Горькая судьба азербайджанского озера Гёйча - ИСТОРИЧЕСКИЙ РЕПОРТАЖ

17 февраля 2016 23:42

Успешное окончание для России войны с Османской Турцией в 1829 году открыло для царского правительства широкие возможности для переселения турецких армян на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан. Значительная их часть была размещена в бассейне озера Гёйча, где находились Гёйчинский и Дарачичакский магалы Иреванской провинции.

Основную часть переселенцев на территории данных магалов составили армяне Баязетского пашалыка. Территория пашалыка в период русско-турецкой военной кампании 1828-1829 годов стала одним из основных театров военных действий.

Баязетский пашалык непосредственно примыкал к Армянской области, созданной рескриптом Николая I от 21 марта 1828 года за счет территорий захваченных Россией азербайджанских Иреванского и Нахчыванского ханств, и отделялся от него высоким пограничным хребтом Агры дага. Он был разделен на четыре санджака: Баязетский, Диадинский, Хамурский и Алашкертский.

Народонаселение всех четырех санджаков Баязетского пашалыка, с принадлежащими ему округами, составляло тогда до 3190 армянских и 550 мусульманских семейств - около 18000 душ мужского пола.

Большой интерес вызывает характеристика, данная русскими военными историками армянскому населению Баязетского пашалыка. Так, Н.Ушаков пишет: "Для армян, составляющих наибольшую часть населения пашалыка, подобно всем порабощенным народам, чужды характеры определительного. Их корыстолюбие, униженность и проворство известны в Азии. Впрочем, турецкое начальство довольно уважало в них права человечества и собственности, а баязетские мусульмане даже некоторым образом были почтительны к христианским святыням тамошних мест. Богатые армяне более надменны и невнимательны. Плутовство их доходило во время турецкого начальствования до чрезвычайности. Если паша поручал какому-либо старшине собрать с народа 1000 руб., он собирал другую для себя; при сборе податного хлеба злоупотребления восходили выше. Леность и пьянство не менее свойственны баязетским армянам. Зажиточные люди, подражая важности турок, проводили целые дни без дела, и всё вообще сословие можно упрекнуть в нетрезвости. За недостаток вина здесь пьют обыкновенно какую-то кисловодскую водку из тута, изюма и других ягод".

Не менее интересную оценку баязетским армянам дает другой русский военный историк А.Потто: "Их характер страдал отсутствием устойчивости и прямоты нравственных правил. Баязетские армяне нередко служили в охранной страже паши. Турки, хотя и запрещали им колокольный звон и заставляли не носить другого головного убора, кроме чалмы, но довольствовались только этим наружным принижением христианской веры и вовсе не касались их внутреннего самоуправления, которое оставалось в руках армянского духовенства. Каждые семь лет старейшие отцы армян ездили отсюда в Эчмиадзин и привозили своей пастве благословения верховного патриарха. Турецкое начальство смотрело на эти сношения довольно равнодушно, хотя и понимало, что Эчмиадзин служил связующей цепью между армянами, жившими в пределах России, Персии и Турции".

В ходе русско-турецких войн армяне-подданные султана были той пятой колонной, на которую русские могли легко опереться в случае надобности. Хорошо владея турецким языком, зная местность, армяне с успехом собирали для русского командования информацию о местоположении и численности османских войск, часто помогали русским войскам выходить из окружения, переправляя их войска через малопроходимые и труднодоступные дороги. Благодаря информации армянских проводников, курьеров и лазутчиков русские войска очень часто внезапно оказывались в тылу противника и проводили успешные атаки. Как отмечает русский историк Ушаков, "ожидая русских, они надеялись, что золото обильное польется к ним, и что начальство наше предоставит армянам совершенную поверхность над классом мусульманским. По поводу чего первое время занятие Баязета омрачено было беспрестанными с их стороны доносами и ябедами, несправедливость которых не замедлила открыться".

Это обстоятельство создавало русскому командованию довольно выгодное положение. Однако, как пишет Потто, генерал Паскевич не доверял турецким армянам: "Политическая программа Паскевича по отношению к армянам выразилась в следующем лаконичном наставлении, данном им генералу Попову: армянам не верьте - их преданность может быть признаком страха. Однако Попов возразил Паскевичу: Армяне столько показали приверженности к нам в опасное время, что я долгом поставляю себя ходатайствовать за них перед вашим сиятельством - они заслуживают доброго о них мнения. И Попову удалось поколебать недоверие Паскевича, по крайней мере настолько, что в своих позднейших инструкциях главнокомандующий выражается об армянах уже гораздо мягче".

В то же время успехи русской армии на персидском фронте воочию показали баязетским армянам, что в их жизни начинается новый этап. Армяне стали активно помогать русской армии, доставляя хлеб и добывая сведения о противнике. После взятия Ахалкалаки Паскевич предписал военному губернатору "Армянской области" генерал-майору Чавчавадзе начать наступление на Баязетский пашалык, богатый хлебными запасами, через который пролегал большой караванный путь из Константинополя к Тебризу. В операции было задействовано всего 1400 штыков и до пятисот всадников. С этими ничтожными силами русские рассчитывали взять Баязетский пашалык, опираясь, прежде всего, на сочувствие местного армянского населения.

