Приглашение к "Ужину": Герман Кох делится секретами
Недавно в Москве завершился грандиозный праздник книгоманов - международная ярмарка Non/fiction. Одним из звездных гостей мероприятия был знаменитый голландский писатель Герман Кох, чей роман "Ужин" признан мировым бестселлером и переведен на двадцать языков. По иронии судьбы эксклюзивное интервью с драматургом состоялось почти что за ужином - для беседы он пригласил корреспондента "Эхо планеты" в столичное кафе на ланч.

- Герман, какие у вас впечатления от Non/fiction? В Голландии тоже проводят что-нибудь подобное?

- В Нидерландах, конечно, устраивают книжные ярмарки, но у них совсем другой масштаб, они небольшие. И обычно для презентации своих книг нашим писателям приходится ездить в Германию или в Бельгию. На московской ярмарке мне очень понравилось, она меня впечатлила. Но, скажу откровенно, если бы меня к вам в ЦДХ не пригласили, сам бы я для встречи с читателями такое огромное помещение с невероятным количеством народа вряд ли бы выбрал. Мне гораздо приятнее общаться в уютном книжном магазине.

- Давайте поговорим о вашем бестселлере "Ужин". У вас очень колкая манера письма. Можно ли назвать эту вещь в чем-то автобиографичной?

- Не совсем. Действительно, какие-то нюансы в характере персонажей книги списаны с меня. Я, например, тоже негативно отношусь к разным там фешенебельным ресторанам, как и главный герой Паул. Но в романе все черты все-таки утрированы. Не стоит думать, что все настолько реалистично. В целом мой стиль, считаю, очень удобен. Он позволяет мне выражать свои наблюдения и раздражение по поводу событий, которые происходят в обществе. И читателям, похоже, это импонирует.

- Режиссер Менно Мейес, ваш соотечественник, снял по мотивам "Ужина" фильм. Он вам понравился? Часто авторы недовольны экранизациями своих произведений...

- Признаться, рецензии многих критиков на эту картину были отрицательными. Мне не раз говорили, что книга лучше. Но мне самому фильм Мейеса очень понравился. Я, кстати, не вмешивался в его работу. И сейчас, когда кино по "Ужину" собираются снимать уже американцы, я решил, что даже не стану читать их сценарий. Между прочим, продюсером будет Кейт Бланшетт.

- А вы ведь, кажется, тоже одно время были продюсером на телевидении. Как это получилось?

- Это произошло случайно. В ту пору я уже был состоявшимся писателем, издал несколько книг. Но мои друзья предложили вместе сделать юмористическую программу, и я решил, что это любопытная

идея. Так на экраны вышел сериал Jiskefet. Мы думали, он продержится год или два, а в результате шоу просуществовало 15 лет. Значит, недурно у нас получалось!

- Вы не только писатель, но и на журналистском поприще активно трудитесь. Чем публицистика отличается от литературы?

- Не такая уж между ними и большая разница. Она заключается разве что в том, что, написав, допустим, колонку, у тебя на следующий же день появляется сразу куча читателей. А процесс создания книги хоть и более трудоемкий, но к ее автору читатели придут лишь через несколько лет.

- В одном из интервью вы как-то проронили фразу о том, что "свою стеснительность" в период написания первой книги преодолели с помощью алкоголя. Как вы считаете, почему у писателей часто возникает страх, перед тем как приступить к новому произведению?

- А чем бы человек ни занимался, ему всегда приходится бороться с определенным чувством смущения. Я, к примеру, никогда не выхожу танцевать, выпив только кофе. Не могу, и все, что поделаешь. А с писательством вот как обстоит. Нужно просто сесть и откровенно сказать себе: да, сейчас я напишу самую плохую версию этого отрывка, но напишу. Это как спуститься с вершины горы на лыжах: чем быстрее съедешь вниз, тем лучше. А потом ведь можно все потихоньку исправлять.

- Кстати, это правда, что в молодости вас исключили из университета?

- Да, только не из университета, а из средней школы. Но то, что меня выгнали, слишком громко сказано. Я учился в школе Монтессори. Есть такая система образования, где ученик большую часть заданий должен выполнять самостоятельно. А для этого нужна жесткая самодисциплина. У меня такой дисциплины не было, поэтому мне просто посоветовали перейти в школу с классическим направлением.

- Что у вас сейчас в планах? Работаете над очередным шедевром?

- Работаю. А до конца этого года должны выйти еще три моих книги. И одна из них как раз будет о мальчике, который учится в школе Монтессори. Автобиографическая. Процентов на 90, это точно!