирпичные стены, зеленые купола, несмотря на какую-то северную суровость, собор был островком русской культуры в этом городе.

С площадки открывался замечательный вид на центр столицы, отсюда можно было увидеть Кафедральный собор, Торговую площадь, набережную, залив, небольшой остров Тервасаари. Они недолго простояли у собора, так как толпа туристов начинала шуметь и мешала им насладиться видом города, поэтому Эльшан и Самира ханум спустились к машине и поехали дальше.

- А что такое "равинтола"? Везде вывески, "равинтола", - спросила Самира ханум в машине.

- Ресторан. "Равинтола" - это ресторан.

- Ааа, понятно. А мне еще нравится, как везде пишут "аптеекки", - улыбаясь, сказала она.

- Да, папа когда приезжал, ему тоже понравилось, как здесь аптеку называют, аптееееекккиии, - смеясь, рассказывал Эльшан, передразнивая местный язык. - Вообще язык очень сложный, но красивый.

Эльшан остановил машину на улице Фредрикинкату в районе Тёёлё, не доезжая до Церкви в скале. Эльшан показал матери небольшой сувенирный магазинчик, в котором посоветовал купить сувениры, здесь и выбор был больше и цены ниже.

Церковь Темппелиаукио, или Церковь в скале, было любимым местом Эльшана. Эта лютеранская церковь была построена в 60-ые годы, ее построили в скале, поэтому снаружи она была похожа на бункер. Несмотря на то что, церковь была вырублена в скале, внутри было очень светло, и изнутри она казалась больше чем снаружи. Естественный свет проникал в церковь снаружи через большие окна. Церковь была круглой, в отличие от других христианских храмов в ней не было колокола, не было никаких статуй, икон.

Эльшан с матерью сели на одну из скамеек в зале, в церкви было мало людей, поэтому можно было тихо посидеть и подумать о вечном. Эльшан очень любил это место, иногда он один приходил сюда и тихо сидел, но о своих визитах в церковь он никому не рассказывал, Эльшан боялся, что его не так поймут. В Темппелиаукио был орган, и здесь часто проходили концерты органной музыки, на которые Эльшан любил приходить с семьей. Даже маленькая Амина вела себя очень тихо, когда находилась в Темппелиаукио.

- Здесь хорошо, спокойно, даже туристы ведут себя тихо, - шепотом сказал Эльшан.

Они немного посидели, Самира-ханум шепотом сказала, что хочет еще немного прогуляться и домой, она уже немного устала.

- Хорошо, мамулька, сейчас поедем в парк Сибелиуса, я тебе покажу его памятник, очень необычный.

- А кто такой Сибелиус? - спросила Самира ханум.

- Сейчас расскажу, пошли.

Они вышли из Темппелиаукио и направились к машине.

- Я хочу здесь, в этом районе купить квартиру, а ту продать. Мне этот район Тёёлё нравится, здесь тихо и спокойно и это престижный район. Сейчас мой бизнес идет в гору, поэтому пока есть возможность, буду расширяться. Хотим с Динарой второго ребенка, вот и думаю о том, чтобы увеличить жилплощадь. - поделился Эльшан своими планами.

- Дай Бог, дай Бог, сынок.

- Мальчика хочу, сына, - улыбаясь, сказал Эльшан.

- Дай Бог. Все у тебя будет, сынок.

Они приехали в Парк Сибелиуса. Эльшан рассказал матери, кто такой Ян Сибелиус, и почему памятник ему такой необычный, что похож на орган. Иногда, в ветреную погоду, кажется что, ветер играет на этом странном памятнике и можно услышать органную мелодию. Эльшан рассказал, что любит летом приходить с семьей в этот парк, а еще здесь можно хорошо побегать по дорожке, позаниматься спортом.

Они вернулись домой к ужину. Динара решила удивить свекровь и приготовила несколько рыбных блюд: уху, жареную треску, жареных креветок с маленькими осьминожками и даже рыбный пирог - калакукка. Ужин был как настоящий пир. Маленькая Амина все время сидела рядом с бабушкой и не давала ей покоя своими вопросами и тараторила без умолку. Отец смотрел на нее и улыбался, а Динара делала ей замечания, чтобы она не беспокоила бабушку. Но, Самире ханум нравилось говорить и играть со своей внучкой.

Ложась спать, Самира ханум вспоминала сегодняшнюю прогулку по городу, вспоминала, что ей рассказывал сын, маленькую Аминку, которая не знала, куда деваться от радости, что к ней приехала бабушка. Самира ханум устала за день и быстро уснула.

Ей снились разные сны. Ей снился берег Каспия, стены Старого города, родственники в далеком южном городе...