Интервью Day.Az с известным российским историком и политическим аналитиком Олегом Кузнецовым.

- В ходе избирательной кампании в Армении ярко проявились противоречия между Ереваном и марионеточным режимом в Карабахе. Можно ли это назвать началом давно назревавшего конфликта между "карабахским кланом" и "ереванскими армянами"?

- Карабахские и ереванские армяне, если беспристрастно взглянуть на этот вопрос в исторической ретроспективе, всегда были антагонистами внутри миллета адептов армяно-григорианской церкви. Ментальность карабахских армян, по крайней мере, в вопросах организации быта и правил социальной коммуникации, формировалась в контексте азербайджано-персидской культуры, тогда как ереванских армян - в контексте османской или турецко-арабской культуры. Советская власть не только не нивелировала эти отличия, но еще более усугубила их, так как создала элите и карабахских, и ереванских армян все возможности для приобретения опыта государственного строительства и административного управления.

Поэтому для меня нет ничего удивительного в том, что "миацум" не превратился в воодушевленное слияние двух частей одного этноса в единое целое, а стал причиной конкуренции между двумя его частями. После распада СССР армяне только тем и заняты, что выясняют друг с другом, кто из них хай, а кто - шуртвац. Именно в этом и заключается вся суть нынешнего внутриполитического противостояния в Армении.

Ереванские армяне на протяжении последних почти двух десятилетий находились в приниженном по сравнению с карабахскими армянами положении в Армении, являясь людьми второго сорта. Карабах, по сути, оккупировал Армению, подчинив все ее ресурсы потребностям своего физического существования в условиях войны с остальным Азербайджаном.

Поэтому сегодня тот же Никол Пашинян, когда речь заходит о формате переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию, заявляет о том, что сепаратистский режим должен быть привлечен в качестве стороны переговоров. Для него Карабах - это не Армения, для него Карабах - источник зла и бед для Армении. Не стоит забывать и о том, что он сам сильно претерпел от "карабахского клана", отсидев четыре года в тюрьме. Исходя из этого, на прошедших выборах он был готов блокироваться с кем угодно, даже с ливанским армянином Жирайром Сефиляном, лидером террористической группировки "Сасна црер", лишь бы вышвырнуть из Еревана куда подальше карабахских армян. Нынешние выборы определяли, насколько сильным останется присутствие карабахских армян в Еревана и останется ли оно вообще, после чего станет ясно, в каком объеме и с какой интенсивностью далее будет происходить передел собственности представителей "карабахского клана", лишившихся по итогам выборов властного иммунитета. Понятно, что апогей этого процесса наступит не завтра, но к весне будущего года время все расставит на свои места.

"Карабахский клан" готов к уничтожению Пашиняна - ПОДРОБНОСТИ

"Карабахский клан" готов к уничтожению Пашиняна - ПОДРОБНОСТИ

Также я не исключаю и такого варианта развития событий, когда всех карабахских армян скопом превратят в своего рода "жертвенных агнцев на заклание", чтобы было, на кого переложить ответственность за развал идем "миацума". И если Пашинян сделает это, то с исторической точки зрения будет прав, потому что, и я об этом заявляю совершенно ответственно, из числа ереванских армян было очень мало тех, кто вошел в историю своей неприкрытой враждой по отношению к тюркским народам. Тер-Арутюнян или Нжде, Канаян или Дро, а также Амазасп и Врацян, равно как и многие другие дашнаки, оставившие свой кровавый след в истории Южного Кавказа, не являлись уроженцами современной Армении, все они были из числа или "азербайджанских", или "российских", или "грузинских" армян, именно они, а не "ереванские армяне", хотели "миацума". Поэтому будет вполне справедливо, что именно они и будут расплачиваться в самое ближайшее время за тотальный провал этой национальной идеи далеко не всех армян.

- Как показала та же предвыборная кампания, карабахская тема продолжает оставаться основным козырем армянских политиков друг против друга. Что прячет Ереван  от своего общества за карабахской истерикой?

- На мой взгляд, главной доминантой коллективного бессознательного чувства для населения современной Армении является подспудное, интуитивно ощущаемое, но от страха невыговаривемое вслух осознание того, что идея "миацума", которой жили армяне последние два или даже два с половиной столетия, на практике оказалась ущербной и вредной для самих армян.

Что сегодня является реалиями жизни Армении? Коллапс промышленности, деградация сельского хозяйства, падение в сравнении с советскими временами уровня жизни населения, днпопуляция страны. И все это - только вершина айсберга проблем, которые касаются абсолютно всех армян, проживающих ныне в Армении. А еще - коррупция, агония эффективности функционирования власти, ее стремление переложить созданные ей проблемы на плечи народа. Все самые умные армяне, у кого присутствовала хоть крупица здравого смысла, эмигрировали из страны куда-то в цивилизованные страны, и теперь их лично эти проблемы Армении не касаются. И они сбежали из Армении не от житейских проблем, а от осознания того, что их разрешение в принципе, невозможно, поскольку "миацум" разрушил все то, чем они дорожили в прошлой жизни.

