Джаннет Селимова: Мы недооцениваем азербайджанских актеров - ФОТО

17 сентября 2016 23:31

Накануне официального открытия 88-го театрального сезона в Бакинском ТЮЗе мы беседуем с режиссером-постановщиком, народной артисткой и педагогом Университета культуры и искусств Джаннет Селимовой. Она - профессионал с большим практическим стажем, и беседа с ней доставляет интеллектуальное удовольствие. Говорим о жизни, о психоструктуре человека-актера, о творчестве и о любви к театральным профессиям, которых не так уж и мало. Ведь театр, как известно, - искусство синтетическое и не ограничивается наличием в нем актеров и режиссеров. Художники, композиторы, балетмейстеры, бутафоры, реквизиторы, гримеры, постижеры, монтировщики, костюмеры-одевальщицы, капельдинеры, администраторы и так далее, и так далее...

Но мы говорим только о режиссерах и актерах. Точнее - об их интеллектуальной, профессиональной, духовной и энергетической связи, о совместимости мгновений из которых рождается или не рождается Искусство.

- Режиссура и педагогика... Это разные или все-таки сходные сферы профессиональной деятельности?

- Режиссер не может не быть педагогом. Педагогика, как и режиссура - понятие довольно обширное и установить границы, где начинается педагогика, а где заканчивается режиссура, на мой взгляд, невозможно.

- Можно об этом поподробнее?

- Театр - это живой организм. Он развивается и видоизменяется вместе с обществом и его временем. А значит - есть поиски, исследования и открытия, которые я, как педагог и режиссер, обязана изучать и знать. А изучая, обучать этому своих студентов. Это - процесс постоянной работы ума и души, постоянного развития. Театр - это ведь тоже наука. Очень интересная и непростая. Обобщенный опыт режиссерских поисков дает возможность понимать, как видоизменяется Театр, в том числе и на рубеже XX и XXI веков.

- Но ведь не все, выходящие на сцену, являются носителями науки под названием Театр? Есть формалисты, есть халтурщики и примитивисты. Как с ними строить Театр?

- Главное - строить. А строить - это идти вперед. И нельзя актеров делить на плохих и хороших. Их надо просто любить. Потому, что актер - это всегда ребенок. Иногда - злой, иногда добрый, но ребенок. А дети всегда нуждаются в защите и любви.

- Педагог - слово греческого происхождения и означает - "человек, занимающийся преподавательской и воспитательной работой". Можно ли о режиссере сказать, что он - еще и воспитатель?

- Эта позиция давно подтверждена практической профессиональной деятельностью и Питера Брука, который изучал наследие Гурджиева и воплощал это в своей творческой лаборатории, и Михаила Чехова, который постигал искусство актера посредством философско-эзотерических взглядов Елены Блаватской, антропософии Рудольфа Штайнера, не говоря уже о самом Станиславском, который очень многое дал не только российскому, но и мировому театру.

- Согласна. Мало кто из отрицающих его систему знает, что к концу жизни он подступился к изучению процесса, который потом подхватили многие его последователи: и Сандро Ахметели, и Ежи Гротовский.

- Да. Опыты и открытия русской театральной школы многое дали мировому театру. В том числе и практику работы с актерским подсознанием. Но это тема отдельного разговора. Могу в этом случае подчеркнуть, что это тоже пример не только интеллектуальной, но и духовной связи между учителем и учеником.

- То есть, режиссер - это еще и духовный наставник, в каком-то смысле гуру?

- Именно. Потому что, передавая знания, он увлекает постоянным процессом совершенствования интеллектуального, нравственного, профессионального, духовного порядка. Что в этом процессе важно? Результат, который всегда выражен в работе ума и души. А дальше уже каждому по его возможностям. Ведь механизм работы над созданием сценического образа связан, как утверждал Станиславский, с понятием "дух роли".

- Вас раздражают неталантливые актеры?

