"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Новый день"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Новый день" нашего постоянного читателя, который представился как Джафил.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.


Увидев его, она опять демонстративно отвернулась, а он лишь виновато опустил голову. Она давала понять, что эта страница их отношений уже давно перевернута, а он своим видом показывал, что полностью принимает это ее решение и оспаривать его не намерен. Им было, что можно бы вспомнить, у них было, что надо бы позабыть.

Иногда он ездил на работу на своей машине, остальные дни, следуя рекомендациям врачей, шел на работу пешком. С некоторых пор так получалось, что маршруты его пятнадцатиминутной поездки и более продолжительного марш-броска проходили мимо ее дома и автобусной остановки, на которую она каждое утро выходила. Они сразу замечали друг друга, но каждый раз эта якобы случайная церемония молчаливо повторялась обеими сторонами без каких-либо изменений. Конечно, он помнил номер ее мобильного телефона, однако все его редкие звонки она регулярно игнорировала.

И вот уже целую неделю остановка оказывалась пустой. Нет, там, естественно, были другие кандидаты в пассажиры, но разве это имело какое-то для него значение? Все его ухищрения с замедлением шага, небольшим ожиданием в машине и другими задержками в пути оставались безрезультатными и безуспешными.

"Наверное, взяла отпуск или заболела, или изменилось время начала работы, или нашла другую, или вообще уволилась", - успокаивал он себя в ответ на возникающие в голове вопросы, и отгонял от себя свои же тревожные предположения.

Закончилась зима, недельные празднования стихий стали сменять друг друга, но утренние автобусы по-прежнему уезжали без нее.

К слову, он и она соответствовали совершенно разным элементам.

Известно, именно вода превращает безжизненную пустыню в цветущий сад, но она же может и затопить все вокруг, принося лишь горе и смерти. В виде льда она будет тверже, чем скала, а превращаясь в пар - легче, чем воздух. Он любил свою стихию и легко понимал тех, кто тоже к подобной категории относился.

Ее элементом, несомненно, являлся огонь. Именно он приносит тепло в этот мир, но он же способен испепелить все вокруг. Только человеку дано обладание огнем, и без тепла невозможны нормальные людские отношения. Она симпатизировала искренним и эмоциональным натурам, ибо такою родилась сама.

Что касается двух остальных элементов, то его холодный ум, как ни странно, тяготел к дуновению воздуха, а ее горячее сердце стремилось к стихии плодородной земли. Таким образом, его фантазии и мечтания вполне уравновешивались ее трудолюбием и реализмом.

Принадлежность к разным полюсам лишь притягивала их друг к другу, способствуя восприятию неведомых и даже немного чуждых для себя понятий и смыслов. Вода не стремилась преобладать над огнем, понимая, что лишь погасит его, а огонь не желал доводить температуру воды до кипения, догадываясь, к чему это может привести.

Впрочем, вскоре все закончилось так же неожиданно, как и когда-то почему-то началось. Перезарядившись и перезагрузившись от общения между собой, оба, словно очнувшись, как ни в чем ни бывало, продолжили свои пути раздельно, пока месяц назад случайно не столкнулись в лавке у продавца фруктов и овощей.

И хотя во время этой неожиданной, после многолетней разлуки, встречи не было произнесено ни слова, обоюдная радость на секунду мелькнула на их лицах. Именно после этого рандеву он внес некоторые изменения в маршрут попадания на свою работу. К счастью, звезды тогда благосклонно отнеслись к этому новшеству, ибо уже на следующее утро он, к своему удивлению, заметил ее на остановке.
 

Однако, через несколько недель ситуация на небесах, по-видимому, серьезно изменилась, а его попытки разглядеть ее в кучке ожидающих автобус раз за разом оканчивались неудачей.

Ему обязательно хотелось сказать ей, что ничего подобного ни с кем никогда у него не было и вряд ли уже будет, что он сожалеет, что не смог сделать всего того, что она от него ожидала и явно была достойна, что ни ее, ни его домашние никак не заслуживали другого исхода событий, и что совсем не обязательно делать вынужденный шаг только в сторону ненависти.

Шли дни, он готовил и шлифовал свою речь, менял акценты в выражениях, избавлялся от ненужных подробностей. И вот в преддверии квинтэссенции взаимопонимания немногословия с красноречием и идеализма с материализмом, то есть перед самым наступлением долгожданного праздника, случилось то самое чудо, на которое он так долго надеялся. Она сама ожидала его, но совершенно в ином месте, недалеко от его собственной работы.

- Все эти дни я шла по другой дороге на другую остановку, но сегодня решила, что это неправильно. Ты ведь что-то хотел мне сказать? - сразу, без вступления заявила она с веселой улыбкой.

- Хорошо, - серьезно и немного смущенно ответил он после секундной паузы. - Мне нужны две минуты. Я скажу все, что давно накопилось, но только про себя, а ты постарайся услышать.

Какое-то время он молча смотрел на нее. Потом они обменялись выражениями лиц и тихо расстались. Оба знали, что их маршруты больше не пересекутся, но они по-прежнему будут жить в одном городе, в одной стране и на одной планете...