Теймур Рустамов - член Союза художников Азербайджана, обладатель медали "Терегги", 2-го призового места Международной художественной выставки-конкурса "Кукнар", приза "Султан Мухаммад" Союза художников Азербайджана, золотой медали и Гран-при, приза "Зирве" Министерства культуры Азербайджана за вклад в изобразительное искусство Азербайджана, участник 53-й Венецианской биеннале и Фестиваля "Бута", Дней азербайджанской культуры в Лондоне.

Он происходит из большой династии художников. Совместно с отцом Асланом Рустамовым и братом Махмудом Рустамовым он принимал участие в воплощении в жизнь целого ряда проектов, связанных с монументальной скульптурой в Баку. Это монумент, посвященный трагедии Ходжалы, памятник Общенациональному лидеру Гейдару Алиеву в парке им. Г.Алиева возле Украинского круга и другие проекты. Его собственные произведения с успехом выставлялись не только на родине, но и за рубежом, в том числе на знаменитой Венецианской бьеннале. Работы скульптора хранятся в музеях и частных коллекциях в Азербайджане, Австрии, Америке, Великобритании, Германии, России и других странах.  

Скульптор, который последние годы проживает в Таджикистане, в интервью Day.Az рассказал о том, как становятся художниками, как понимать современное искусство и что нужно, чтобы твои работы продавались. 

Я не буду заставлять своих детей заниматься скульптурой. Вообще не буду их принуждать к чему-то. Меня тоже не принуждали. Я с трех лет помогал отцу в мастерской. Отец делал монументальные работы, в результате чего оставалось много кривых гвоздей. Тогда их было сложно приобрести, поэтому я сидел и выпрямлял гвозди. Это было мое первое знакомство с творчеством.

Искусство - вещь сложная. Это не каждому дано. А нарочно этим заниматься, я думаю, не стоит. Да, для общего развития нужно, считаю, заниматься музыкой, рисованием. Но нельзя это делать принудительно.

Тяжело быть скульптором. В советское время все представлялось немного иначе. Я прошел все возможные уровни, то есть я начал с работы в папиной мастерской, затем учился в художественном училище им. А. Азимзаде, Тбилисской академии художеств, затем окончил аспирантские курсы при Академии художеств СССР. В сумме я проучился 21 год. А если еще и посчитать полтора года в армии, где я научился электросварке, то цифра получается внушительная.

Я никогда не рассказываю о своих будущих планах. Потому что сам их не знаю. Я делаю только то, что мне нравится.

Мои работы - результат впечатлений. Книгу прочел - родилась работа. Увидел что-то красивое - родилась работа. Человек без вкуса не может заниматься искусством. А вкус дается только тем, кто очень много читает, видит и рисует. Искусство без рисования - не искусство.

Я очень выборочно хожу на выставки. Это или те, кого я очень близко знаю, или те, чье искусство мне нравится. Мне тяжело видеть много бездарных работ в одном месте. Поэтому я пропускаю такие выставки. Я предпочитаю пойти в музей. Кстати музеи у нас прекрасные. Один из моих любимых - Азербайджанский национальный музей искусств.

Картин в музеях больше, чем скульптур по простой причине - скульптуры сложно перевозить. Например, я недавно был в Пекине. Город меня впечатлил, поэтому могу о нем говорить часами. Но расскажу такой момент. Я хотел привезти большую статую Будды, нашел четырехметровую фигуру, договорился о цене, но в последний момент я подумал, что мне ее некуда будет поставить. Поэтому мне очень сложно открыть выставку. Если графические работы можно собрать в один ящик, то скульптуры занимают слишком много места. Когда я участвовал в Венецианской биеннале, вез четыре огромных ящика, и за перевозку груза государство заплатило очень крупную сумму. Я подписываю картины T.Rust, а работу, которая была представлена в 2009 году в Венеции, назвал "I am trust" ("Я верю"). И в ней было все. И ностальгия по детству, по людям, которых знал, событиям...

Но эта сложность работы меня никак не отталкивает. Да, бывают моменты, когда мне нравится что-то другое, и я этим занимаюсь. Например, было время, я увлекся графикой. Но сейчас меня это не привлекает. Я и скульптуру-то не воспринимаю как скульптуру. Если мне хочется лепить, то я леплю, хочется делать сварку, то работаю со сваркой.

Вы можете называть современным искусством все что угодно. Есть люди, которые занимаются видеоартом, хотя первопроходцем этого жанра можно смело назвать тех же братьев Люмьер.

Я слежу за тем, что происходит в мире искусства, и примерно 5% из этого - нечто очень интересное. Мне не нравятся перформансы. Я их не воспринимаю. Я смотрел их в разных уголках мира и никогда не понимал. Это просто не мое. Мне больше нравится искусство, которое создается руками. Мне нравится живопись, но не вся. Мне нравится скульптура, но не вся. Мне нравится графика, но тоже не вся. Есть выбор, и я могу его делать.

Из художников прошлого мне очень нравится Сальвадор Дали, почти все музеи которого я посетил. Мне очень нравится голландский художник, у него осталось 39 работ, Вермеер Дельфтский. О нем был снят замечательный фильм, который советую всем посмотреть - "Tim's Vermeer" ("Вермеер Тима"), который доказывает, что Вермеер не умел рисовать.

Художников становится все больше. Но большинство из них не знают, чем занимаются. Есть много университетов в мире, которые учат искусству, и при этом не учат рисовать с азов. То есть рисовать гипсовые фигуры, затем рисовать с натуры, портрет, анатомический портрет и т.д. И если этому не учиться, то ты ничего создать не сможешь. Я думаю, их нарочно этому не обучают, чтобы увести искусство в другое русло. У нас в Азербайджане сохранилась академическая основа. Академизм - это основа. Но после того как ты этому научился, нужно все забыть. Только в этот момент ты начнешь создавать настоящее искусство.

Если зритель не понимает работу, значит он не на том уровне, что художник. Обычно не понимают абстракционизм. Я объясняю так. Человек в своей жизни читает разные книги. Начинает со сказок, затем читает новеллы, рассказы, повести, эссе, научные труды, философские труды. И сколько ты прочитал, столько ты и увидишь в работе. Если зритель дошел до философских трудов, то у него уже не будет возникать вопросов, когда он будет смотреть на ту или иную работу.  

Меня в работах современных художников интересуют три вещи: как сделана, зачем сделана и утверждение, которое она несет. Работа должна пугать. Не в прямом смысле. То как эта работа сделана, зачем она сделана и то, как она себя утверждает, должны наполнять тебя неким внутренним ужасом. Ты должен поразиться и задаться огромным числом вопросов, например, кто ее создал, почему именно так и т.д. Ты должен увидеть работу и задуматься о чем-то. Если этого не случилось, значит, работа неудачная.

Зарабатывать деньги искусством очень сложно. Чтобы продавать свои работы ты должен быть известен. А чтобы стать известным, ты должен много работать. 

Ремесло, мастерство, гениальность - три ступени. Гениев - минимум, мастера - есть, ремесленников - сколько угодно.

Франгиз Агаларова