Интервью Day.Az с политическим обозревателем Тофиком Аббасовым.

Сняты последние маски. Ереван только изображал свою заинтересованность в переговорах. А сейчас, после братиславской встречи глав МИД Азербайджана и Армении все встало на свои места.

Считаю, что эта встреча была очень важной. И сама встреча, и сказанное после нее - все достаточно символично. Для международных посредников стало ясно, что Ереван совершенно не рассматривает план компромиссного подхода к разблокированию кризиса, поэтому выступает с наступательных позиций. Тезис о том, что Карабах никогда не будет в составе Азербайджана, Зограб Мнацаканян и его ведомство, переиначив, выставляют в несколько ином свете, но от этого содержание не меняется.

Снова прозвучал бред о "народе Нагорного Карабаха", которого не существует. МИД Армении дал понять, что рассматривать вопрос предоставления высокого статуса армянскому меньшинству в рамках Азербайджанского государства Ереван не намерен и все точки над "и", мол, расставлены.

Для азербайджанской стороны ничего нового тут нет. После встречи в Братиславе министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в подытоживающем интервью назвал вещи своими именами и дал понять, что Ереван пребывает во власти абсурда, слишком далеко заплыл в океан отчужденности и делает вид, что никаких предпосылок для продолжения разговора по существу не имеется.

Мы никаких чудес от армянской дипломатии, которая никак не может определиться, что делать с карабахским направлением, не ожидали и не ожидаем.

Резкие и категоричные заявления МИД Армении - это еще и логическое следствие заявлений, сделанных Президентом Ильхамом Алиевым на Валдайском форуме и на саммите СНГ в Ашгабаде. Глава Азербайджана нанес очень ощутимые удары по армянской дипломатии, которая занимается ничегонеделанием. Поэтому на заседании СМИД ОБСЕ Ереван решил таким вот образом Президенту Азербайджана ответить. Но это, конечно, было несерьезно.

Тут стоит обратить внимание на другой момент.

В первую половину правления Никола Пашиняна состоялся ряд его краткосрочных встреч с Президентом Азербайджана. Тогда у армянской риторики была совершенно другая тональность. Мы видели нового человека в премьерском кресле, который просил дать ему отсрочку, пока он не разберется с карабахцами, а потом уже обсуждать, что делать дальше.

Но карабахская банда, сборище головорезов, которые все еще считают себя "победителями", отыграли в свою пользу и дали Пашиняну и его команде понять, что никаких уступок быть не может. Они, мол, "отвоевали" эти земли и возвращать не собираются. А он, Пашинян, должен согласиться с их позицией. Его положение, скажу прямо, незавидно.

Стоит напомнить, что даже во времена Сержа Саргсяна иногда звучали мнения, что оккупированные районы вокруг Нагорного Карабаха - не армянская земля. Помнится, сам Саргсян говорил это об Агдаме.  

На начальной стадии своего руководства Пашинян тоже говорил об этом, но потом мракобесы, националисты и прочие реакционные силы, что угрожают армянскому премьеру, заставили его говорить на другом языке. Так появилось печально знаменитое "Карабах - это Армения, и точка".

После встречи в Братиславе можно констатировать, что год для карабахского урегулирования действительно потерян. 2019-й год мы фактически потеряли. Но я вижу четкую перспективу в первом полугодии 2020 года. В конце марта в самопровозглашенном образовании состоятся так называемые "выборы", и на них определится судьба разборки между Пашиняном и карабахским кланом. Ханкенди и Ереван сейчас выясняют отношения. Если победит Пашинян, если ему удастся посадить там своего человека, разобраться с бандой головорезов, так называемых "героев Карабаха", и подчинить ситуацию себе, в этом случае возможно смягчение позиции Еревана. Пашинян же пока не полностью владеет ситуацией. Если в Ереване он еще худо-бедно держит ее под контролем, то в Ханкенди он - чужак, и любой его визит в Карабах вызывает там негативную реакцию, потому что ему полевые командиры не доверяют.

Поэтому я думаю, что в первой половине будущего года ситуация будет развиваться по формуле "или - или". То есть либо Ереван образумится и пойдет на контакт, но уже не манипулятивный, а реалистичный, либо до июня, максимум до июля Азербайджан будет принимать экстренные меры для того, чтобы внести ясность в процесс.

Даже российская позиция, если обратить внимание, изменилась. Российская дипломатия сейчас пробует варианты. Так, в ходе визита Сергея Лаврова в Баку обсуждались варианты, когда Армения идет на деоккупацию части наших территорий с тем, чтобы сдвинуть вопрос с мертвой точки.

Если сейчас МИД Армении вновь ударяется в авантюру и заявляет, что им, мол, нечего обсуждать и все вопросы решены, это просто инерционная постановка вопроса.

Появляющиеся в СМИ всевозможные вариации вроде того, что Карабах, дескать, перейдет под протекторат России, - это полная чушь. Это околесица, которую вырабатывают в недрах своих штабов руководители всевозможных искусственных лазаревских клубов. Это чушь, которая не имеет никакой силы и не представляет интереса даже для романтиков от экспертных сообществ. Это дешевые выходки, рассчитанные на воспроизводство иллюзий.

Ситуацию надо рассматривать в реалистичном ключе, в реалистичной плоскости. Думаю, 2020 год будет решающим. В том числе для Пашиняна. Или он подчинит ситуацию себе и в Армении, и на оккупированных территориях, проникнется здравомыслием, или процесс будет развиваться уже в другом русле.

Эльмар Мамедъяров не зря говорил о том, что азербайджанская сторона пока еще ожидает внятной позиции от Еревана. Пока ожидает.

Лейла Таривердиева