"Историческая призма": XVIII век. Армяне - орудие в борьбе за Кавказ

9 января 2014 10:00 комментариев

В 80-х годах XVIII века "армянский вопрос" использовался царским правительством исключительно с целью укрепления своих позиций на Южном Кавказе.

После перехода Картли-Кахетинского царства под покровительство России правительство Екатерины II направило правителям Кавказа послание, в котором предостерегало их от возможных враждебных действий по отношению к его союзнику. С другой стороны, подписание Георгиевского трактата с Картли-Кахетинским царством в июле 1783 года являлось лишь небольшой частью гигантского стратегического проекта царской России по преобразованию Южного Кавказа в "барьер" между Россией, Персией и Турцией, который должен был бы состоять из дружественных Российской империи политических образований.
 

Одновременно с усилиями по выполнению условий Георгиевского трактата, российское правительство пыталось решить вопрос создания на Южном Кавказе "Армянского царства"

Одновременно с усилиями по выполнению условий Георгиевского трактата, российское правительство пыталось решить вопрос создания на Южном Кавказе "Армянского царства". План создания такого царства был изложен князем Г.Потемкиным в ордере своему брату генерал-поручику П.С. Потемкину от 6 апреля 1783 г.: "Вы тут употребите все старание, чтобы новая сия область устроилась наивыгоднейшим образом для народа. Чрез сие и прочие сильные армянские провинции или последуют их примеру или же большим числом приходить будут в Карабах".

Кроме Карабаха, который необходимо было изъять из рук Ибрагим хана Шушинского, речь в ордере шла и об азербайджанских ханствах, находившихся в вассальной зависимости от Персии, где жили армяне. Первоначально планировалось вывести их из-под власти Персии силовым путем, при помощи объединенных грузино-армянских сил под предводительством Ираклия, которые бы поддержал русский экспедиционный корпус. Но после того, как в январе 1784 г. миновала прямая угроза начала войны с Османской империей, в Петербурге решили воздержаться от силовых акций и попытаться решить вопрос создания "Армянского царства" дипломатическим путем.

Царский двор был в курсе закулисных переговоров османов с азербайджанскими ханами и начавшейся в Персии после смерти Керим хана Зенда борьбы за власть под флагом восстановления сефевидского наследия. Персидское направление внешней политики имело в это время для Петербурга не менее важное значение, чем отношения с Османской империей. Тем более, что один из претендентов на шахский трон Али Мурад хан, завладев Исфаханом в начале 1784 г., выступил с довольно заманчивыми предложениями.

Для ведения более предметных переговоров Али Мурад хан отправил своего посла Мухаммед хана на Кавказскую линию для встречи с генерал-поручиком П.С.Потемкиным. В ходе переговоров, проходивших в Георгиевске, российской стороне было предложено заключение выгодных торговых и политических договоров, в частности, уступка завоеванных еще при Петре I русскими войсками персидских владений, а также Карадагской, Карабахской, Нахчыванской и Иреванской областей.

Данные предложения сразу же были доложены в Петербург. Для российского правительства открывалась возможность урегулировать "армянский вопрос" мирным путем.
 

Для российского правительства открывалась возможность урегулировать "армянский вопрос" мирным путем

В письме к члену коллегии иностранных дел И.В.Бакунину от 31 мая 1784 г. канцлер А.А.Безбородко сообщал: "...получил я от князя Григория Александровича письмо, коим он уведомляет об отзыве нынешнего Персидского наместника Али-Мурат Хана и о присылке от него нарочного с изъявлением готовности все сделать, что нам угодно, желая приобресть благоволение Государыни и признание его в шахском достоинстве. Князь Григорий Александрович почитает сие за самый надежнейший способ к окончанию Персидских наших дел заключением с ним договора в коем распоряжены будут наши приобретения, границы Ираклиева царства, состояние независимых областей Армянской и другой, из побережья Каспийского учреждаемой; сверх означатся пределы Персидской империи и выговорены будут торговые и иные выгоды. По многим околичностям заключаю я, что Али-Мурат охотно желает заключить оборонительный, а может быть и наступательный союз против Порты (т.е. Османской империи-И.Н.)".