- Мне не нравится сам глагол - "раздражают". Разве может раздражать ребенок только потому, что ему хочется быть любимым? Нет. Значит, надо дать ему эту любовь, и тогда он станет свободным для творчества. Вы не замечали, что любимые дети всегда бывают и более удачливыми, и более счастливыми, чем нелюбимые? Вот так же и актеры.

- Но ведь у каждого актера есть его профессиональный "потолок". Что вы делаете, если этого "потолка" он уже достиг?

- Большего, чем он может дать, не требую. Умение найти общий язык с каждым актером входит в обязанности и режиссера, и педагога. И, если вступающие в профессию режиссеры рассчитывают на то, что труппа, с которой им предстоит создавать спектакли, будет состоять сплошь из талантов, - они ошибаются. Талант - это редкий подарок.

- У вас больше любви к процессу или к результату?

- Это неразделимо. Потому, что процесс работы над спектаклем не завершается никогда. Он требует пристального внимания и контроля. Спектакль - это ведь тоже живой организм и связан с человеческим фактором всегда. Как и человеческий, он - организм спектакля - имеет свои особенности. И, учитывая человеческий фактор, надо контролировать во времени процесс жизни выпущенного спектакля.

- Вы делаете после спектакля аналитические разборки и замечания актерам, нарушившим законы сохранения спектакля?

- Коллективных не делаю. Но, если возникает такая необходимость, вхожу в гримерку к актеру и говорю ему, что в конкретном случае было не так.

- Их задевают ваши замечания?

- Нет. Наоборот. Разговор-то профессиональный. Они понимают, что вовремя обращенное внимание на проблему продлевает жизнь спектаклю. Так мы сохраняем его дольше.

- А если спектакль "разваливается", то по чьей вине это происходит?

- Принято говорить, что виноват режиссер. Это и так, и не так. Если режиссер своевременно не обратил внимание на некоторые вольности актерских импровизаций - в тексте или мизансценах - значит, виноват он. А, если актер неизящно импровизирует, добавляя по ходу действия текст, то это сажает темпо-ритм спектакля, делая его неинтересным, затянутым, а значит - скучным. Я не против импровизаций, если они не разрушают спектакль. Но умение импровизировать - это особый дар, которым обладают не все.

- Гастрольную поездку в Лондон рассматриваете как стимулирование актеров для нового творчества?

- Конечно! Потому что поездка подарила им возможность побывать в музеях, посмотреть театры - Олд Вик, Друри Лейн, просто погулять по городу и увидеть Биг-Бен и Тауэр, Тэмзу и Вэст энд. Такие поездки очень важны и нужны.

- А для кого был сыгран спектакль "Медведь - победитель разбойника" по пьесе Ахундзаде в Лондоне?

- Для азербайджанской диаспоры и английских студентов. Они очень приветствовали игру азербайджанских актеров. А наши соотечественники очень радовались и родному языку, и той узнаваемой атмосфере, которую дарит национальная классика.

- Выехать в Лондон со спектаклем - это действительно важное культурное событие. Кто помог театру в решении этого вопроса?

- Министерство культуры и туризма, очень поддержало эту культурную акцию. В том числе и финансово.

- И какое впечатление произвели актеры на европейцев?

- Самое положительное. Наши актеры вовсе не хуже любых других актеров из других стран. Просто мы себя недооцениваем.

- По какой причине?

- Потому, что страдаем "комплексом провинциалов". Нам все кажется, что есть кто-то, кто обязательно лучше, умнее и талантливее нас. Но это - миф. Неправда, которую мы навязали себе сами.

- 144-й республиканский театральный сезон в стране официально еще не открылся, но театры уже приступили к работе. Чем заняты вы?

- Прологом, как обычно.Пролог к началу сезона всегда связан с вводами. Кто-то уходит из театра, кто-то уезжает в другой город или выходит замуж. Это - обычная жизнь, которая всегда вторгается в процесс под названием "Театр". И это - нормально.

Валентина Резникова

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!