Несмотря на то, что русская армия заняла в августе 1829 года Баязетский пашалык, по русско-турецкому договору, заключенному в Адрианополе в сентябре того же года, территория пашалыка (статья 4 договора) осталась в составе Османской империи. Это сильно разочаровало местных армян, которые надеялись принять подданство России, не меняя своего местожительства. Поэтому процесс переселения турецких армян начался не в ходе войны, как это было в случае с Ираном, а через несколько месяцев после заключения русско-турецкого договора, 13 статья которого давала разрешение на миграцию.

Как и ранее с персидскими армянами, для организованного вывода армян Османской империи на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, был создан специальный Комитет по переселению во главе с Грузинским гражданским губернатором П.Завилейским. Согласно предписанию генерала И.Паскевича от 3 декабря 1829 года Комитету вменялось в обязанности выяснить наличие пустопорожних казенных земель в Грузии и других провинциях. Согласно правилам Комитета по переселению христиан из Азиатской Турции, для переселенцев должны были быть отведены самые удобные и пригодные земли, в которых не было бы недостатка в хорошей воде.

Особое место отводилось размещению турецких армян в Армянской области. Отмечалось, чтобы армянские переселенцы по возможности не селились в мусульманских деревнях, а образовывали отдельные волости и округа, или же селились в уже имеющиеся армянские деревни, которые имели избыток земли. Среди тех, кого комиссия обязана была обустроить, были также семьи баязетских армян.

Как следует из телеграммы подполковника М.З. Долгорукого-Аргутинского командующему русскими войсками генералу И. Паскевичу в январе 1830 года, командующий Баязетским отрядом генерал-майор Реут в своей телеграмме от 20 декабря 1829 года сообщал, что 1143 армянских семей города Баязета были размещены на незаселенных магалах Армянской области: Талышском, Дарачичагском и Абаранском, а 2 тысячи армянских семей Баязетского пашалыка планировалось расселить в Карабахской провинции. Однако эти последние, не желая их отделения, настаивали также на расселении в Армянской области.

В январе того же года баязетские армяне обращаются с данной просьбой непосредственно к генералу Паскевичу. Прошение было составлено в самых лучших армянских традициях. Армяне, посчитав, что русское правительство должно по достоинству оценить проявленную ими преданность русскому царю во время войны с Турцией, выдвинули целый ряд условий перед Паскевичем. Основными из них были предоставление 2000 армянским семьям земель вокруг озера Гёйча со всем лесом (армяне обещали основать здесь город и назвать его в честь Паскевича), выдачи ссуды на 15 лет, освобождение от уплаты налогов сроком на 10 лет, создание из местных армян специальной вооруженной охраны для защиты их личной и имущественной безопасности, создание местного суда, куда избирались бы также представители местного армянского населения и т.д.

Взамен вышеприведенных уступок армяне обещали в случае новой войны с Персией или Турцией выставить 500 всадников, которое правительство должно было обеспечить порохом и свинцом.

На данное обращение представителей баязетских армян 16 февраля 1830 года последовал столь же подробный ответ генерала Паскевича. В нем генерал выразил согласие предоставить 2 тысячам семей баязетских армян свободные земли вокруг озера Гёйча.

При этом генерал, выразив негодование на счет обещания армян основать здесь город с его именем, отметил: "Желание ваше основать город с моим именем весьма несообразно с приличностью и положениями, а потому, приписывая сие неведению вашему о странности такового предложения, уведомляю, что наименование города будет зависеть от назначения правительства".

Далее Паскевич внес коррективы в условия предоставленных армянским переселенцам налоговых льгот, денежных ссуд, отметив, что они будут предоставлены на тех же основаниях, как и прочим переселенцам. В то же время Паскевич полностью отклонил прошение армян, касающееся нововведений, связанных с обеспечением охраны их личности и имущества, организации судопроизводства, которое должно было соответствовать общероссийским законам. Паскевич выразил также сомнение в необходимости создания столь внушительной армянской конницы, в которой русская армия не испытывала никакой нужды.

В заключение своего письма Паскевич потребовал от армян немедленного ответа на предложенные им условия, дабы он мог дать Переселенческому комитету соответствующее распоряжение.

То, что армянские переселенцы приняли условия Паскевича, становится известно из рапорта начальника Армянской области В. О. Бебутова от 28 мая 1830 г. генералу И.Ф.Паскевичу. В рапорте отмечалось, что армяне, переселяющиеся из Баязетского пашалыка в Армянскую область, требовали под свои поселения деревни, занятые коренными жителями-мусульманами. Однако это не смутило Бебутова, который, в нарушение предписания Паскевича, решил пойти на уступки своим соплеменникам и сделал распоряжение о размещении временно, до особого распоряжения, вновь переселяющихся армян в районе Гёйча, в жительских домах.

В целом, в 1829-1830 гг. из Баязетского пашалыка Османской империи в Северный Азербайджан было переселено 4215 армянских семей, основная масса которых осела в Армянской области, вокруг озера Гёйча. Если учесть, что с территории Османской империи в 1829-1830 гг. было переселено более 14 тыс. армянских семей, то примерно 30 процентов из них составляли баязетские армяне.

А в начале 20-х годов прошлого века озеро Гёйча лишилось своего исторического названия, превратившись в "Севан"...

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!