Конечно, самые умные и циничные поступили несколько по-другому, - они захватили власть в стране и стали использовать своих соотечественников в роли дойных коров или коз, выводя маржу от административной ренты в Россию, так как никто из них с самого начала не верил в то, что "миацум" будет экономически эффективен. Они-то прекрасно понимали, что эта идея аккумулирует энергию масс, позволит им сконцентрировать в своих руках средства народа, а потом с ними благополучно сбежать, так как Армению, не обладающую природными богатствами, можно ограбить до нитки только один раз.

А оставшиеся в Армении сейчас смотрят друг на друга и решают, кого конкретно назначить ответственным за свои беды, лишь бы не признаваться самим себе в том, что они сами, их родители и предки до седьмого колена жили бессмысленной утопией, в которую свято верили, а теперь вынуждены за нее расплачиваться.

- Думаете, до осознания недалеко?

В Армении перегрызлись из-за Карабаха

В Армении перегрызлись из-за Карабаха

- В каком-то смысле. Сегодня армяне пока еще не могут признаться сами себе в том, что их национальная идея времен родоплеменных отношений никак не подходит постиндустриальному обществу, что все они вместе и каждый из них в отдельности виноваты в том, что страна находится в дыре - глубокой, темной и вонючей, из которой у них нет выхода, пока в мозгах у них сидит идея "миацума". Для восьми миллионов армян, не проживающих сегодня в Армении, "миацум" - это своего рода фетиш с религиозно-сексуальным подтекстом, до которого им в материальном мире нет никакого дела. Для оставшихся двух миллионов армян в границах Армении "миацум" - это источник головной боли и абсолютно всех житейских проблем. Проблем, которые они сами для себя создали и которые будут бесконечно продолжаться, пока их источник не будет купирован.

Поэтому в этих условиях, когда самих себя критиковать неудобно, а своих предков - вообще табу, приходится прибегать к психологическому приему замещения и перекладывать ответственность за ситуацию с себя на кого-то другого. Самый удобный объект замещения в данном случае - Азербайджан и его руководство. И бессмысленное продолжение нагорно-карабахского конфликта нужно только для того, чтобы не признавать изначальной ущербности идеи "миацума", ради которой столько поколений армян жило, а теперь бежит в другие страны от ее воплощения в жизнь.

В армянской политике сегодня сложилась патовая ситуация, поскольку любой политик, посягнувший на идею "миацума", сразу же будет публично принесен в жертву как предатель всего самого святого, после чего от этой идеи все сразу же откажутся. Или не сразу, но в течение одного поколения. Но никто из нынешних деятелей Армении не готов стать, как говорят в России, "козлом отпущения". Вот потому все и говорят о Карабахе в надежде на то, что кто-то один даст слабину, его публично линчуют, - может быть не одного, а вместе с ним и всех его родственников и единомышленников-однопартийцев, - а после этого пойдут договариваться с Азербайджаном.

- Кстати, Пашиняну ставят в упрек тот факт, что в Азербайджане говорят о возможности продвижения в карабахском урегулировании при его власти...

- Не лично в Пашиняне тут дело, окажись на его месте любой другой ереванский армянин с такой же харизмой и психологическими способностями популиста-демагога, представители "карабахского клана" обвиняли бы в этом и его. Нынешняя модель внутригосударственного устройства этой страны такова, что по мысли ее создателей конгломератом из Армении и Карабаха может управлять только "азербайджанский" армянин, для которого факт существования армяно-азербайджанской войны является смыслом жизни и условием политического и даже физического выживания, поскольку в противном случае он автоматически становится объектом уголовного преследования и в Азербайджане, и в Армении. В Азербайджане - как сепаратист, в Армении - как узурпатор власти и диктатор.

- То есть, по-вашему, после состоявшихся выборов Пашинян может пойти на компромиссы и урегулирование конфликта?

- Отвечу вполне определенно, но уклончиво: все будет зависеть от внутриполитической обстановки в Армении. Если этот шаг не вызовет серьезных протестов и будет хотя бы молчаливо поддержан его нынешними сторонниками, то он пойдет на него без колебаний, так как в результате возвращения Карабаха под юрисдикцию Азербайджана он снимет с себя и своей страны самое большое ярмо. Если же этот шаг будет чреват последствиями лично для него и людей из его окружения, а это возможно будет только в одном случае - если РПА одна или в коалиции с кем-то станет второй по значимости политической силой в стране, то тогда возможны варианты. До тех пор, пока не прояснится окончательно политическая физиономия нового армянского парламента, говорить что-либо определенное на этот счет, в моем понимании, не является возможным.

Беседовала Лейла Таривердиева