Минувшая неделя ознаменовалась для Армении не только реальными и мнимыми праздниками, но и громкими обвинениями в героизации нацистов, прозвучавшими со стороны министерства иностранных дел России. Доклад российского МИДа несколько подпортил праздничное настроение агрессорам, отмечавшим очередную годовщину оккупации азербайджанской Шуши. Однако, переварив неприятность, армянская пропаганда сделала ответный ход, выставив портрет пособника нацистов Нжде на шествии "бессмертного полка" в Ереване. Это кощунство было осуждено везде, кроме самой Армении. Для армянского народа негодяи вроде этого и прочих лиц, совершавших преступления против человечества, были о остаются в пантеоне национальных героев. 

А за несколько дней до этого в армянской столице торжественно перезахоронили другого террориста - Гургена Еникяна, расстрелявшего в 1973 году двоих турецких дипломатов. Подобные преступления сразу и навсегда включают их исполнителей в ранг "небожителей" для армянства, и никакие разоблачения не смогут уже низвергнуть их на грешную землю. Об этом можно судить на примере тех же Нжде и Дро. Мерзавцы стали для армян героями не потому, что сотрудничали с нацистами, а потому что убивали турок и азербайджанцев. Работа на Третий рейх стала естественным следствием их "геройского" пути, ведь армянский национализм и нацизм - понятия равнозначные.

Почему так почитаемы в Армении идеи терроризма и нацизма? Можно ли на примере перезахоронения Яникяна в пашиняновской Армении говорить о том, что армянских террор скорее жив, чем мертв? Об этом и многом другом мы беседуем с известным российским историком, политическим аналитиком, исследователем темы армянского терроризма Олегом Кузнецовым.

АСАЛА умерла в конце ХХ века, и этому есть совершенно прагматическое объяснение. Чтобы лучше было понять систему моей аргументации этого тезиса, приведу такой пример: из Еревана с завидной периодичностью в адрес представителей армянской диаспоры в России раздаются призывы свести со мной счеты правовым или криминальным способом, но в итоге ничего не случается. Возникает резонный вопрос: почему? Ответ на него прост: если кто-то совершит против меня хулиганство или покушение на убийство, лично ему это будет стоить несколько сотен тысяч долларов, годов жизни и упущенной выгоды.

АСАЛА создали бедняки, которые за счет политического террора и обирания на эти цели собственных единоверцев превратились в богачей. Когда они начинали, им было нечего терять, поэтому они не жалели ни себя, ни других, а когда они разбогатели и превратились в жирных котов, когда им стало что терять, то они плавно свернули свою деятельность и легализовались как честные бизнесмены, отправив всех "идейных" и "непримиримых" типа Монте Мелконяна умирать в Карабах. Вот почему АСАЛА выродилась и умерла.

Перезахоронения Гургена Яникяна, имя которого носила АСАЛА при совершении своих первых террористических актов в Ливане в 1970-е годы, в моем понимании является все-таки более внутриполитическим актом, чем внешнеполитическим, хотя и этот аспект в данном действе, безусловно, присутствует. В целях внутренней политики перезахоронение Яникяна должно показать, что Пашинян - лидер всех армян, а армяне "своих" "не сдают" даже после смерти.

Но нельзя забывать и внешнеполитического аспекта этого акта, весьма спорного для формирования имиджа страны на международной арене. Перезахоронение с присущими национальным героям почестями международного террориста Яникяна - это сигнал прежде всего в адрес Азербайджана и Турции, что государственной идеологией Армении, независимо от того, кто стоит во главе страны - либерал или автократ, - была, есть и будет неприкрытая тюркофобия и агрессия, а поэтому Азербайджану нет смысла надеяться на какие-либо позитивные шаги со стороны Армении в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, не говоря уже об одностороннем мирном освобождении оккупированных территорий.

Если говорить о финансировании армянского терроризма, то тут ситуация несколько изменилась за последние тридцать лет. В моей памяти, в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века армяне из организации "Крунк" повсеместно в России активно жертвовали на карабахскую войну, вербовали наемников и просто добровольцев для участия в боевых действиях, лечили раненых на территории России. Но по мере имущественного расслоения и физического умирания армянской интеллигенции советской формации, наиболее националистически настроенной, ситуация стала меняться в сторону постепенного отмирания всех этих проявлений.

Крупный армянский бизнес в России сегодня точно не станет связываться с регулярным финансированием терроризма, так как это есть прямое основание для его отъема и разграбления до полного краха представителями властных структур. В условиях обнищания России власти и их присные только и ждут повода, чтобы разорить еще одну финансовую империю, чтобы найти средства для пополнения государственного бюджета. И такая ситуация сейчас не только в России, но и во многих других странах, можно взять для примера ситуацию на Украине с "Приватбанком" и иными активами Игоря Коломойского.

Изучая международный терроризм на протяжении уж многих лет, я могу уверенно говорить о том, что у него есть два вида спонсоров - или генеральный в лице какого-то определенного экономически мощного государства, или коллективный в виде совокупности большого числа идеологизированных представителей среднего класса. Как я вижу, армянский терроризм на протяжении все своей истории спонсировался именно средней армянской буржуазией, которая в последние десятилетия, равно как и остальной средний бизнес в очень многих странах мира, выродилась или трансформировалась в крупную буржуазию, которую политика и политический терроризм не интересуют. Поэтому я считаю, что армянский терроризм скорее мертв, чем жив, хотя единичные рецидивы этого криминологического явления не исключены при определенном стечении обстоятельств.

Что касается появления в Ереване в День Победы портрета Нжде... Чем дольше и глубже я изучаю документы спецслужб разных стран, связанные с антиправительственной и националистической деятельностью этого человека, тем больше убеждаюсь, что превращение его в национального героя Армении стало возможно только после того, как пришедший в 1999 году к власти в этой стране а результате государственного переворота "карабахский клан" решил объяснить ереванским армянам, почему ими управляют шуртваци.

Начиная чуть ли не с 2000 года в Армении стал искусственно надуваться культ Нжде, ему начали приписываться мифические "подвиги", которых в реальности никогда не было. Главная цель создания культа Нжде в Армении - доказать ереванским армянам, что карабахские армяне круче и имеют моральное право управлять ими, а для этого политтехнологи из окружения Саргсяна не стеснялись ни перед какими фальсификациями исторических фактов и передергиванием контекста исторических событий.

Словом, Нжде никогда не был серьезной фигурой. Его "надули" уже в XXI веке, думая, что все документы о Нжде хранятся в архиве бывшего КГБ Армянской ССР. Все те, кто так думает, глубоко ошибаются. И я это докажу с фактами и документами в руках.

Зульфугар Ибрагимов