Вскоре, 18 июня 1784 года князь Г.А.Потемкин от имени императрицы отправил Али Мурад хану ответное письмо, сообщив, что ее величество весьма удовлетворено и готово взять на себя роль покровителя.

Для проведения переговоров с Али Мурад ханом было решено отправить в Исфахан в качестве полномочного представителя России полковника В.С.Тамару. В официальном ордере от 11 сентября 1784 г., выданном В.С.Тамаре, Г.А.Потемкин сообщал о полученном им повелении от императрицы Екатерины II "воспользоваться желанием Али Мурад хана установить связь с русским императорским престолом к приобретению важных для России выгод". Кроме того, русскому послу предписывалось "коснуться вопроса о присвоении Али Мураду шахского достоинства.., объяснить ему всю надобность состояния сея монархии из самих персиян".

Посол обязан был также убедить Али Мурад хана отказаться от территорий, где проживают иные народы, которые "не умножают силы государственные, а разделяют и расслабляют их". Здесь имелись в виду "Армения и другие окрестные провинции. О Грузии же следовало упоминать ни слова, так как ее участь уже решена". Али Мурад хану надлежало также указать, что для обеспечения Персией безопасности своих границ надобно, чтобы "народ армянский был преградою между их (Персидским государством) с турками".

Таким образом, был поднят вопрос о создании за счет территорий азербайджанских ханств буферного армянского государства.
 

Али Мурад хану надлежало также указать, что для обеспечения Персией безопасности своих границ надобно, чтобы "народ армянский был преградою между их (Персидским государством) с турками". Таким образом, был поднят вопрос о создании за счет территорий азербайджанских ханств буферного армянского государства

Анализ документов показывает, что, во-первых, правительство Екатерины II считало, что договор с Али Мурад ханом выгоден в плане реализации в будущем завоевательных планов на Южном Кавказе, а также в лице Ирана можно приобрести союзника в борьбе с Османской империей, которая в это время была единственной серьезной соперницей России на Южном Кавказе.

Во-вторых, материалы тайных переговоров позволяют проследить, как разрабатывался план расчленения азербайджанских земель. А именно в данном проекте армянское государство планировалось создать на землях азербайджанских - Иреванского, Нахчыванского, Карабахского и Карадагского ханств, которые Али Мурад хан, считая своими владениями, добровольно уступал России.

Российское государство, помимо плана раздела азербайджанских земель с Али Мурад ханом, вынашивало также и другой, еще более обширный проект, связанный с османскими владениями. В инструкциях, данных полковнику В.С.Тамаре перед отправкой его в Исфахан, специально указывалось, что приобретет Персия в случае совместной с Россией войны против Османской империи. По договоренности с Али Мурад ханом, Персия не должна была претендовать на Имеретию и Ахалцыхскую область, а также на области, населенные армянами - после захвата их русскими у османов. Имеретия и другие княжества Западной Грузии должны были остаться под протекторатом России. Ахалцыхская область должна была быть передана Ираклию, а армянские области в Турции - присоединены к "своему корпусу", то есть армянскому государству, образованному из бывших персидских провинций".

Итак, создание армянского государства планировалось за счет не только азербайджанских, но и османских владений. С другой стороны, создание "Армянского царства" на азербайджанских землях отвечало интересам и Ирана, заинтересованного в существовании буферного государства на границе с Турцией.

Полковник В.С.Тамара в качестве представителя России в октябре 1784 г. выехал в Исфахан для ведения переговоров с Али Мурад ханом. Однако еще в пути, находясь в Учкилсе (Эчмиадзин), 11 февраля 1785 г. он получил известие о смерти Али Мурад хана и взятии Исфахана Ага Мухаммед ханом Гаджаром. Это сообщение заставило его задержаться в Учкилсе, а затем 14 апреля вернуться в Тифлис. Таким образом, изменение политической ситуации в Персии сорвало планы по решению "армянского вопроса" мирным путем.

Однако к этому времени азербайджанские ханы под угрозой российской оккупации все больше склонялись к политическому союзу с Османской империей. Усиление политических связей азербайджанских ханств с Османским государством встревожило и армян. Шансы создания армянского государства на азербайджанских землях становились в таком случае весьма призрачными. Однако правительство Екатерины II продолжало держать "армянскую карту" в колоде и планировало использовать ее в нужный момент.
 

Усиление политических связей азербайджанских ханств с Османским государством встревожило и армян. Шансы создания армянского государства на азербайджанских землях становились в таком случае весьма призрачными

В конце 1786 - начале 1787 гг. политическая обстановка вокруг азербайджанских ханств вновь усугубилась. Прежде всего, это было связано с осложнением отношений между грузинским царем Ираклием II и Карабахским Ибрагим Халил ханом, которые никак не могли разделить лавры первенства в управлении Гянджинским ханством. Однако к середине 1787 года влияние Ибрагим Халил хана возросло настолько, что он добился утверждения своего единоличного правления в Гяндже. Утвердив свое влияние в Гяндже, Ибрагим Халил хан теперь стремился распространить свою власть также на Иреванское ханство.

Ясно, что усиление Карабахского ханства не могла не тревожить Ираклия II. Видя безуспешность своих попыток завладеть азербайджанскими землями, Ираклий II 2 ноября 1786 года написал генералу-поручику П.С.Потемкину письмо провокационного содержания, в котором обвинил Ибрагим Халил хана в тайных связях с османами и притеснениях карабахских меликов.

В начале сентября 1787 года войска под командованием Ираклия II и С.Бурнашева подошли к окрестностям Гянджи. Ибрагим Халил хан, узнав о приближении к Гяндже Ираклия II и русских войск и выяснив, что находившиеся в его подчинении христианские мелики поддерживают сношения с Россией, вызвал к себе мелика Межлума и мелика Абова. Но они, проигнорировав требование Ибрагим Халил хана, укрылись.

13 сентября в военный лагерь Ираклия II и С.Бурнашева, расположенный у Гянджи, прибыл нарочный, сообщивший, что мелики просят грузинского царя помочь им вместе с подданными переселиться из Карабаха в его владения. Данное обращение стало для Ираклия II удобным поводом для выступления против Карабахского ханства. Поход этот предпринимался также с целью вернуть газахцев, являвшихся мусульманскими подданными Ираклия II, которые переселились во владения карабахского хана.

В ночь с 13 на 14 сентября 1787 года объединенные силы начали наступление на Карабахское ханство. Ираклий II направил на Карабахское ханство 4-тысячное войско, которое возглавляли князь Орбелиани и царевич Юлон. Вместе с христианскими меликами они одержали вверх и захватили до 500 пленных. Однако, находясь еще в Гяндже, С.Бурнашев получил от Г.Потемкина приказ вернуть войска в пределы России, причиной чему был разрыв отношений с Турцией и угроза начала новой войны.
 

Ираклий II направил на Карабахское ханство 4-тысячное войско, которое возглавляли князь Орбелиани и царевич Юлон. Вместе с христианскими меликами они одержали вверх и захватили до 500 пленных

Воодушевленный победой Ираклий II стал просить полковника С.Бурнашева остаться еще хотя бы на 5 дней, но, получив решительный отказ, вынужден был отозвать войска обратно в лагерь.

Уход русских войск расстроил планы меликов о нападении на Карабахское ханство. Однако меликам Межлуму и Абову удалось бежать из Шушинской крепости в Тифлис, где долгое время они жили в бедности. Из Тифлиса 10 марта 1788 года оба мелика в своем письме в Петербург просили у российского двора "помощи к освобождению христиан из рук беззаконных". Однако князь Потемкин предложил им переехать в Россию, где обещал даровать им земли.

Так бесславно завершилась очередная попытка решения "армянского вопроса" за счет азербайджанских и турецких земель.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!